Европа размышляет: «Есть ли жизнь после Брекзита?»


Фото glob-news.com

История с Brexit’ом поставила всю Европу, точнее, Евросоюз, откуда уходит Великобритания, в неудобное положение stand-by – ожидания.

Из-за затягивания британцами своего решения «выходим/не выходим» на месяцы европейские политики не сих пор не могли принять никакого решения по поводу дальнейшего развития ЕС. Одно дело – двигаться дальше вместе с Великобританией, другое дело – без неё. Здесь и формирование бюджета ЕС, и объем дотаций младоевропейцам, и целый ряд финансово-юридических проблем, без решения которых невозможно делать какие-либо перспективные планы на будущее, извините, «дорожные карты» для евросчастливцев.


Только одна Польша ежегодно потребляет в последние десятилетия примерно такую же сумму из бюджета ЕС, какую Великобритания вносит в этот бюджет. За 15 лет членства в ЕС Польша получила из бюджета ЕС в виде дотаций около 110 млрд евро. А Великобритания вносила в бюджет ЕС более 10 млрд ежегодно: например, её вклад в 2014 году был четвертым после Германии, Франции и Италии и составил 11,34 млрд евро, а в 2015 году эта цифра выросла до 18,20 млрд евро. Как будто английские деньги и перекрывали все дотации Польше. Во всяком случае, суммы коррелируются.


И что теперь? Ясно, что младоевропейцы недосчитаются после Brexit’a неких сумм в своих национальных бюджетах, сплошь дотационных. Заметим также – новую бюджетную семилетку (они работают по плану) Евросоюз запускает на 2021-2027 гг., поэтому у них есть ещё время для обсчета финансового маневра в бюджетной сфере в новых обстоятельствах. Также ясно, что дыра в 10 с гаком миллиардов для бюджета всего ЕС, возможно, и не так чувствительна. Но с ней все равно надо будет что-то делать.

Как, впрочем, надо выстраивать новую линию Евросоюза в эпоху post-Brexit. Если, действительно, Лондон доведет развод до конца и покинет «общий европейский дом», о великой пользе которого мы столько слышали от широкой общественности евросчатливцев и их адептов, то перед ЕС открывается перспектива внутри-континентального партнерства в условиях стремительного нарастания международной торгово-экономической конкуренции. И тогда, как представляется, многое станет на свои места – возможно, кое-кто устремится за бриттами «на выход». Как говорится: «Если делать то, что делают англичане, но не делать того, что они советуют – вас ждет успех».

Получается такой расклад. США+Великобритания (англосаксы), Евросоюз, как собственно континентальное образование, Китай – вот они, те, кто пойдут на схватку. Россия сейчас не столь экономически сильна, и пока другие будут бодаться, мы можем сосредоточиться на заботах собственного развития, которых совсем немало.

В связи с этими переменами, в европейской прессе зазвучали голоса, которые ещё недавно были приглушены. Перспективы вырисовываются там нерадушные – видно, что уход Великобритании ослабит ЕС и усилит англосаксонских конкурентов. Более того, у самого ЕС пока нет понимания «Как жить дальше?» И вот появляются некоторые идеи. Мы представим несколько публикаций на эту тему. Ими не ограничивается вся дискуссия, которая сейчас началась в Старом Свете. Они просто интересны с точки зрения тамошних взглядов и оценок.

Сначала статья «Une Europe puissance en panne de dessein» - «Размывание европейской мощи» бывшего генерального директора знаменитой парижской газеты «Mond Diplomatique» Бернара Кассена (Bernard Cassen), который сейчас является почетным президентом организации «Attac». Они называют себя «альтерглобалистами». Он пишет:

«В Брюсселе на протяжении семи десятилетий определенные слова были запрещены в лексиконе должностных лиц Европейского Союза. Среди этих слов есть одно, которое только что совершило эффектное возвращение к радости некоторых политических деятелей – «суверенитет». Не какой-либо суверенитет, а европейский...

Не следует забывать, что денежно-кредитная политика (евро), фискальная политика, торговая политика и политика в области конкуренции практически полностью не контролируются правительствами и гражданами стран-членов ЕС…

До сегодняшнего дня европейские институты и правительства никогда публично не рассуждали с точки зрения мировой геополитики и суверенитета Европы. Двумя традиционными осями внешних действий ЕС были «атлантизм» – согласие с Вашингтоном и статус «хорошего ученика» в НАТО, а также «свободная торговля», как инструмент торгового демпинга промышленно развитых стран в бедные страны. С лозунгом «Америка – прежде всего!» Дональд Трамп жестоко покончил с этими принципами, и после это осиротели европейские лидеры, которые сожалеют о комфорте «добровольного рабства».

Именно эту пустоту стратегического мышления хочет заполнить Эммануэль Макрон, развивая идею мощной Европы: «Мы сила в 500 миллионов человек, вторая великая экономика мира. Мы должны осознавать эту силу ». Вопрос в том, какую политику будет проводить эта сила, и какой уровень конфронтации с США будет готов принять ЕС?

Например, на сверхчувствительных отношениях с Россией и Ираном сигналы противоречивы: с одной стороны, Макрон утверждает, что «Европа исчезнет», если она не сможет реинтегрировать Москву в «великую европейскую игру»; с другой стороны он поддерживает иллюзию того, что Дональд Трамп может отказаться от выхода США из двух исторических соглашений, подписанных Францией: из Парижской конвенции об изменении климата и из ядерной сделки с Ираном. В обоих случаях дистанцирование от Вашингтона имеет свои пределы...

На самом деле, сильной Европе не хватает грандиозного замысла!»

Это – сильный призыв известного и уважаемого политолога, который поднимает вопрос о будущем Европы, о её целях. Кстати, схожие проблемы стоят сегодня почти перед каждым регионом и крупнейшими странами мира – «Куда идти? К каким целям?» Ясно, что Европа не хочет оказаться на обочине нового мирового пути, которые ещё не найден, но уже, как минимум, есть понимание, что его надо искать. Много раз уже писалось о том, что 500-летняя история доминирования Запада над странами и континентами Земли подошла к концу – дальше новые форматы, новые отношения, новые вызовы. И во всем этом Европа не хочет терять своих вековых позиций.

При этом в самом «общеевропейском европейском доме» уже начались весьма неудобные для его обитателей процессы, об одном из которых пишет в газете «Le Mond» обозреватель Алан Сальз (Alain Salles). Его комментарий «L’Europe est-elle entrée dans une sorte de IV-e République continentale où les gouvernements stables deviennent des exceptions?» - «Вступила ли Европа в своего рода IV-ю континентальную Республику, где стабильные правительства становятся исключением?»

Надо сказать, что первые строки этого материала заставляют остановиться и перечитать их. Смотрите: «La maladie démocratique s’étend sur tout le continent…» - «Демократическая болезнь распространяется по всему континенту…» Демократическая болезнь!? И это на страницах самой солидной «демократической» газеты Франции? Просто образец того, какие там начинаются нервные срывы от происходящих вокруг евросчатливцев перемен. Алан Сальз пишет:

«Демократическая болезнь распространяется по всему континенту. Это – любопытная демократическая болезнь, которая распространяется в Европе. Избиратели все меньше и меньше голосуют, а партия объявляется победителем, но без явного большинства. И никто не может по-настоящему управлять.

Вступила ли Европа, где стабильные правительства – исключение, в своего рода IV-ю континентальную Республику, подобно французскому режиму, в котором двадцать два правительства поменялись за двенадцать лет – между 1946 и 1958 годами?

Четвертые за четыре года выборы в Испании – печальная иллюстрация... В Бельгии не было федерального правительства в течение более трехсот дней… Марку Рютте потребовалось более двухсот дней, чтобы сформировать свое третье правительство в Нидерландах… В Швеции, Дании, Финляндии социал-демократы вернулись к власти, но их правительства меньшинства… В Португалии Антонио Коста выглядит более солидным после своего успеха на выборах в октябре, несмотря на отсутствие большинства.

Сценарии варьируются от страны к стране, но есть некоторые постоянные. Правительственные партии ослабевают на фоне неясности, усиленной европейскими кризисами и недостаточной реакцией Брюсселя. Крайне правые пользуются преимуществами общих возможностей и используют демократические модели. Они теперь претендуют на власть – «Австрийская партия свободы» и «Лига» в Италии».

В этой связи будет, полагаем, к месту популярная сейчас шутка, что «демократия – это власть демократов», а не кого-то другого. Вот и французские демократы возбудились от того, что взлелеянная ими система начинает работать на их политических противников. Времена-то меняются, и та самая «демократия», взращенная на «либерализме», отмирает. А другой «демократии», где их народ не хочет избирать, поскольку они оказались несостоятельны, эти люди не воспринимают. Своеобразный догматизм.

И, наконец, третий, более глобальный взгляд на происходящее в Старом Свете со стороны, так сказать, другого берега Атлантики – там свои резоны. Вот, что пишет в статье «The Rationale and Contours of an Amicable Transatlantic Security Divorce» - «Обоснование и контуры мирового соглашения о Трансатлантическом разводе» Тед Гален Карпентер (Ted Galen Carpenter), старший научный сотрудник по вопросам безопасности либерально ориентированного Института Катона из Вашингтона. Это не единственный взгляд на европейские дела со стороны Америки, но небезынтересный, как минимум:

«Перспективы и интересы США и Европы по ряду важных стратегических вопросов по-прежнему расходятся, и никакие обычные оптимистичные клише о «прочной солидарности Альянса» не изменят эту реальность. Члены НАТО должны отказаться от устаревшего представления о том, что американские и европейские интересы совместимы почти до полной совместимости. («Members must abandon the obsolete notion that American and European interests are compatible to the point of being nearly congruent»)...

Суть в том, что концепция «трансатлантической солидарности», даже по ключевым вопросам безопасности, в настоящее время в значительной степени защищена политическими элитами, которые могут какое-то время игнорировать общественное мнение. Но им будет все труднее поддерживать политику, противоречащую желаниям большинства населения.

Даже на правительственном уровне растущая трансатлантическая разобщенность очевидна по ряду основных проблем, включая политику в отношении России и, особенно, политику в отношении Ирана и остальной части Ближнего Востока…

Звучит смертельный звон для НАТО («A death knell is sounding for NATO»), и сейчас уместной задачей должно стать то, как лучше всего реструктурировать трансатлантические отношения после (надеюсь, дружеского) стратегического развода…

Более сильный Европейский Союз должен взять на себя ответственность за безопасность демократической Европы, он должен взять на себя основную ответственность за управление отношениями с бурным Ближним Востоком... И, наоборот, у стран Европейского Союза нет достаточных оснований брать на себя обязательство помогать Вашингтону справляться с политическими беспорядками в таких местах, как Боливия, Чили и Венесуэла, наркоманией в Мексике или беспорядочными потоками беженцев в Соединенные Штаты из Центральной Азии…

Точно так же и Америка, и ЕС заинтересованы в том, чтобы помешать возникновению злонамеренной экспансионистской великой державы, похожей на нацистскую Германию или Советский Союз, где бы то ни было в международной системе.

Попытка сохранить НАТО, особенно с его жестким обязательством по статье 5 и большим военным присутствием США в Европе, больше не отвечает интересам стран по обе стороны Атлантики».

Это – приговор НАТО?

А эта фраза – «отказаться от устаревшего представления о том, что американские и европейские интересы совместимы почти до полного единства», как маркер начинающейся глобальной конкуренции. Нет?

А это предложение – «Европейский Союз должен взять на себя ответственность за безопасность демократической Европы, он должен взять на себя основную ответственность за управление отношениями с бурным Ближним Востоком» - оно похоже на то, как на конкурента навешивают, чтобы ослабить, совсем ненужные ему побочные расходы.

И, наконец, реквием: «Звучит смертельный звон для НАТО».

Возможный вариант с такой судьбой НАТО пока не просматривается, однако стал уже предметом для обсуждения. Ну, как модно теперь говорить про «открытие окон Овертона». И этот сюжет также укладывается в пеструю картину изменений, которые с Brexit’ом войдут в жизнь евросчастливцев.

Уже писал об этом, сейчас подчеркну ещё раз: англосаксы намеренно ослабляют своего бывшего союзника и нынешнего конкурента – Евросоюз. Формула «Боливар не вынесет двоих» начинает играть на глобальном уровне. Перспектива для англосаксонского альянса США+Великобритания – вступить в торгово-экономическую войну с ЕС – представляется если не неизбежной, то высоковероятной. Как, там, в либеральном учебнике для старшеклассников и первокурсников «Азы экономики» написано: «Конкуренция и только конкуренция является тем волшебным элементом, который направляет эгоистические интересы экономических агентов на службу общему благу». Так сейчас именно этот «волшебный элемент» разрушает союзные отношения США с ЕС. О, времена!..

Если использовать литературный образ, то представляется, что Европа, как витязь в русской сказке, доехала до камня, на котором пути-дороги указаны, и остановилась на распутье. Судьба…




Источник ➝

Спи или умрешь. 9 фактов о сне и его влиянии на нашу жизнь

Чем короче ваш сон, тем короче ваша жизнь. Трагикомичность фразы в том, что зачастую недостаточно спят именно те из нас, кто считает, что имеют недостаточно времени в жизни для сна.



Эпидемиологические исследования показали: чем короче сон, тем выше риск смерти от любых причин, так называемой all-cause mortality.

Мэтью Уолкер, доктор неврологии Ноттингемского университета Великобритании, основатель и директор Центра науки человеческого сна, несколько десятилетий проводил исследования влияния сна на здоровье человека.
Клиническая практика профессора и результаты многолетних исследований доказывают, что плохой и «неправильный» сон повреждает мозг.


Разберемся?

1. После 20 часов без сна когнитивные способности мозга снижаются до уровня нетрезвого человека. Даже если мы этого не чувствуем, после длительного бодрствования наш мозг переходит в режим так называемого микросна, замедляя или полностью тормозя все реакции.



2. История о том, что человеку достаточно 5 часов сна в сутки — не более чем история.

На самом деле иногда (но на самом деле так редко, что мы имеем больше шансов быть убитыми молнией, чем входить в число таких людей) — встречаются люди с полиморфизмом генов, который позволяет спать 5 часов в сутки и при этом чувствовать себя хорошо. Для нормального человека 5-часовой сон неотвратимо приводит к нарушениям работы мозга и ухудшению здоровья.

3. Недостаток сна влияет на ДНК. Было проведено исследование, в котором люди спали по 6 часов в течение недели, а затем показатели их генов сравнили с их же показателями, но в тот период времени, где участники исследования спали по 8 часов. Оказалось, что более 700 генов изменили свою активность, половина из снизивших активность — гены, отвечающие за иммунную защиту организма. А другая половина — повысивших — это гены, связанные с образованием опухолей, воспалениями, стрессами и заболеваниями сердечно-сосудистой системы.

4. Перевод часов вредит работе сердечно-сосудистой системы. По всему миру проводится глобальный эксперимент перехода с зимнего времени на летнее и наоборот. Участниками эксперимента являются 1,6 млрд людей из 70 стран. Переход на летнее время, когда мы теряем только один час сна, приводит к увеличению количества сердечных приступов на 24%, обратный режим (увеличение в час) — снижает этот показатель на 21%.

5. Именно сон обеспечивает восстановление мозга. Недостаток сна является одной из наиболее весомых причин развития болезни Альцгеймера.

Поэтому:

7 часов — минимально достаточная продолжительность сна без ущерба для работы мозга и здоровья.

Правильный и достаточный сон должен стать неотъемлемой составляющей, такой же как и ЗОЖ. Выспаться нельзя заранее — сон это не банк, где мы можем взять кредит. Человек — единственное живое существо, которое сознательно лишает себя сна — поэтому с эволюционной точки зрения «сон в кредит» не имеет физиологических оснований.

Недостаточный сон и нормальное психоэмоциональное состояние несовместимы. Хотите управлять эмоциями — управляйте сном — он должен быть качественным и достаточным.

То, как мы спим, определяет то, как мы живем.

Сон — это то, что мы бесплатно и добровольно можем делать самостоятельно, чтобы регулировать работу мозга и тела. Это полезный эликсир природы в противодействии смерти.

Во сне важно все — и количество, и качество.

Разберемся?

Факт № 1. Качество сна зависит от освещения помещения.

Темнота влияет на образование мелатонина — гормона сна. Исследования подтверждают, что часовое чтение планшета перед сном по сравнению с чтением бумажной книги вызывает задержку мелатонина на 3 часа. В результате после пробуждения мы не чувствуем, что достаточно отдохнули.

Если без чтения вы не представляете своего сна — делайте выбор в пользу бумажной книги.

Факт № 2. Высыпаться заранее или «за всю рабочую» неделю не имеет никакого смысла.

Засыпание и просыпание в разное время вредят сну. На качество сна влияет регулярность и системность. Засыпание в одно и то же время улучшает качество сна. Лучшему засыпанию очень помогает приглушенный свет. Засыпайте в комнате с минимальным освещением.

Для того, чтобы «инициировать» сон, мозгу нужна температура ниже той, в которой мы находимся обычно. Поэтому прохладная комната — лучший помощник в легком засыпании и крепком сне.

Недоедание так же негативно влияет на сон, как и переедание: длительное голодание повышает уровень грелина и переводит организм в режим «добыть пищу», поэтому те, кто голодает более суток, спят плохо. Если непосредственно перед сном поесть, эффект будет тот же — тревожный и чуткий сон.
На новом месте спать надо дольше.

Факт № 3. На новом месте сон будет тревожным и чутким.

Замечали ли вы за собой, что на новом месте спите хуже, чем дома? Потому что это действительно так, и нейронаука это объясняет.

Когда человек находится в непривычных (любая новая территория) обстоятельствах, одна половина мозга не погружается в глубокий сон, контролируя и сканируя таким образом новое для нас окружение на наличие опасности. Часть мозга в любой момент готова идентифицировать опасность и среагировать на нее. Поэтому в необычных местах мы спим более чутко и часто чувствуем, что не выспались.

Факт № 4. Есть критически важное время, в которое вы должны спать.

Мелатонин в самом деле называют гормоном долголетия. Мелатонин защищает нас от стрессов и преждевременного старения, от простудных и даже онкологических заболеваний.

Он начинает производиться организмом с наступлением темноты, однако пики его активной выработки приходятся на время с 00:00 до 3:00. Именно ночью вырабатывается 70% суточного количества мелатонина. Мы засыпаем, а мелатонин начинает работать — восстанавливает, ремонтирует, укрепляет — он один из самых сильных природных иммуномодуляторов и антиоксидантов, наиболее мощный поглотитель свободных радикалов — нестабильных молекул, которые, разрушая ДНК, клетки и ткани, способствуют развитию рака и сердечных заболеваний.


Наталья Кадя, опубликовано здесь



Википедия об Анне Герман: дезинформация

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх