ЖеЖ

50 431 подписчик

Свежие комментарии

  • Андрей Юровский
    Спасибо,приятно вспомнить...Выдающийся композитор! Но есть вопрос(не про неё) - "...2003. Исполняющий обязанности ...Лица Советской эп...
  • Людмила Баталова
    Я живу в СПб. Пьяниц не вижу. Что у вас за манера свой личный опыт и своё личное окружение распространять на весь мир...Миллион гастарбай...
  • Галя Иванова
    Очень жаль. Откройте глазки- Рабочка г. Сергиев Посад-с утра кучкуются. И таких мест полно. Мамашки с колясками и с ...Миллион гастарбай...

Поправки к Конституции: обеспечение информационной безопасности — государственный приоритет

В мае 2020 года американский стратегический центр RAND Corporation опубликовал доклад «Вглядываясь в хрустальный шар. Целостная оценка будущего ведения войны» (англ. — Peering into the Crystal Ball. Holistically Assessing the Future of Warfare). Авторы доклада, анализируя сложившуюся геополитическую обстановку и сценарии будущего, констатируют сильнейший внутриполитический кризис США и прямо указывают на вариант поиска решений по выходу из кризиса через войну: «налицо поляризация общественного мнения и политический тупик. Эта ситуация ограничивает способность страны к мобилизации, необходимой для эффективного функционирования в качестве глобальной сверхдержавы… Политики могут все чаще искать военные решения, потому что военные — это один из немногих правительственных институтов, которым американцы доверяют… Противники США — Китай, Россия, Иран, Северная Корея и террористические группировки, вероятно, останутся неизменными, но союзники США могут измениться… Реваншистская Россия становится всё более агрессивной, вмешиваясь в дела Грузии, Украины и Сирии и подтверждая свою позицию великой державы».

Таким образом, Россия — с военной точки зрения — чётко позиционируется как противник США, а значит, противостояние с США будет нарастать не только на земле, в морском и воздушном пространстве, но и в иных сферах, включая космос, информационное и киберпространство.



Самым актуальным на сегодня фактором внешнего воздействия на Россию становятся именно информационно-идеологические и киберугрозы, целью которых является хаос и смятение в сознании людей, подрыв доверия на стыке «власть — общество», разрушение социальной и экономической инфраструктуры, а в итоге — ослабление государства.


Для обоснования этой агрессивной антироссийской стратегии развязана информационная война, цель которой — дискредитация России на международной арене, конструирование в её лице у населения зарубежных стран образа врага — страны-агрессора, страны-кибертеррориста.

Для достижения этой цели используются все возможные информационные каналы, все существующие классические и цифровые медиа, русскоязычные платформы, базирующиеся в Прибалтике, Грузии и, главным образом, на Украине, а также пятая колонна внутри нашей страны.

Риски нарастают. Мы живём во времена, которые аналитики уже называют «эпохой постправды». По данным ВЦИОМ, лишь каждый второй россиянин в состоянии отличить правду от лжи. На этой базе западными спецслужбами и пятой колонной создаётся глобальная платформа манипулирования общественным мнением — для действия как вне, так и внутри страны. На Западе отработан системный инструментарий обоснования экономических санкций и жёсткой антироссийской риторики в СМИ и политических институтах.

В последнее время в набор стандартных нападок на тему вмешательства РФ в дела стран постсоветского пространства добавился ещё и тезис о причастности «русских хакеров» к любым значимым инцидентам в киберпространстве. Более того, опираясь на сфабрикованное «общественное мнение», Запад переходит к прямым антироссийским действиям, дестабилизирующим инфраструктуру нашего социума и экономики. Вот фрагмент публикации The New York Times от 28.05.2020 г.: «В соответствии с президентским приказом, изданным в 2018 году, генерал Пол Накасоне, командующий Киберкомандованием США, может действовать самостоятельно в операциях, не связанных с войной, в том числе таких, которые предполагают отпор Москве… Они приступили к операции по внедрению вредоносного программного обеспечения в российские энергосистемы, намекнув на то, какой ответный удар может ожидать Россию в том случае, если Москва попытается атаковать американскую инфраструктуру».

Таким образом, если верить этой публикации, элементы прямой киберагрессии против России уже реализуются, что цинично и не скрывая заявлено в одном из ведущих американских СМИ. Это даже не угроза. Это, в общем, определённая воинственная декларация, если не сказать больше.

Итак, ситуация довольно серьёзна. Сегодня Россия должна не только учитывать киберинформационные угрозы, но и работать на опережение. Будущее невозможно предсказать, но можно к нему подготовиться.

России нужна чёткая стратегия противодействия информационной войне Запада, причём наступательного характера. Необходима строжайшая государственная экспертиза безопасности проектов, подразумевающих использование зарубежной элементной базы, IT-технологий на основе искусственного интеллекта, интернета вещей, нейросетей big-date и разного рода «единых/универсальных» баз данных по россиянам. Информационная и кибербезопасность должна обеспечиваться государевыми людьми «под присягой», жёстко и централизованно контролироваться нашими спецслужбами. Это требует синхронизации силовых органов, а также гражданской власти и общества. Без системной политики в области информационной и кибербезопасности мы не обеспечим национальную безопасность даже при сильной военной компоненте. Более того, мы можем постепенно уступить контроль над нами — как уникальным цивилизационным социумом — глобальным коммерческим структурам и зарубежным центрам влияния. Уступим инициативу в этой области — потеряем суверенитет, потеряем страну.

На формирование именно такой стратегии национальной безопасности направлены поправки, вносимые Президентом РФ в Конституцию, за которые мы будем голосовать 1 июля. Статья 71: «В ведении Российской Федерации находятся:

и) федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы; федеральные транспорт, пути сообщения, информация, информационные технологии и связь; деятельность в космосе;

м) оборона и безопасность; оборонное производство; определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества; производство ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования; обеспечение безопасности личности, общества и государства при применении информационных технологий, обороте цифровых данных…»
.

Ввиду вышесказанного, значимость этих поправок трудно переоценить!

Ключевым фактором национальной безопасности становится единство власти и общества, психологическая устойчивость социума, которая, в свою очередь, обеспечивается его идеологической цельностью. Русский философ Василий Розанов писал: «Единственный порок Российского государства — это его слабость. Слабое государство не есть уже государство, а просто его нет». Это категорически подкрепляет экзистенциальный запрос на суверенность, стратегическую осознанность и комплексность государственного управления, аккумулирующего внутренние и внешние факторы роста России. Поправки в Конституцию — во-многом ответ на этот запрос. Они законодательно оформляют Россию 21 века — СОЦИАЛЬНУЮ ИМПЕРИЮ, где граждане обеспечены фундаментальным образованием, лучшей медициной, где крепкая семья и традиционные ценности — основы основ, где старикам почёт и всем обеспечен достойный уровень жизни; империю, обладающую способностью реализовывать уникальные инфраструктурные проекты масштаба Олимпиады 2014, Крымского моста, осваивания Арктики, строительства Северного потока — 2 и т.п.; империю с самой современной, компактной и боеспособной армией — лучшей в мире, оснащённой не имеющим аналогов вооружением; многонациональную империю со славной историей и вдохновляющим будущим, где безопасно, интересно и комфортно жить.

Так победим!

Андрей Ильницкий, действительный государственный советник 3-го класса, член СВОП,
в соавторстве с Марией Ленченко, политологом.




Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх