ЖеЖ

50 544 подписчика

Свежие комментарии

  • Евгений Решетников18 января, 20:35
    Бляяя, сурка букавак.... И о чем?....Долгое последейст...
  • Евгений Решетников18 января, 20:32
    По мордасам* простите за мой Т9Навальный: по мощ...
  • Евгений Решетников18 января, 20:31
    Неправильно заметку назвали, надо так: по продажам дерьмом... И кстати, Бузова там зачем???...Навальный: по мощ...

Использование орудий и его культурная передача…

Print Friendly Version of this pagePrint Get a PDF version of this webpagePDF

Молодой чернополосый капуцин (Sapajus libidinosus) из Серра-да-Капивара разбивает плод камнем

Молодой чернополосый капуцин (Sapajus libidinosus) из Серра-да-Капивара разбивает плод камнем

…у капуцинов

Содержание

Обезьяны сравнялись с доисторическими людьми в изготовлении каменных орудий

Британские и бразильские ученые обнаружили, что у обезьян чернополосых капуцинов (Sapajus libidinosus) существует технология изготовления каменных орудий. Они умышленно разбивают камни таким образом, чтобы получились осколки с изломом, напоминающим раковину. Ранее считалось, что камни такой формы умели делать только древние люди. Интересно, что другие обезьяны, в том числе человекообразные, не умеют делать подобные орудия [правда, бонобо адекватно используют каменные орудия олдувайской эпохи, и изготавливают деревянные, сравнимые с производимыми древними людьми. Прим.публикатора]. Исследование опубликовано в Nature, коротко о нем сообщается на сайте Оксфордского университета.

О том, что приматы используют орудия для того, чтобы добывать себе пищу, было известно и ранее. Так, о том, что шимпанзе используют травинки для ловли насекомых в муравейниках и термитниках, сообщалось еще в 60-е годы прошлого века. Изучались и навыки обезьян в обращении с камнями. Так, было установлено, что шимпанзе умеют разбивать орехи камнями, но если им удавалось раскалывать камни так, чтобы получились «орудия» с острыми краями, то это происходило случайно.

Также исследователи проводили эксперименты с обезьянами бонобо, живущими в неволе, обучая их делать камни с острыми краями. Но и в этом случае у обезьян не получилось сделать «орудия», подобные изготовленным доисторическими людьми.

Еще четверть века назад ученые зафиксировали, что камни для раскалывания орехов используют также обезьяны из рода капуцинов. Позднее исследователи отмечали, что капуцинов можно отнести к самым «продвинутым» пользователям каменных орудий: они используют их, чтобы разбивать орехи или слишком твердые плоды, чтобы сделать или расширить отверстие в стволе дерева и добыть оттуда насекомых или для того, чтобы выкапывать съедобные корни.

cf898d4130a1b1140c55a1f9798dd932Ранее авторы настоящего исследования наблюдали, как капуцины брали лежащие куски кварцитовой гальки или выковыривали их из скалы и, как молотком, били ими по другим камням. В результате камни-«наковальни» раскалывались, «молотки» тоже периодически трескались. Затем капуцины слизывали получившуюся каменную пыль. Исследователи решили, что таким образом обезьяны получают какие-то микроэлементы. При этом капуцины не подбирали осколки камней и никак не использовали их.

В новой работе ученые исследовали капуцинов в национальном парке Серра-да-Капивара в Бразилии. Исследователи проанализировали 111 фрагментов камней, либо лежавших на земле там, куда их бросили обезьяны, либо собранных на том месте, где капуцины разбивали камни друг о друга. В числе собранных камней были целые и разбитые камни, которые обезьяны использовали в качестве молотков и наковален, а также отщепы, получившиеся в результате ударов камня о камень.

Оказалось, что примерно половина отщепов, получившихся в результате «обработки» капуцинами, выглядели как каменные орудия, изготовленные доисторическими людьми. По словам ведущего автора статьи, доктора Томоса Проффитта (Tomos Proffitt) из Оксфордского университета, исследование показывает, что современные приматы могут «создавать» археологически идентифицируемые орудия, которые, как считалось прежде, были уникальны для представителей рода Homo.

«Это не значит, что самые ранние археологические находки в Восточной Африке были сделаны не гомининами. Однако исследование поднимает ряд интересных вопросов о том, как технология изготовления каменных орудий развивалась еще до того, как их стали делать древнейшие люди. Теперь мы также представляем себе, как могла выглядеть эта технология. Отсюда возникает вопрос, насколько уникальным было поведение ранних гоминин»,

— объясняет Проффитт.

В более ранней работе британские и бразильские ученые показали, что капуцины уже пользовались каменными орудиями 600-700 лет назад, еще до прибытия в Америку европейцев.

Источник N+1

Капуцины стали пользоваться орудиями 3000 лет назад

Ученые обнаружили, что чернополосые капуцины, обитающие в Бразилии, уже почти три тысячелетия используют камни, чтобы разбивать орехи и семена, сообщается в Nature Ecology&Evolution. В течение этого времени орудия менялись, они становились то больше и тяжелее, то меньше и легче, и, по-видимому, служили для разных целей.

Использование каменных орудий считается важнейшим этапом в развитии человека. Но помимо людей каменными орудиями пользуются и другие животные, в том числе приматы. Длиннохвостые макаки (Macaca fascilularis) с островов Таиланда используют камни, чтобы разбивать раковины моллюсков и плоды масличной пальмы. Западноафриканские шимпанзе (Pan troglodytes verus) тоже раскалывают орехи камнями, причем делают это из поколения в поколение: исследователи нашли каменные орудия, которыми обезьяны пользовались 4,3 тысячи лет назад.

Камни в качестве орудий используют и чернополосые капуцины (Sapajus libidinosus), причем тоже в течение как минимум сотен лет. Майкл Хаслам (Michael Haslam) и Томос Профитт (Tomos Proffitt) из Оксфордского университета и их коллеги несколько лет назад обнаружили в Национальном парке Серра-да-Капивара на востоке Бразилии камни, которыми капуцины пользовались 600–700 лет назад, чтобы разбивать орехи кешью. Как показали наблюдения, обезьяны отбирают наиболее подходящие для их целей орудия и используют тяжелые плоские камни как наковальню, а более мелкие и твердые куски — как молот. Орудия они хранят либо в ветвях деревьев кешью, либо складывают кучки в корнях.

После публикации статьи ученые продолжили раскопки в Серра-да-Капивара и обнаружили еще 122 камня, которыми пользовались капуцины. С помощью радиоуглеродного анализа остатков угля авторы исследования датировали стратиграфические слои, в которых находились камни, и выяснили, что древнейшим из них около трех тысяч лет — их датировали периодом 2422–2993 лет. За тысячелетия размер орудий менялся: вероятно, капуцины пользовались ими для разных целей, в соответствии с ними выбирая подходящие. Три тысячи лет назад обезьяны, по-видимому, разбивали семена или орехи менее твердые, чем кешью, небольшими и сравнительно легкими камнями. 300–640 лет назад они перешли на более крупные (p = 0,004) и тяжелые (p = 0,001) орудия, а в настоящее время камни стали немного меньше (p = 0,007) и легче (p = 0,02).

Стоит отметить, что капуцины в Серра-да-Капивара используют камни не только, чтобы раскалывать ими орехи кешью, но и для множества других задач. В частности, камнями они разбивают фрукты, копают землю, расширяют отверстия в стволах деревьев, измельчают гальку.

Источник N+1

6554051b59a6f92933453b3d6e891d5bВзрослые капуцины оказались новаторами социального поведения. Лучше всего прижились «дразнилки»

Полевые наблюдения за капуцинами в Коста-Рике позвоили выявить некоторые закономерности в новаторском поведении этих животных. Выяснилось, что на готовность создавать новые поведенческие паттерны влияет возраст и степень общительности особи, а на то, распространится ли нововведение дальше по группе, влияет возраст «инноватора» и размер группы, к которой он принадлежит. При этом чаще всего у особи сохранялось и передавалось в группе «дразнящее» поведение, связанное с риском или легким дискомфортом. Результаты опубликованы в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

В ходе эволюции меняется биология организмов, но их поведение тоже подвержено изменениям и отбору. Случайные изменения в поведении иногда сравнивают с генетическими мутациями, и считают, что они играют аналогичную роль в возникновении культурных перемен. Новое поведение передается в процессе социального обучения и либо укрепляется и распространяется, либо исчезает бесследно, но проследить это довольно сложно по ряду причин, например потому, что трудно дать стандартизированное определение понятия «поведение», понять, какое поведение можно считать новым, и проследить его распространение. Ученые из США и Нидерландов провели десять лет, наблюдая за группами капуцинов (Cebus capucinus) на Коста-Рики, чтобы понять, почему некоторые индивиды чаще других генерируют новое поведение, и с большей вероятностью передают его другим членам группы.

Ученым пришлось долго и внимательно наблюдать за поведением десяти групп капуцинов (234 особи). В естественной среде эти животные редко вытворяют что-то действительно новаторское, поэтому наблюдать пришлось так долго: в течение первых пяти лет наблюдений исследователи отслеживали и записывали каждое действие животных, а в течение следующих пяти лет сконцентрировались на поиске таких поведенческих паттернов, каких не встречали в первой пятилетке. Находки ученые классифицировали по характеру и сформировали, таким образом, четыре группы: социальное поведение, исследовательское, пищевое поведение и поведение, связанное с собственным телом.

За пять лет команде удалось зарегистрировать 187 случаев нового поведения (то есть в среднем каждый индивид придумывал что-то новое не чаще, чем раз в год), и лишь в 20 процентах случаев «инноватор» сам повторял это поведение хотя бы раз, и в 22 процентах случаев кто-то другой повторял действие за «инноватором».

Снимок экрана от 2020-07-08 22-41-43Снимок экрана от 2020-07-08 22-42-11

Некоторое поведение независимо возникало в разных группах, например, некоторые особи догадались использовать кончик хвоста, чтобы впитывать им воду, если она находилась слишком глубоко, но в некоторых группах такое поведение сохранилось лишь у одной особи, а в других оно распространилось на остальных. Поведение, направленное на саму особь, могло включать необычный способ ухода за зубами, или какую-нибудь характерную для капуцинов причуду, связанную с сжиманием или постукиванием по какой-то части своего тела. Социальным поведением считалось любое взаимодействие с другой особью, и учитывалось, если оно не было стандартным для данного вида. Такое поведение иногда независимо развивалось в разных группах, и нередко походило на элементы связанного с пищей поведения — например, когда особь исследовала ротовую полость сородича. Также туда входили игры, обращение матери с ребенком, и другие взаимодействия. Ученые заметили, что поведение, связанное с риском или легким дискомфортом («тыканье» партнера в глаз), чаще сохранялось у особи и передавалось в группе.

Исследовательская категория включала в себя взаимодействия капуцинов с особями других видов, и неодушевленными предметами, включая человеческие артефакты, а также необычные способы передвижения по лесу. Эти взаимодействия нередко походили на игру и не преследовали особой цели.

Анализ полученных данных показал, что новые способы социальных взаимодействий придумывали, большей частью, зрелые и более социальные особи, тогда как менее социальные капуцины экспериментировали с тремя оставшимися категориями, а юные обезьяны больше всего занимали себя исследовательскими играми. Пол и ранг в иерархической системе мало влияли на креативность особей. Что касается распространения нового поведения среди других особей, авторы считают, что на это могут влиять возраст «инноватора» и размер группы.

Снимок экрана от 2020-07-08 22-44-58Авторы подчеркивают, что сопоставить полученные ими результаты для капуцинов с аналогичными данными для других видов, довольно сложно из-за разницы в методологии. Но можно оценить влияние факторов (пол, возраст, ранг и количество социальных связей) на вероятность возникновения нового поведения: в исследованиях с участием сурикатов и орангутангов с ним коррелировали пол и ранг, однако в данном исследовании эта связь не подтвердилась.

Источник N+1

…и у афалин

  У афалин залива Акула (Shark bay) близ Австралии второй раз отмечено использование «орудий труда» в виде т.н. shalling, когда рыбу загоняют в крупную пустую ракушку как в вершу и хватают её там. Затем они поднимаются из воды с ракушкой на рыле, вода выливается, а рыба падает в открытую пасть — как американец, доочищающий пакет с попкорном.
Карта залива, голубые точки - отмеченные дельфиньи группы, жёлтые треугольники - места вершевания.

Карта залива, голубые точки — отмеченные дельфиньи группы, жёлтые треугольники — места вершевания.

Оно участилось после необычной волны резкого потепления моря в 2011 г., когда многие крупные брюхоногие погибли, освободив раковины. Первый случай «орудийной деятельности» отмечается с 1997 г. — дельфины «надевают» морские губки на рострум, чтобы защищать рыло при добыче придонных рыб (см.пересказ по-русски), а также преподносят эти «защитные маски» самкам.

Вершевание отмечали 42 раза у 19 особей из 3-х разных родословных; всего фиксировали 5300 охот, осуществлённых около 1000 индивидуально распознаваемых дельфинов в 2007-2018 гг. Анализ распространения этого навыка внутри групп с известной социальной структурой и родословными, выполненный Wild et al. (2020) показал, что дельфины его воспринимают от других (неродственных) особей своего поколения, а не наследуют (или выучивают) от родителей. Условиями среды в местах где это наблюдается, такое тоже не объяснить, как и взаимодействием генотипа и социальных связей (рис.2).
Статистическая поддержка гипотез о разных путях распространения нового навыка среди афалин

Статистическая поддержка гипотез о разных путях распространения нового навыка среди афалин

 Первыми это осваивают взрослые, более молодые воспринимают это от них, но независимо от родства. Что особенно важно для развития когнитивных способностей, т.к. учитель и ученик для этого должны быть взаимно терпимы, особенно когда это происходит во время охроты, т.е. в ситуации, провоцирующей конкуренцию. Такой способ распространения навыков имеет то общезначимое последствие для всей групп, что укрепляет социальные связи и усиливает взаимную терпимость. Что наблюдается и между самцами, использующими губки.
Это первый пример социального обучения среди дельфинов. Т.е. только сейчас выяснилось что они не глупее больших синиц, лазоревок, и других воробьиных птиц, попугаев и пр. где «культурная передача» (cultural transmission) выученных навыков — норма. А сравнивают их почему-то с шимпанзе — такова сила стереотипов.

Рекомендуем прочесть

Let's block ads! (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх