ЖеЖ

50 532 подписчика

Свежие комментарии

  • Анатолий ashkourin
    Великое видится на расстоянии...Семейные тайны Ан...
  • Antanas Kuzminskis
    Жидовское семя.Грузинские корни ...
  • Михаил Шарыгин
    Думаете время воров навечно, не надейтесь воздастся вам.Семейные тайны Ан...

Фотомир

Print Friendly Version of this pagePrint Get a PDF version of this webpagePDF

af77e60255c629785860e0de6cf12b32

Фото-мир

Содержание

Забавное изменение современного мира понял, пересматривая родительский и свой детский фотоальбом. Тогда 35-40 лет назад фотки делались долго и трудно даже у любивших снимать путешествия ли, или себя с друзьями. Т.ч. «жизненный путь» и «ландшафты вокруг» отражался крайне пунктирно, и когда через …дцать лет хочешь вспомнить его показать друзьям, видишь только отдельные кадры прошедшего.

А сейчас как минимум мыльницы почти у каждого, щёлкать/выкладывать стало предельно просто, т.ч. у людей почти каждый шаг по жизни фиксируется и рассматривается собой и друзьями. По идее это изменение в обществе должно повлиять на нашу память о прошлом, раньше она структурировалась событиями, сейчас непрерывна как шлейф у кометы, и сильно плотнее, за счёт этих кадров. Что даёт больше возможностей для «конструирования прошлого» и мифотворчества ибо в этом шлейфе можно отыскать всякое, что удобно подстроить под твоё объяснение, а провалы между пунктирами побуждают узнать как там было на самом деле (хотя у кого-то — наоборот, как работе воображения).
Плюс вроде бы идёт такое вот изменение: если раньше самое важное о себе что не решаешься рассказать, решались наконец рассказать тет-а-тет, выговориться случайному попутчику и пр.

посторонним лицам, то теперь всё больше — «перед всем миром», а то и под телекамерами. На чём паразитируют разные ток-шоу. Т.е. наш общий дом становится всё больше стеклянным.

Что отмечаю не только я.

«Одна из вещей, которые меня в современном мире сильно раздражают — это то, что я назвал бы «фотоцентричностью». Вот, всяк, кому не лень шутит над фотографиями еды в Инстаграмме, а веь это только вершина айсберга…

С одной стороны, фотграфирование опускается куда-то всё ниже по пирамиде потребностей. Скоро уже можно будет говорить о «фотозависимости». А с другой — теперь обснять мероприятие чуть ли не важнее, чем провести его. Того, что не сфотографировано, просто не было [см. бытовое обсуждение данной проблемы на woman.ru. Прим.публикатора].

Теперь на любых массовых мероприятих всегда орды «снимателей». Тех, кто гордо носит огромные зеркалки и пытается делать Искусство. Тех, кому обязательно надо сфотографировать спутника/спутницу/спутников на телефон на фоне Всего. Наконец, тех, кому за это платят, и кто гордо носит бейджик «Пресса», тоже по ощущениям становится всё больше.

Заслонить выступающего на концерте или семинаре? А почему нет-то? Я ж делом занят, а вы, быдло, просто послушать пришли. Встать в узком проходе в музее, создав пробку? Не, ну надо же семью сфотографировать именно в этом живописном месте!  И так далее…

Бесит».

Источник pronzus

Одно из следствий подобного «фотомира», помноженного на эффект «перекрёстного опыления» соцсетей — гибель личного «я», совсем потерявшегося в множестве образов, более или менее постановочных, т.к. один из эффектов общения в соцсетях — побуждение соответствовать ожиданиям френдюов и читателей, как внешне, так и, увы, в интеллектуальном плане (т.е. все мы делаемся конформнее, нами становится легче управлять даже недостоверной информацией). Первую часть этих следствий анализируют авторы «Гардиан».

Гибель личного «я», ищи как 15 лет существования Фейсбука изменили человеческую природу

Джон Хэррис

«The facebook — это онлайн-каталог, который связывает людей через социальные сети в колледжах. Мы создали Thefacebook для всеобщего использования в Гарвардском университете. Thefacebook можно использовать, чтобы: искать людей в своем университете; выяснять, кто посещает курсы вместе с вами; искать друзей ваших друзей; просматривать фотографии членов вашего сообщества».

4 февраля 2004 года это довольно корявое объявление ознаменовало собой запуск изобретения, которое было создано в общежитии Гарвардского университета студентом по имени Марк Цукерберг и которое должно было стать более совершенной версией фотоальбомов, куда обычно помещались фотографии студентов американских университетов с краткой информацией о них. Если рассматривать Thefacebook с выигрышных позиций 2019 года, эта социальная сеть кажется хорошо знакомой, но при этом странной. Страницы были всем известного оттенка синего цвета, а «друзья», несомненно, были центральным элементом того, что отображалось на странице. Однако внешний мир не находил на ней никакого отражения: единственными фотографиями были фотографии профиля пользователя, а постоянно меняющейся новостной ленты не было и в помине.

Все, что тогда предлагалось, было непосредственным образом связано с жизнью студентов — сначала в Гарвардском университете, потом в Колумбийском университете, Стэнфорде и Йеле. На первый взгляд в центре внимания были знакомства внутри кампуса и возможность отправлять друг другу «подмигивания», которые можно было интерпретировать по-разному, что лишь увеличивало удовольствие. 244499851Но потом ситуация стала развиваться стремительно. К осени 2005 года этой социальной сетью пользовались уже 85% студентов американских колледжей, и 60% студентов посещали его ежедневно. По мере их погружения в Thefacebook эта соцсеть постепенно превращалась в отражение того социального соперничества, на котором основана вся американская система образования. Как пишет Дэвид Киркпатрик (David Kirkpatrick) в своей книге «Эффект «Фейсбука»» (The Facebook Effect), пользователи нового сайта начали зацикливаться на совершенствовании своих профилей — не просто чтобы назначать свидания, но и чтобы сделать себя более привлекательным для потенциальных друзей. В результате сложилось несколько обязательных требований:

«Найдите правильную фотографию профиля. Регулярно ее меняйте. Тщательно продумывайте то, как вы описываете свои интересы».

Как пишет Киркпатрик, очень скоро быть пользователем «Фейсбука» стало необходимостью, и это начало оказывать влияние на тот выбор, который студенты делали в реальном мире:

«Поскольку были известны списки курсов, которые посещали студенты, некоторые из них начали выбирать такие курсы, которые позволяли им проецировать определенный образ. И многие выбирали курсы на основании того, кто, согласно информации на Thefacebook, будет посещать эти курсы вместе с ними».

Создавалось впечатление, что все играли какую-то роль, и цель заключалась в том, чтобы сыграть ее как можно лучше. В конце 2004 года у Thefacebook был уже миллион пользователей. В сентябре 2006 года, когда создатели этой соцсети переименовали ее в «Фейсбук», она уже вышла за границы кампусов и средней школы, став доступной для любого пользователя старше 13 лет, имевшего свой электронный почтовый ящик. Однако основной принцип остался прежним: пользователи должны были предлагать миру самую лучшую и самую лестную версию самих себя.

Спустя 15 лет после своего создания «Фейсбук» может похвастаться 2,2 миллиардами пользователей, Цукерберг — состоянием в 55 миллиардов долларов, а на этой неделе компания опубликовала информацию о своих рекордных доходах в размере 6,88 миллиарда долларов за последние три месяца 2018 года. Но одно мы знаем наверняка: во многом успех этой соцсети связан с тем, что люди лгут о себе в «Фейсбуке», как они лгут о себе в других соцсетях. В 2016 году аналитическая компания Custard провела опрос среди двух тысяч британцев, выяснив, что только 18% опрошенных утверждают, что их профиль в «Фейсбуке» является точным отражением их реальной жизни. 31% респондентов сказали, что тот их образ, который они предлагают в «Фейсбуке», «во многом соответствует реальности, но без скучных подробностей», а 14% признались, что в «Фейсбуке» они выглядят«гораздо более» социально активными, нежели в реальности. Очевидно, мужчины чаще готовы сознательно отклоняться от истины: 43% опрошенных мужчин признались, что они откровенно сфабриковали часть информации, представленной на их страничках.

Существует множество доказательств такого же ежедневного обмана в «Фейсбуке», на который идут женщины. Шесть лет назад аналитическая компания OnePoll выяснила, что треть опрошенных женщин признаются в «нечестности» в социальных сетях. Каждая четвертая призналась в том, что в соцсетях она лжет или преувеличивает информацию касательно ключевых аспектов своей жизни от одного до трех раз в месяц, а каждая десятая лжет в соцсетях более одного раза в неделю. Почти 30% женщин писали о том, что они чем-то занимаются, тогда как на самом деле они находились дома в одиночестве, а 20% лгут о своих занятиях в отпуске и о своей работе.

На первый взгляд все это не имеет особенно большого значения. Вполне возможно, это заложено в природе наших отношений с другими людьми — желание отчаянно работать над тем впечатлением, которое мы производим на других людей, и иногда скатываться к исполнению какой-то роли, что неизбежно ведет к лжи.

Однако в эпоху «Фейсбука» произошел значимый перелом в традиционном человеческом поведении. В прошлом мы могли регулярно делать паузу в исполнении той или иной роли и возвращаться к нашему личному истинному я. Теперь же, когда мы непрерывно смотрим в наши смартфоны и находимся в зависимости от всевозможных приложений, есть ли у нас возможность взять паузу?

Наряду с вмешательством России в выборы, фейковыми новостями, подходом «Фейсбука» к ксенофобским высказываниям и его неутолимой жаждой получить как можно больше личных данных, это, несомненно, является одним из наиболее пагубных эффектов, которые «Фейсбук» оказывает на нашу жизнь.

То, что инновации «Фейсбука» сделали с разрывом между нашей социальной и частной жизнью, подчеркивает множество аспектов, имеющих непосредственное отношение к истинному значению интимности и личного пространства, а также к сути того, что значит быть человеком: какие мы на самом деле в отсутствие внимания и оценок других людей, и знаем ли мы это?

Разрушение барьера между нашим публичным и личным «я» оказывает особенно сильное влияние на людей, переживающих такой период, когда само понимание своего «я» еще окончательно не сформировалась — я имею в виду тот сложный период жизни, который начинается с подростковых переживаний и заканчивается примерно в 25 лет (иногда позже). В этот период времени уровень чувствительности к настроениям сверстников крайне высок, а одержимость тем, что некоторые называют «социальным сравнением», очень глубока. Нам всем это хорошо известно: вы отчаянно стремитесь выполнять все требования той среды, в которой вы вращаетесь, чтобы казаться крутым, и любыми способами избегать насмешек. Важнее всего внешний вид. И одежда.

В своем трактате о господстве «Фейсбука» и «Гугл» под названием «Эпоха капитализма слежки» (The Age of Surveillance Capitalism) американский экономист Шошана Зубоф (Shoshana Zuboff) пишет о том, почему соцсети оказывают особенно токсичное воздействие именно на этом этапе жизни.

«Социальные сети заложили основы новой эпохи интенсивности, глубины и вездесущности процессов социального сравнения, и это в первую очередь касается молодых людей, которые практически постоянно находятся онлайн в тот период жизни, когда собственная идентичность, голос и нравственная ответственность еще не до конца сформировались, — пишет она. — Действительно, нынешнее психологическое цунами социального сравнения, спровоцированное общением в соцсетях, не имеет прецедентов».

Она называет этот опыт «жизнью в улье» и дает ему довольно жуткую характеристику:

«это жизнь, которую вы вынуждены вести на глазах у других, потому что другой жизни не бывает, хотя это и причиняет боль».

241294847

Люди с ноутбуками и смартфонами

Я хорошо помню, что значит быть 16-летним подростком, помню давление сверстников, насмешки и свое стремление быть похожим на крутых ребят. Мне было крайне необходимо каждый день возвращаться домой и проводить достаточно много времени в полном одиночестве, чтобы прийти в себя — именно в те ежедневные моменты уединения я постепенно начал осознавать, кто я на самом деле. Если бы мне сказали, что очень скоро некое вызывающее зависимость устройство будет транслировать оглушительный шум школы, заставляя меня играть роль перед моими сверстниками вплоть до момента погружения в ночной сон, я бы, наверное, закричал. Однако именно такой стала повседневная реальность для миллионов подростков, и мы уже знаем, какими будут последствия.

Согласно докладу, опубликованному на этой неделе Управлением по делам радио, телевидения и предприятий связи, у 70% подростков в возрасте от 12 до 15 лет есть профиль как минимум в одной социальной сети. Для возрастной категории 8-11 лет этот показатель составляет 18%. Как сообщает управление, содержание аккаунтов подростков «более тщательно подбирается таким образом, чтобы демонстрировать „идеального» себя». Многие эксперты указывают на прямую связь между депрессией/ тревожностью и использованием соцсетей, которое нередко оборачивается онлайн-издевательствами или негативным самовосприятием, формирующимся в результате просмотра чужих профилей. Согласно исследованию Millennium Cohort Study, проведенному Институтом образования (в рамках этого исследования эксперты изучают поведение и опыт 19 тысяч человек, родившихся в начале 21 века), почти 40% девочек, проводящих в соцсетях более пяти часов в день, демонстрируют симптомы депрессии. Согласно результатам исследования, проведенного Королевским обществом здравоохранения (Royal Society for Public Health) в 2017 году, сами молодые люди признают, что крупные соцсети оказывают негативное влияние на их психологическое состояние — специалисты в области психического здоровья связывают это с нарастающим ощущением своего несовершенства и тревоги.

В ответ на это защитники «Фейсбука» могут заявить, что популярность этой платформы среди подростков снижается, поскольку молодые люди сегодня отдают предпочтение «Снэпчат» (Snapchat) и «Инстаграм». Однако миллионы молодых людей продолжают пользоваться «Фейсбуком», а «Инстаграм» принадлежит компании Цукерберга. Кроме того, «Фейсбук» стал первопроходцем на пути к слому поведенческих различий между детьми, подростками и взрослыми людьми: сегодня все пользователи соцсетей ведут себя как подростки и испытывают на себе одни и те же негативные эффекты чрезмерного использования соцсетей — и неважно, какой платформе они отдают предпочтение.

Другими словами, необходимость постоянно играть роль, непрерывное стремление получать одобрение и беспокойство о том, что могут подумать другие люди, — это, по сути, подростковое поведение, но сегодня миллионы взрослых людей ежеминутно демонстрируют такое поведение, в первую очередь посредством Фейсбука. В этом контексте 15-летие соцсети, изобретенной Марком Цукербергом, возможно, является подходящим моментом для того, чтобы сделать шаг назад и задуматься, не страдаем ли мы от глобальной вспышки коллективной задержки развития со всей той болью и ограничениями, которые она за собой влечет.

Я не часто пользуюсь «Фейсбуком», но я часто пишу в «Твиттере», и я знаю, что я злоупотребляю им и что это мешает многим людям. По тем же причинам я не уверен, что постоянно менять фотографии в своем профиле в «Фейсбуке» в стремлении собрать как можно больше односложных комментариев от друзей (вроде «Шикарно!») — это то поведение, которое кому-то приносит пользу и которое делает честь людям старше 25 лет. Нет никакой необходимости писать посты о том, что вы только что съели или что сделала ваша собака. Важнее всего то, что вне зависимости от нашего возраста нам всем нужны моменты тишины и погруженности в себя, когда мы можем осознать, что значит жить, и «Фейсбук» часто лишает нас этих моментов.

Это наглядно проявляется в том, как мы воспринимает творчество других людей. Джаз Монро (Jazz Monroe), автор статьи, недавно опубликованной на одном сайте, посвященном музыке, блестяще выразил суть происходящего:

«Когда мы отдаемся глубоким переживаниям искусства, это становится для нас редкой возможностью отгородиться от ежедневного потока банальностей и отвлекающих факторов, — написал он. — Когда вы заканчиваете читать великую книгу, вам нужно время, чтобы осмыслить ее. Но в этот момент гораздо легче проверить новости на своем смартфоне или написать в твиттере какое-нибудь глубокомысленное высказывание по поводу прочитанного».

Даже когда мы находимся в компании других людей, возникают минуты, когда нам нужно погрузиться в себя и получить удовольствие от глубоко личного момента трансцендентности. Небольшие концерты с живой музыкой в этом смысле являются хорошим примером. В этой связи мне на ум приходит песня Radiohead под названием Karma Police, которую Том Йорк (Thom Yorke) поет а капелла в Гластонбери:

«На мгновение я там потерялся».

Но, как пишет Монро, в такие моменты смартфоны и установленные на них приложения фактически становятся «чужаками, вторгающимися к нам с тонной багажа». Он продолжает:

«Небольшие концерты никогда не смогут противостоять устройству за 600 фунтов стерлингов (51400 рублей), в котором заключен весь интернет. Это превращает радиоактивный сгусток социальной энергии в вашем кармане в культурную угрозу. Когда вы бросаете взгляд на его экран — возможно, бессознательно, от какой-то беспричинной скуки — свет, врывающийся в слабо освещенное помещение, замечают все. Помните, что не все в этот момент испытывают скуку».

Я часто спрашиваю себя, не являются ли соцсети и смартфоны главной причиной одного чрезвычайно раздражающего аспекта жизни в 21 веке — того, как люди неустанно болтают друг с другом во время музыкальных концертов, очевидно, не осознавая, что, если они молча сконцентрируются на том, что происходит на сцене, они проведут время гораздо лучше.

И на что именно отвлекаются эти люди, находясь в одиночестве или в компании других людей? Активность в соцсетях, по сути, сводится к непрекращающемуся соревнованию, где призами служат различные формы внимания — лайки, друзья, комментарии. Более того, «Фейсбук» превратился в главное средство человечества напоминать людям о тех волнующих и восхитительных вещах, которыми якобы занимаются другие, и внушить им мысль о том, что им необходимо делать то же самое. Хотя Кремниевая долина утверждает, что она помогает нам забывать о повседневных тревогах и формировать нового включенного в огромную сеть человека, популярность ее продуктов основана на таких аспектах человеческой психологии, которые являются примитивными и анималистическими.

В своей блестящей работе под названием «10 аргументов в пользу того, чтобы удались аккаунты в соцсетях прямо сейчас» (10 Arguments for Deleting Your Social Media Accounts Right Now) пионер виртуальной реальности Джарон Лание (Jaron Lanier) емко описывает, что происходит, когда мы неустанно листаем страницы в соцсетях:

«Глубокие механизмы в социальных отделах нашего мозга отслеживают наше социальное положение, заставляя нас испытывать страх перед тем, что мы можем отставать от других, подобно слабому животному, обреченному стать жертвой хищников в саванне».

Я помню, когда я последний раз испытывал такие чувства. Я испытывал их в школе, а затем в университете. Мне нравилось учиться и там, и там, но я также живо помню, что меня не покидало ощущение постоянного пребывания среди других или размышления о том, почему я не среди других. Подобно тому, как личное развитие знаменитых людей как будто останавливается в тот момент, когда они впервые попадают в объективы телекамер, «Фейсбук» и его воздействие всегда будут определяться обстоятельствами возникновения этой соцсети в Гарварде.

«Фейсбук» превратил мир в одно огромное общежитие, где никогда не затихает шум, и где любой чувствительный человек всегда будет безуспешно искать место и время, чтобы побыть в тишине. Одним из аргументов против заявленной Цукербергом цели «сблизить мир» является тот факт, что человеческая природа требует время от времени находиться в одиночестве. Неужели всего за 15 лет мы успели забыть эту истину?

Оригинал в Guardian

Перевод ИноСМИ.ру

В  стремлении фиксировать свой каждый шаг и тиражировать эти образы urbi et orbi, т.ч. вся жизнь осуществляется на виду, как в традиционной деревне, «массовый человек» капиталистического общества непроизвольно подражает «сильным мира сего», тем самым реализуя закон Филлипса, управляющий той стороной социального поведения, которая проходит помимо сознания. Скажем, массовые расстрелы в школах США неистребимы из-за подражания владельцев оружия полицейскому насилию, т.к. копы в их мире — «сильные», могущие сделать почти что угодно с такими как они, т.ч. расстрельщики со своими проблемами просто реализуют их практики. А в случае с фотомиром обычные люди со своими проблемами (главнейшая из которых — неспособность контролировать свою жизнь из-за созданной капитализмом общей неустойчивости бытия) подражают компаниям, в противоположность им как бы показывающим образец такого контроля. Каждая из них в собственных бизнес-интересах везде и всюду поставит камеры… вследствие чего у людей не остаётся пространства, где бы их не отслеживали. В созданном ими мире люди к самим себе начинают относиться также, и «щёлкаются» без конца, щёлкают других, чтобы видели все.

Я писал, что с точки зрения натуралиста, в концепции «тоталитаризма» есть два параметра, определимые эмпирически, на основании которых можно ранжировать разные общества по степени этого самого явления. Первый – всюдность и непрерывность контроля управляющих классов за трудящимися. Техническая возможность этого появилась совсем недавно, но сразу была использована на все сто, в первую очередь в США и других «развитых демократиях». Частной жизни там больше нет, и сделал это капитализм: пара очерков о новейших достижениях этого рода см.ниже.

Все для вашего удобства и безопасности

Еще немного новостей из мира тотальной электронной слежки. Нет, речь идет не о «1984» Оруэлла или «Дивном новом мире» Хаксли — просто очередные известия о Facebook и Google в стиле «никогда такого не было, и вот опять».

Слежка за конкурентами, удушение Vine и белые списки

Комиссия Палаты общин Великобритании представила доклад, в котором подробно описано, как Facebook использовал одно из своих приложений для того, чтобы шпионить за пользователями. Межпартийная группа пришла к выводу, что Facebook использовал своё приложение Onavo VPN для сбора информации о конкурентах, и что это являлось «намеренным и заведомым нарушением как законов об охране личных данных, так и антимонопольного законодательства».

Марк Цукерберг на разбирательстве в британском парламенте

Марк Цукерберг на разбирательстве в британском парламенте

В докладе комитета говорится, что через приложение Onavo, которое подавалось пользователям как дополнительный способ обеспечения безопасности, Facebook мог

«собирать данные об использовании приложений своими пользователями, чтобы оценивать не только количество людей, установивших себе то или иное приложение, но и то, как часто они ими пользовались». «Эти знания позволяли Facebook установить, какие компании пользовались успехом и таким образом давали им бесценную информацию о возможных конкурентах. Facebook затем мог поглотить эти компании или подавить те из них, которые посчитал бы угрозой».

Таким образом Facebook предложил в 2013 году выкупить своего конкурента Snapchat за 3 миллиарда долларов, скупив Instagram годом ранее за 1 миллиард. В 2014 году Facebook успешно поглотил WhatsApp за 19 миллиардов долларов.

Помимо этого, доклад описывает, как Facebook перекрывал доступ конкурентов к своим сервисам. Например, в 2013 году основателю компании Марку Цукербергу сообщили о том, что фирма-конкурент Twitter запусткает свой видео-сервис Vine, и о том, что Twitter намерен позволить пользователям Vine искать друзей в Facebook. Руководство Facebook предложило Цукербергу отключить доступ Twitter к необходимому для этого программному интерфейсу, и Цукерберг согласился. Twitter в конечном итоге пришлось закрыть Vine в 2016 году.

Также там говорится о том, что на ноябрь 2013 года более 5000 приложений на Facebook были занесены в так называемые «белые списки», то есть имели привилегированный доступ к данным пользователей и друзей этих пользователей на Facebook. В числе компаний, чьи приложения были в этом списке, оказались Lyft, Airbnb и Netflix. Внутренняя переписка предлагала сделать годовые затраты на рекламу в 250 тысяч долларов обязательными для сохранения привилегированного доступа компании-клиента к данным пользователей.

Подобное поведение Facebook не слишком выделяется из общей практики цифрового бизнеса, который всеми силами старается собрать побольше данных о существующих и даже потенциальных клиентах и конкурентах, чтобы затем использовать их для получения преимущества на рынке или просто продать кому-нибудь. Так из чисто коммерческих побуждений, безо всякого «тоталитаризма» создается атмосфера тотальной слежки. Учитывая все больший и больший объем собираемой информации, и все более «креативное» ее применение, задуматься об этом стоит даже тем, кто искренне уверен, что ему скрывать нечего.

Неудивительно, что в таких условиях люди склонны относиться к забавным происшествиям, вроде наличия микрофона там, где его ранее не предполагалось, с изрядной долей подозрительности.

Внезапный микрофон от Google

В начале февраля в спецификации охранного изделия Nest Guard от компании Google, которое находится в продаже с 2017 года, внезапно появился микрофон, хотя никаких упоминаний о нем в документации изделия ранее не содержалось. Одновременно с этим, Google объявил, что данная система после очередного обновления программного обеспечения теперь поддерживает голосовое управление. Обеспокоенным пользователям сообщили через Twitter, что этот микрофон «до сей поры не использовался».

Google слышит, Google знает...

Google слышит, Google знает…

Nest Guard является компонентом системы устройств охраны и сигнализации Nest Secure, включающей в себя разнообразные датчики, информацию с которых может удаленно получать пользователь. Nest Guard представляет собой сигнализацию, датчик движения и кодовый замок в одном устройстве. Несмотря на то, что оно продается уже больше года, о наличии в нем микрофона было объявлено лишь в феврале.

Представители Google утверждают, что это было ошибкой, и наличие микрофона никогда не планировалось держать в тайне от покупателей. Мы же на это можем только вспомнить гуляющий по российскому сегменту интернета афоризм о том, что «умный дом — это когда ключи от дома у кого-то поумнее, чем хозяин».

Amazon Ring, или слежка в каждый дом

Шумные разбирательства, связанные с доступом посторонних к данным, собираемым разными высокотехнологичными побрякушками, происходят теперь довольно часто. Особенно этим грешат разнообразные компоненты «умного дома». В прошлом месяце произошел занятный скандал, связанный с очередным таким устройством: на этот раз, камерой слежения Ring от Amazon.

Amazon Ring - человек за ширмой искусственного интеллекта

Amazon Ring — человек за ширмой искусственного интеллекта

Компания продает линейку миниатюрных камер, которые предполагается прикреплять у дверных звонков, в гаражах и на книжных полках, не только в качестве возможности следить за своим домом в отъезде, но и как способ создания некоего частного соседского дозора при помощи скопления камер с пересекающимися углами обзора, которое якобы должно помочь полиции обнаруживать и задерживать грабителей и прочих преступников.

Несмотря на то, что заявленной миссией разработчиков Ring было обеспечение безопасности, то, как они обошлись с записями с камер своих клиентов оказалось весьма далеким от какой-либо безопасности. С 2016 года Ring предоставлял своей команде разработчиков, находящейся на Украине, почти неограниченный доступ к хранящимся в облачном хранилище Amazon записям с каждой камеры Ring во всем мире.

Более того, на момент предоставления доступа украинцам, видеофайлы не были зашифрованы, поскольку руководство компании посчитало, что «шифрование понизит стоимость компании» из-за расходов на его внедрение и потерянных прибылей, вызванных ограничением доступа. Украинской команде также дали доступ к базе данных, которая позволяла связать каждое отдельное видео с соответствующим пользователем Ring.

Одновременно с этим, компания без особой на то надобности предоставляла руководству и инженерам из США привилегированный доступ к порталу технической поддержки. Это позволяло им получать круглосуточный видеопоток с камер некоторых клиентов, вне зависимости от того, было это необходимым для их работы или нет. Человеку, у которого был этот уровень доступа — сравнимый с печально известным «режимом бога» на картах Uber, позволявшим отслеживать движение всех пассажиров, — было достаточно адреса электронной почты клиента, чтобы посмотреть видео с камер из его дома.

Интересно и то, что решение предоставить неограниченный доступ сотрудникам на Украине было вызвано недостатками программ по распознаванию лиц и объектов, которыми пользовалась компания. Ring продвигает свою продукцию как некую распределенную сеть видеонаблюдения для жилых кварталов, некий автоматический аналог добровольной дружины.

Вот так на самом деле выглядит обучение ИИ

Вот так на самом деле выглядит обучение ИИ

Эта задача требует от программного обеспечения большего, чем просто транслировать видео — она требует понимать, что на видео происходит, например, уметь отличать возвращающегося домой мужа от грабителя, собаки или дерева. Пользователи Ring постоянно жаловались техподдержке на то, что система поднимает тревогу в тех случаях, когда ничего предосудительного не происходит.

Хотя технологии компьютерного зрения развиваются в последние годы довольно быстро, создать с нуля программу, которая будет распознавать объекты, по-прежнему требует много денег и времени. Чтобы обойти эту проблему, компания Ring использовала украинских «операторов по работе с данными» в качестве костыля, подпирающего свои не слишком впечатляющие разработки. Эти люди должны были вручную выделять и помечать объекты на видео, чтобы обучить программное обеспечение распознавать их в будущем. Судя по всему, этот процесс до сих пор идет, поскольку украинский филиал Ring Labs все еще набирает людей на эти должности. От претендентов требуется быстро и четко распознавать и помечать объекты на видео и быть готовыми к долгому, монотонному труду, задачи которого быстро меняются.

Таким образом, за всеми маркетологическими россказнями о самообучающемся искусственном интеллекте и распределенной системе слежения скрывается команда информационных батраков, день за днем выделяющих рамочками лица незнакомцев, чтобы придать некое подобие человеческой смекалки плохо обучающемуся алгоритму. Что закономерно, потому что бизнесу не интересны настоящие инновации и прогресс, если можно обойтись бесправной и дешёвой рабочей силой.

В заключение, хочется обратить внимание на то, что безопасность имущества и жизни обеспеченных жителей богатых стран от притязаний их менее удачливых сограждан осуществляется силами таких же не слишком удачливых людей, но из стран победнее. Система в очередной раз заставляет бедных из разных стран бороться за интересы богатых, в данном случае, к счастью, только лишь в заочной форме.

Источник Проект Будущее

Рекомендуем прочесть

Let's block ads! (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх