ЖеЖ

50 536 подписчиков

Свежие комментарии

  • prokhorenkoandrei2015 Прохоренко Андрей
    ТАК ЭТА МУЛДАВСКАЯ ВАГИНА ЕЩЕ И РУМЫНКА,МАТЬ МОЯ ТАТАРКА.Санду не откажетс...
  • Sobering
    Ну так это же над либералами ржака. А как наши поговорки можно на английский манер перевести знаете? У кого хорошая п...Чуковский, конечн...
  • Сергей Невмывака
    - В ближайшее время работа будет только на крыше, под ветром, будет мороз. Святая святых рядом. И можно сравнить с зи...Александр Роджерс...

Столетний конфликт

Столетний конфликтСегодня не проблема, а сам по себе конфликт в Нагорном Карабахе существует уже не потому, что существует это историческое разделение, а просто потому, что существует Турция, которая по существу состоит из некогда оккупированных османами территорий греков, сирийцев, курдов, армян, грузин

Карабах, или Арцах – область проживания армян чуть ли не с третьего века до нашей эры, если не раньше. И впервые он был отторгнут от Армении (той, Великой Армении) при ее разделе в 387-390-х годах между Ираном и Римом. И передан Кавказской (или Великой) Албании, охватывавшей, в частности, территорию нынешнего Азербайджана. Хотя кроме территории, с ним мало чем связанной, население Албании и население нынешнего Азербайджана – это разные этнические группы. Первые относятся к т.н. «кавкасионской расе», вторые – к «касписионской».

То есть первые – представители древнего населения этой географической зоны, вторые – результат позднейших тюркских нашествий. Хотя более близкие не нынешним туркам, а, скорее, туркменам, в смешении с древними народами Кавказа.

Как армянский Арцах оказался в составе полу-тюркского Азербайджана – результат последующих отдельных исторических и дипломатических перипетий. Точнее, он оказался в составе Азербайджанской ССР, к преемственности с которой апеллирует нынешний Азербайджан.


То есть исторически это древняя земля Армении, юридически – территория нынешнего Азербайджана. Правда, сами жители Карабаха этого не признают и, с точки зрения права наций на самоопределение, имеют право.

Все хотят решить эту проблему – и, что естественно, абсолютно не знают и не представляют, как это можно сделать.


Потому что Нагорный Карабах, как известно, находится на официальной территории Азербайджана в тех его границах, которые он получил и имел в составе Советского Союза. Иных границ как самостоятельное государство он не имел, поскольку как такового этого государства ранее не существовало.

Карабах исторически был территорией Армении, которую уже в Средние века многократно делили на части Персия и Турция, и минимум с середины 16 века, когда они договорились о разделе древней страны, несмотря на договоренности, в ходе тех или иных войн разные ее части переходили от одной империи к другой, хотя в целом жить там продолжали армяне и управлялся тот же Карабах армянскими владетелями.

В 18 веке последние были оттуда изгнаны Ираном, и Карабах был включен в состав обширной персидской провинции, названной общим именем Азербайджан. А затем оказался одним из двух десятков разрозненных азербайджанских ханств. В 1805 году он вошел в состав России, уже после русско-персидской войны 1826—1828 гг. освобожденной оказалась и другая часть Армении (Эриванское и Нахичеванское ханства и Ордубадский округ), а после новой войны с Турцией Россия освободила и часть Турецкой Армении. Но поскольку нынешняя территория Республики Армения и Карабах были освобождены Россией в разные годы, они и вошли сначала в разные территориальные образования России, а потом – и в разные республики СССР.

Азербайджан не может отказаться от Карабаха потому, что это поставит вопрос о его территориальной целостности и суверенности: если он является наследником Азербайджанской ССР, в которую входила Нагорно-Карабахская Автономная ССР, Карабах должен принадлежать ему. Если не является – вообще стоит вопрос о том, чем он является, и возможны иные претензии на его территорию.

Армения тоже не может отказаться от Карабаха, потому что исторически – это действительно ее территория, потому что живут там армяне, которые не хотят жить в Азербайджане, и не хочет, просто потому, что она эту территорию контролирует.

Договариваться здесь вообще непонятно как. Кардинальный способ – это вернуться к положению дел в СССР, то есть восстановить последний. Конъюнктурный – заключить мирный договор, признав, что проблема существует, но замораживается на неизвестный период, в надежде, что «будущие поколения будут умнее и сами решат, как им быть».

Для Армении все осложняется еще и тем, что и она сама, и даже Карабах вместе с ней – это только часть исторической территории Армении, тогда как чуть ли не большая ее часть, по сути, до сегодняшнего дня оккупирована Турцией, включая Карсскую область Российской империи. Хотя ее принадлежность последней и была признана РСФСР по Московскому договору 1921 года (правда, имевшего срок действия в 25 лет), по сути, она так и осталась оккупированной Турцией территорией Армении – вместе с другими частями Турецкой Армении.

В Армении и Карабахе сегодня живет порядка 3 миллионов человек из примерно 10 миллионов армян, существующих в мире.

То есть на сегодня армяне – такая же разделенная нация, какой когда-то были евреи. И какой на сегодня во многом являются русские.

В Турции на сегодня живет до полумиллиона армян – это при том, что сто лет назад их там было вырезано более миллиона, то есть армянское население Турции было почти уничтожено и сохранено только в СССР.

И поэтому Карабахский вопрос – это не вопрос отношения двух республик СССР, если бы дело было только в этом, он бы собственно и не стоял. Это вопрос о воссоединении армянского народа и восстановление исторической территории Армении. Собственно, на сегодня символ Армении как страны находится на территории другого государства – Турции. Последняя, кстати, всеми возможными силами противостоит решению армяно-азербайджанского конфликта и воссоединению Карабаха с нынешней Арменией, поскольку это неизбежно поставит вопрос о возвращении последней оккупированной Турцией территории.

Исторически – это нужно решать. И учитывая и вопрос исторической справедливости, и вопрос реальной значимости армян в современном мире, он будет ставиться. Причем и с учетом того, что в результате войны с Азербайджаном Армения сумела создать одну из наиболее боеготовых армий региона.

И Россия со всех точек зрения заинтересована помочь Армении этот вопрос решить: и с точки зрения геополитики, и с точки зрения просто помощи дружественному народу, и с той точки зрения, что это – одна из немногих республики СССР, настроенная в наибольшей степени пророссийски.

Другой вопрос, что решение Карабахского вопроса исключительно в пользу Армении приведет к осложнению отношений с другой республикой СССР – Азербайджаном.

Но нюанс и интрига заключаются в том, что если бы Россия принципиально встала на путь восстановления исторической справедливости хотя бы в этом регионе, она обеспечила бы себе как устойчивый союз со всеми (!) республиками Закавказья, так и общий стратегический выигрыш.

Дело в том, что в положении, схожем с положением Армении, сегодня находится и Азербайджан, и Грузия, и отчасти сама Россия.

Точно так же, как западная часть Армении оккупирована Турцией, южная часть Азербайджана остается сегодня под властью Ирана, и разделен между его провинциями Ардебиль, восточный Азербайджан, западный Азербайджан и Зенджан, которые могли бы входить в его состав со значительно большими основаниями, чем Карабах.

Что, конечно, в свою очередь ставит вопрос и о той части Ирана, которая оказалось на сегодняшний день под властью той же Турции.

У Грузии часть исторической территории также находится под правлением Турции – это пространство по юго-восточному побережью Черного моря примерно до Синопа, ранее входившее в состав Грузинского государства. Эти вопросы поднимались после Второй мировой войны и в том или ином виде ставились советской дипломатией, но после смерти Сталина о них забыли.

Точно так же как и о том, что по решению Потсдамской конференции СССР должна была быть предоставлена возможность эффективного контроля за проливами, и его правительство в осуществление этих решений долгое время настаивало на совместной с Турцией обороне Босфора и Дарданелл – при размещении в непосредственной близости от них военных баз. В условиях Холодной войны это решение не было выполнено, но поскольку принято считать, что она закончена, наступает время и для выполнения этого пункта.

В любом случае, Карабахская проблема и армянский вопрос сегодня должны быть признаны в качестве вопроса современного политического мироустройства – этому народу должны быть возвращены его исторические территории. А это, в конечном счете, ставит вопрос и о других спорных территориях, присвоенных Турцией.

Но сегодня не проблема, а сам по себе конфликт в Нагорном Карабахе существует уже не потому, что существует это историческое разделение, а просто потому, что существует Турция. Которая по существу состоит из некогда оккупированных османами территорий греков, сирийцев, курдов, армян, грузин и т.д.

А поэтому приходится признать и иной вопрос – обоснованности и целесообразности существования в современном мире Турции. Тем более, что в своем нынешнем качестве она сохранилась исключительно благодаря Мустафе Кемалю и его политике, и именно с политикой кемализма нынешняя турецкая власть разрывает.


Сергей Черняховский
источник



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх