Последние комментарии

  • Эдуард Халилов
    Да, кстати, Дядя, расскажи о зверствах по отношению к рабочим завода Арсенал в Киеве. Али может историк до этого еще ...Несчастных топили живыми и жгли в топке
  • Эдуард Халилов
    Цель автора статьи - Сталин. Изверг, убийца, одна фраза говорит обо всем : был прилежным учеником Ленина. Если ты, ав...Несчастных топили живыми и жгли в топке
  • Игнашева Анастасия
    Хочется забыть это всё как кошмарный сон...Осада Белого дома, первый «черный вторник», день рождения ваучера и «МММ»: роковой октябрь 90-х

Про патриотизм, предательство и про "булкохруста" Рерберга

Если все "булкохрусты" соберутся в колонну, то генерал Рерберг, безусловно, достоин нести их знамя. Его книга "Всё в прошлом" - идеально иллюстрируется песней "Как упоительны в России вечера..." Соответственно, для очень большого круга читателей, любая информация, исходящая от генерала, является заведомо враждебной, ложной и не может априори не только учитываться, но и  даже просто восприниматься.

Впрочем современные вместолевые, напрочь отрицающие диалектический материализм и главный закон его - единства и борьбы противоположностей, оставившие в своём идеологическом багаже исключительно  лубочные картинки на тему "Ленин в Октябре", готовы вдребезги и пополам разнести вообще "всё буржуйское", начиная с Пушкина и Суворова и заканчивая Бердяевым и Багаевым, про которого мы ещё обязательно поговорим отдельно и обстоятельно.



Такое длинное предисловие написал специально чтобы предложить этим товарищам не напрягаться и не продолжать чтение этой еретической для них заметки, где я собираюсь (о ужас!) поблагодарить царского генерала за его патриотизм (у одноклеточных вместолевых царский генерал и патриотизм несовместимы).  Исторические исследования и выводы, к которым  пришёл Рерберг и в настоящее  время являются еретическими, а в начале ХХ века они и вовсе были скандально-революционными.

Имя генерала Рерберга и его  "Исторические тайны великих побед и необъяснимых поражений" я узнал всего неделю назад, когда обратился к читателям с просьбой помочь с первоисточниками на тему первой русской революции. Спасибо всем комментаторам, подсказавшим что можно еще почитать на на эту тему, не до всего добрался, но генерал... Вот удивил, так удивил...

Чем больше я погружался в чтение его исследования, тем больше меня преследовало ощущение: "Где то я это уже читал..." А когда добрался до итогов, стало понятно - история, рассказанная Рербергом до боли напоминают работы Покровского "Измена 1941" и Мещерякова "Заговор военных..." . Рерберг в своей работе скрупулёзно и педантично подвердил то, что сидело в голове уже давно,  сразу после прочтения доступных популярных материалов по русско-японской войне, в голове у меня засели занозой две навязчивые мысли:

1. О наличии предательства среди высокопоставленных военных

2. О наличии заговора в аристократических кругах, которые покрывали предателей из числа военных.

Спокойной вдумчивой аналитике сегодня мешает постоянный - из каждого утюга - рефрен о принципиальной гнилости "рЭжима", как о главной и единственной причине поражения, однако аналогия с предательством 1941го так ярко светится и так выпукло проступает, что продолжением этой аналогии мог быть только один из двух выводов - или рЭжим в 1941м был такой же гнилой, как в 1904м (раз вообще стало возможным такое предательство)... Или рЭжим тут вообще не при чём, а собака порылась в другом месте и объединяет эти трагические события совсем другое, а именно - близость элитарных предателей к "нашим западным партнерам".

Сразу понятно, почему тема предательства так неинтересна вместолевым, которые в этом вопросе намертво смыкаются с либералами. И для тех, и для других  предавать, продавать и желать своему Отечеству поражения в войне - не подлость, а доблесть. Они этим гордятся и гордились всегда, и в 1905, и в 1917, и во время последних военных столкновений конца ХХ, начала XXI столетия.

Однако вернемся к генералу Рербергу, чей отчёт о русской-японской войне объёмом в 600 страниц -  по его словам - был положен на самую дальнюю полку, а генерал (тогда полковник) был отослан с глаз подальше - в пехотный полк.

Фёдор Петрович доказывает, что причины поражения в русско-японской войне - от начала до конца субъективные и рукотворные и называет автора этого творения - генерала Куропаткин, который, однако, действовал не один, а "под крышей" неких таинственных и могущественных сил, которые делали фигуру Куропаткина непотопляемой.

Я не царский генерал и не обременен необходимостью соблюдать придворный этикет,  поэтому продолжу его мысль и назову этих таинственных заговорщиков, которыми считаю  триумвират великих князей Александровичей - трех самых могущественных дядьёв последнего императора - Алексея Александровича (генерал-адмирала), Сергея Александровича (Московского градоначальника), Владимира Александровича (командующий гвардией и Петербургским округом)

Собственно вся детективная часть сюжета моей трилогии "Переписать сценарий"

строится на разоблачении этих заговорщиков и вскрытии их связей

- с масонами

- с боевиками-революцинерами и вообще с революционным движением в России, которые выполняли при указанных персонах роль криминальных бригад для внесудебных расправ,

- с английским двором, британской и японской разведкой, которые с удовольствием использовали эти движения  в целях  уничтожения геополитических конкурентов,

- с Морганами, Ротшильдами и Рокфеллерами, которые с удовольствием финансировали  процесс разрушения империи руками самих Романовых

Однако не буду предвосхищать все книжные перипетии, предоставив слово генералу Рербергу и процитировав отрывок из его книги:

"В Маньчжурии с 25 ноября по 15 января я только убеждался, что ген. Куропаткин ни как полководец, ни как администратор никуда не годится, по Сандепуским же боям и по течению «истории» и переписки с ген. Гриппенбергом я убедился, что ген. Куропаткин патентованный лжец, и вполне разделял мнение ген. Гриппенберга о том, что Куропаткин был предатель.

Вернувшись в Петербург, в течение трехлетней работы в Комиссии я лишь утвердился в убеждении, что ген. Куропаткин проигрывал сражения умышленно, и можно себе представить, с каким чувством омерзения я убедился, что в Петербурге, в высших кругах, образовалась прочная партия, работавшая на укрытие преступлений ген. Куропаткина и на скрытие правды от Государя. Как во время составления своего тома, так и по окончании этой работы я не мог равнодушно слышать имя Куропаткина, я не мог спокойно о нем говорить. Среди моих близких родных и знакомых надо мною смеялись и часто, когда я входил в комнату, вместо того, чтобы поздороваться, говорили: «Ну, как поживает твоя симпатия — Куропаткин?»

Когда я настаивал на том, что, по моему мнению, Куропаткин был предателем, то меня спрашивали: «Что же ты думаешь, что он был подкуплен за большую сумму, и когда этот акт, и где именно он совершился?»

Я знаю, что были люди, которые совершенно искренне полагали, что Куропаткин в 1903 году для того и ездил в Японию, чтобы сторговаться «о цене цененного». Иные говорили, что в Японию поехал один Куропаткин, а возвратился оттуда другой. Другие говорили, что в эту поездку японцы, воспользовавшись типом лица Куропаткина и его маленьким ростом, подменили его, и т.д. Даже в солдатских рядах в Маньчжурии после неудачи под Сандепу передавались шопотом сплетни о Куропаткине: одни утверждали, что он получил «от Японии миллиончик», и другие утверждали, что он потому тянет войну, что он выпросил себе от Государя плату «поденную», что он очень много получает в день, и ему выгодно тянуть войну как можно дольше...

Я никогда не был согласен с подобными предположениями людей простых и непосредственных: я не мог себе представить, чтобы он до того пал, что принял от кого-нибудь большую сумму для предательства России. Я этому никогда не поверю. Я убежден даже, что Куропаткин был по-своему патриот.

Когда-то при Русском Дворе образовалась партия из высших военных чинов, которая не задумалась ворваться в Михайловский Замок и в личной и непосредственной борьбе ударом табакерки убить своего Императора Павла I.

Когда-то в Петербурге образовалась партия, в которую входили представители лучших родов российского дворянства и лучших полков гвардии, и эта партия сговорилась вос- пользоваться первым случаем устроить возмущение в войсках и убить Николая I и, при возможности, истребить всю Царскую Фамилию. Устроенный ими 14 декабря 1825 г. бунт не удался, и эти подпольные предатели были переловлены и понесли заслуженную кару...

Почему же по восшествии на Престол Николая II, признавая способ избиения царей невыгодным для партии, не могла в том же «высокопоставленном» Петербурге образоваться тайная организация, решившая во чтобы то ни стало «освободить Россию от ига самодержавия», освободить, не совершая нового цареубийства, а поставив Государя в такое положение, чтобы он сам, спасая себя и династию, должен был бы «дать народу Конституцию» или же отречься от Престола?

Вот почему я считал, и ныне считаю, что ген. Куропаткин был деятельным членом подобной партии, в которую он вступил приблизительно в девятисотых годах.

Генерала же Куропаткина я обвиняю в том, что:

1.Будучи Военным министром, он по просьбе С. Ю. Витте обманул Государя Императора, сделав Его Величеству ложный доклад о разрешении угольного кризиса, и этим способствовал сокрытию государственного преступления и государственных преступников.

2.Посещая крепость Либаву, он отдал распоряжения, навсегда погубившие обороноспособность крепости со стороны моря.

3. Командированный Государем Императором в 1903 году в Японию, он скрыл от Его Величества все то, что узнал о силе и доблести японской армии.

4. В ту же поездку, посетив крепость Порт-Артур и определив ее полную неготовность к серьезному сопротивлению, он в течение целого года ничего не сделал для приведения ее в надлежащий порядок.

5. В том же году, получив доклад о продолжении инструментальной съемки к северу от г. Ляояна, он это ходатайство отклонил, написав, что карты к северу от Ляояна нам не потребуются, чем лишил Русскую Армию необходимых карт, когда сам же, постепенно отступая, перенес театр военных действий к северу от этого города.

6. В том, что, будучи на должности Военного министра и зная, что для войны на Дальнем Востоке мы не подготовлены, когда эта война началась, он не остался на своем посту, представив Государю надежных кандидатов для командования армией и продолжая руководить Военным министерством в трудное время, а, бросив таковое на произвол судьбы (ибо не имел подготовленного или намеченного вместо себя кандидата), представил Государю самого себя как кандидата на пост Командующего армией, подав при этом Государю заведомо лживый план кампании.

7. В том, что, будучи назначенным на должность Командующего Маньчжурской армией, подобрал сотрудников таким образом, чтобы при всем желании они не могли сразу войти в курс дела и быть знающими и полезными сотрудниками.

8. В том, что с первого дня своего прибытия в армию (в марте 1904 г.) Куропаткин делал все возможное и от него зависящее таким образом, чтобы наши войска не могли иметь успеха ни в одном бою, но ведя при этом распорядительную часть операций таким образом, чтобы всегда иметь возможность сваливать вину на кого-либо другого, начиная со своих подчиненных войсковых начальников и кончая Наместником и даже Государем Императором. К этим злонамеренным действиям относятся, между прочими, его распоряжения: упорное нежелание осмотра и укрепления позиций впереди Ляояна и утверждение плана позиций, заведомо негодных; распорядительная часть Командирам корпусов и начальникам отрядов в конце июня 1904 года, распоряжения, отданные им генералам Зарубаеву и барону Штакельбергу, приказание, отданное, помимо начальника группы, начальнику гарнизона ст. Ташичао о запряжке обозов и о тайном уводе резервов, и прочие подобные случаи, ясно перечи- сленные во второй и третьей частях настоящих записок...

Установив факт перечисленных преступлений, прокурору придется установить и ответить Истории на следующие вопросы:

1. В период времени, обнимаемый настоящими записками, ген. Куропаткин находился в здравом уме, или он был сумасшедший?

2. Если окажется, что ген. Куропаткин действовал в ясном уме и твердой памяти, и факты преступлений будут подтверждены, то установить цель адских преступлений, совершенных Куропаткиным как на посту Военного министра, так и на посту Командующего Маньчжурской армией, а затем и Главнокомандующего.

3. Установить сообщников Куропаткина.

4. Установить связь между действиями Куропаткина в Маньчжурии и действиями в это время тайных и подпольных революционных организаций в самой России.

И т.д."

Выполнению пункта 3 и пункта 4 генерала Рерберга как раз и посвящена вторая часть книги "Переписать сценарий", которая сейчас готовится к публикации.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх