ЖеЖ

50 543 подписчика

Свежие комментарии

  • fastas14 января, 16:33
    А этот Навальный кому то интересен? Лёша 2%... Это всё, что о нём следует знать...Судя по материала...
  • Андрей Михайлов13 января, 19:42
    осторожнее надо быть с чужими ноутбуками... а это же гаджеты "империи добра". не удивлюсь, если старая тетка училась ...Укравший ноутбук ...
  • Konstantin Петров13 января, 19:12
    Если Путин победил, то чего же бензин опять дорожает?Победа Путина в н...

Буржуазная демократия и гражданское общество в Мексике: две истории

Резюме. Два примера, как буржуазное государство пресекает попытки гражданского общества защитить закон и свободу, едва видит в нём угрозу существующим социальным порядкам, и предпочитает договариваться с бандитами, а местами — сливаться с ними. От рук наркокартелей в Мексике уже погибло больше людей, чем в гражданской войне в Сирии, причём далеко не все похищенные и убитые найдены. Их так много, что в Science появилась статья про картирование, помогающее предсказать, в каких муниципалитетах вероятней найти скрытые массовые захоронения. Однако она считается демократией, как и Колумбия, где социальных лидеров, не партизан, отстреливают одного за другим вполне безнаказанно. Отсюда видим, что буржуазная демократия терпит (а при определённых условиях и поддерживает) самоорганизацию гражданского общества лишь в форме суда Линча, Корсунского погрома, правых парамилитарес. На движения же  в защиту прав большинства — от аутодефенсас до «жёлтых жилетов» она реагирует как на преступление или мятеж. Почему это гибкая форма диктатуры буржуазии а, например, полицейский режим — жёсткая.

Взлёт и падение мексиканских милиционеров-аутодефенсас

Содержание

Детка, это Мексика!

Штурм начался неожиданно. Ситуацию не спасла даже парочка гранатомётов, которыми запасливые боевики разжились перед операцией.

Первого же из тех, кто попытался выстрелить, немедленно убили. Его тело, сжимающее базуку, осталось лежать в дверях склада. Детка, это Мексика, а не голливудский боевик средней паршивости.

Несколько сотен милиционеров из местной аутодефенсы (самообороны) изрешетили дом, в котором укрывались оставшиеся боевики наркокартеля. Немногих выживших взяли в плен, чтобы отдать под суд. Оружие боевиков теперь было в надёжных руках и могло послужить освобождению родного штата Мичоакан от наркотической заразы. На въезде в город милиционеры выставили блокпосты — никому не охота повторно отбивать свой город от боевиков картеля.

309bb9d3177b782a201b364597bc24ef14066d3a

(Фото: Алан Ортега)

Шёл январь 2014 года.

Много, быстро, беспощадно

Первые группы самообороны образовались в Мичоакане в 2011 году. Причиной стало превращение этого мексиканского штата в центр производства и транспортировки тяжёлых наркотиков (в первую очередь метамфетамина и производных) в США. Пять лет войны с наркокартелями, которую замутил в 2006-м президент Фелипе Кальдерон, пошли коту под хвост. Отколовшаяся от картеля Мичоаканская семья группировка Рыцарей-тамплиеров сделала своей штаб-квартирой город Апацинган и очень быстро захватила контроль над десятками муниципалитетов в штате.

Власть Рыцарей-тамплиеров поддерживалась убийствами и похищениями — за 2010–2012 годы картель убил в штате около пяти тысяч человек. В этом им помогали местные власти. В 2014 году были арестованы мэры трёх городов — Апацингана, Агилилья и Уэтамо. Городские власти образовали тесный союз с картелем. Сотни человек погибли или исчезли с их помощью.

Местное население фактически поставили перед выбором: подчиняйся или умри. Святая Смерть — Santa Muerte — не зря почитается в Мексике. Мичоаканцы отказались подчиняться.

b984daafaef5677c53e27b73f9c88b9031c0b39f

(Фото: Хорхе Дэн Лопес)

Тактику противостояния выработали быстро. Милиция полагалась на поддержку местных жителей и быстроту действий, однако самым важным оказалась солидарность — готовность прийти на помощь соседу переломила ход нарковойны.

Местные жители охотно доносили отрядам самообороны, если картель устраивал где-нибудь в городе склад или штаб, и туда оперативно выдвигались несколько отрядов из близлежащих городков. Против пары десятков боевиков Рыцарей-тамплиеров самооборона выставляла сотню и больше бойцов, и бандиты либо сдавались, либо их выносили ногами вперёд.

У мексиканских крестьян, рабочих и служащих не было причин для снисхождения.

Наркобандитов уничтожали быстро, жёстко и беспощадно.

При этом аутодефенса не чуралась нападений и на военных или полицейских. Так, в 2013 году она атаковала одновременно несколько военных постов в штате Мичоакан, разоружив около ста военных и опустошив арсеналы. В январе 2014 года рядом с городком Паракуаро аутодефенса напала и разоружила 15 полицейских. Это была её обычная тактика.

Борцы со злом — не белые и не пушистые, а кровавые и колючие

В условиях мексиканской действительности властям пришлось выбирать: либо уничтожать раковую опухоль, то есть наркокартели, либо отказаться от химиотерапии — помощи аутодефенсас. Ведь члены отрядов самообороны часто сами совершали преступления. Похищения, пытки, избиения и покушения на убийства подозреваемых в пособничестве картелям — путь аутодефенсас был усыпан такого рода деяниями.

45f70c9e2862f69075a84a9f88f958d56d3d3a54В четвёртом сезоне сериала «Нарко» глава картеля Гвадалахары убивает губернатора и муштрует власти. Но в реальности губернаторы всегда прикрывали действия картелей, накачивали их деньгами, одалживали им военных и полицейских, или просто использовали для устранения конкурентов. Сам глава Гвадалахарского картеля смог подняться в иерархии своей группировки, а потом и всей мексиканской преступности благодаря тому, что был полицейским. Впишись в систему и стань успешным наркоторговцем — именно так это работало и работает.

Феликс Гальярдо был наставником «Эль Чапо» Гусмана и получил прозвище Крёстный отец Крёстных отцов.

Мексиканское государство не имеет ничего общего с расхожими штампами о «несчастной стране, в которой картели подмяли под себя всё и вся». Оно само является универсальным картелем [умеющим и самостоятельно пустить кровь народу. Прим.публикатора].

Прогноз вероятности нахождения неразысканных массовых захоронений убитых нарокартелями в разных муниципалитетах Мексики. Сделан по обучающей выборке данных о захоронениях убитых, публиковавшихся с 2013 по 2016 г.  Дальше классифицировали каждое в соответствии с 35 географическими и социально-экономическими переменными, включая уровень убийств, средний уровень образования и расстояние до границы с США. Затем их модель обнаружила муниципалитеты с похожими характеристиками и определила вероятность того, что они тоже будут содержать скрытые могилы.

Прогноз вероятности нахождения неразысканных массовых захоронений убитых наркокартелями в разных муниципалитетах Мексики. Сделан по обучающей выборке данных о захоронениях убитых, публиковавшихся с 2013 по 2016 г. Дальше классифицировали каждое в соответствии с 35 географическими и социально-экономическими переменными, включая уровень убийств, средний уровень образования и расстояние до границы с США. Затем их модель обнаружила муниципалитеты с похожими характеристиками и определила вероятность того, что они тоже будут содержать скрытые могилы.

И вдруг государству бросают вызов. Фермеры, студенты, рабочие, учителя, врачи, даже рядовые полицейские и боевики картелей, которым просто житья не стало. Причём первое же, что они ликвидируют в противостоянии с картелями, — монополию государства на насилие.

Вы не смогли защитить нас, наше имущество, наших детей и близких? Идите к чёрту, мы сделаем это сами! Просто не стойте у нас на пути.

Несмотря на кучу преступлений, аутодефенсас сумели пустить кровь жестокому и безумному наркокартелю Рыцарей‑тамплиеров.

45f70c9e2862f69075a84a9f88f958d56d3d3a54

Хосе Мануэль Мирелес Вальверде (фото: Хорхе Дэн Лопес)

Хирург, марихуанщик и общественный деятель

Резкий подъём аутодефенсы связан с одним человеком — Хосе Мануэлем Мирелесом Вальверде, уроженцем Мичоакана.

Сеньор Мирелес не был святым. В 1988-м году его арестовали за хранение и сбыт примерно 90 кило марихуаны. В 1990-м он оказался в тюрьме города Морелиа, где примкнул к одной из тюремных банд и быстро выбился в главари. Однако, отсидев два года и выйдя на свободу, он завязал с криминалом, осел на ранчо и занялся медицинской практикой. Будучи по образованию врачом, он стал оказывать медуслуги местному населению. В основном бесплатно, ибо жители были беднее самой нищей церковной крысы.

Тем временем, в начале 2000-х годов, наркокартели стали постепенно врастать во власть в штате. В 2005-м или 2006-м году (точно не известно) Мирелеса похитил с целью выкупа картель Мичоаканская семья. Затем нескольких его родственников убили боевики картелей. В итоге чаша терпения мирного ранчеро переполнилась.

Двадцать четвёртого февраля 2013 года пользовавшийся уважением своих соседей доктор Вальверде стал одним из координаторов Гражданского совета групп самообороны и общин штата Мичоакан. На джипе, забитом доверху медикаментами и превращённом в передвижную радиоточку, которую он сам называл «Красный крест», Мирелес исколесил половину штата. Харизма и убедительность его агитации была такова, что всего за месяц в ряды «самооборонщиков» влилось несколько тысяч человек.

Регион Тьерра Калиенте, сердце картеля Рыцари-тамплиеры, восстал. Мирелес быстро обзавёлся настоящей армией, которая насчитывала в какой-то момент больше десяти тысяч человек. Наркокартель фактически бежал из штата Мичоакан. Его преследовали в главном пристанище — городе Апацингане. Сперва аутодефенса, а потом и полиция с армией нанесли сокрушительный удар по картелю. В 2014 году удалось задержать несколько главарей организации, которая после этого распалась на конкурирующие фракции.

Autodefensas Michoacan

(Фото: Джером Сессини)

К августу 2013 года вдохновлённые примером Мичоакана группы аутодефенсы стали расти по всей стране — 13 из 31 штата Мексики оказались под их частичным контролем. Власти столкнулись с конкурентом, которому сам чёрт был не брат. Тогда же в августе Мирелес, всегда бывший поклонником Мексиканской революции и местных социалистов, сделал мощное заявление.

«В Мексику приходит революция»,

— заявил Мирелес.

От таких намёков у любых властей начнётся истерика, не только у мексиканских!

Человек, которому подчинялись тысячи вооружённых людей, ставший лицом движения аутодефенсы, способный стать главой всех аутодефенсас Мексики, стал смертельно опасен для них.

Не можешь победить движение — возглавь его. Власти Мексики стали подкупать и стравливать пока ещё рыхлую аутодефенсу. Тех, кто был сговорчивее, записали в «руралес»: сельскую полицию, действующую на уровне штата и подчиняющуюся губернатору и военным. Для многих крестьян и мелких торговцев постоянная заработная плата в условиях экономического кризиса была серьёзной причиной переметнуться. Руководству посулили нечто посерьёзнее — посты в правительстве, кресла мэров, комиссаров полиции, вплоть до депутатов конгресса и сената. Отказались от этого единицы, включая самого Мирелеса.

b8b04b4fddb57835c67ba94ac8ca7c6457e834f0Двадцать седьмого января 2014 года несколько руководителей аутодефенсы в штате Мичоакан подписали с властями декларацию, согласившись войти в состав мичоаканских «руралес». Мирелес ничего не мог с этим поделать. Он ещё пытался сопротивляться, но силы уже были неравны.

В июне 2014 года Хосе Мануэля Мирелеса Вальверде обвинили в незаконном хранении оружия, принадлежавшего армии, и упрятали в тюрьму. К тому времени власти уже приручили аутодефенсу, и от неё мало что осталось.

Так при помощи властей наркокартели опять оказались «непобедимыми» и «вечными».

На свободу Мирелес вышел в мае 2017 года. С него сняли все обвинения. Тем самым власти подтвердили, что арест был политическим и не имел под собой серьёзных оснований.

Ситуация в Мексике за это время сильно изменилась. В 2018 году власти объявили «окончание войны с наркотиками». Аутодефенсас распустили — либо они стали абсолютно ничтожными. Теперь власти в своей борьбе за «мексиканское будущее» опираются на новые, «более лучшие» подразделения армии и полиции.

cbdf9b21f18a593db83f66434c1125b2a8ec8152

Отобранный у одного из картелей броневичок (источник фото)

Но кое-что осталось неизменным. Сами картели никуда не делись. Полицейские и силовые органы всё такие же продажные и по-прежнему тесно связаны с преступными организациями.

В мае 2019 года в городе Ла Уакана (Мичоакан) боевики одного из картелей атаковали и разоружили несколько десятков солдат. Те безропотно сдали оружие, чтобы в случае перестрелки «не навредить местным жителям».

Власти утёрлись, картели радуются.

Сам Вальверде, даже будучи сторонником нынешнего президента Мексики, признаёт, что положение в стране хуже, чем во времена его тюремных мытарств. Мексика всё так же пребывает в ситуации, когда до Бога далеко, а картели — вот они: в мэрах, в спецслужбах и в полиции.

Источник Фарид Мамедов

79288b9a35948e4e822b99fb52edc7225df20b50Настоящие индейцы: между наркокартелями и государством

Когда наркокартели стали угрожать мексиканским индейцам, те взялись за оружие. Баррикады, пулемёты и массовый вынос боевиков ногами вперёд. Казалось, ещё немного — и индейцы ликвидируют наркомафию как класс. Но тут в дело решило вмешаться коррумпированное мексиканское государство.

Время мобилизации

В августе 2013 года мексиканские военные провели полицейскую операцию и задержали рядом с автозаправкой Нестору Сальгадо. Нет, Сальгадо не была главой очередного наркокартеля, наоборот — её выбрали главой всей индейской полиции штата Герреро. Приказ о поимке выдал не кто-нибудь, а губернатор штата. Причиной был захват людьми Сальгадо одного из прокуроров штата, Армандо Патрона Хименеса. Как считали индейцы, он был тесно связан с наркокартелями. Прокурора освободили, а Сальгадо официально стала врагом штата № 1.

Ещё в 1995 году у мексиканских индейцев появилось право создавать свою собственную полицию, не связанную с федеральной. На протяжении долгого времени она занималась всякой мелочёвкой: то пьяным индейцем, который отказывался перевести бабушку через дорогу, то им же, но уже обкурившимся и пытавшимся грабануть винную лавку.

В 2006 году президент Мексики Фелипе Кальдерон объявил «войну с наркотиками». Как он начал её — моё почтение. Несколько штатов оккупировали войска. В штате Мичоакан велись настоящие бои с картелем Мичоаканская семья — с применением танков, морской пехоты и вертолётов. К большому сожалению для всего прогрессивного человечества, Кальдерон так и не решился бомбить Воронеж Акапулько.

Calderon and the Mexican Presidential Election

Филиппе Кальдерон в 2006-м (источник фото)

Дон Фелипе крепко сидел на игле вашингтонского одобрения. Так что к бешеным рейдам мексиканской армии и полиции скоро присоединились американские ФБР, военные консультанты и Управление по борьбе с наркотиками.

Кровь, кишки и полный трешак с десятками тысяч убитых — результат маленькой и провальной войнушки дона Фелипе.

Индейцев война коснулась напрямую, поскольку большое их количество проживало в соседнем с Мичоаканом штате Герреро, откуда в США поступал каждый второй килограмм героина. Какое-то время индейцы полагались на федеральную полицию в защите своих городов и деревень. Но обнаружилось, что проще сказать, какой наркокартель крышует полиция и губернатор штата, чем когда они в последний раз защищали местных жителей. А раз государство самовыпилилось из защиты своих граждан, индейцы решили, что пора брать ситуацию в свои руки. Полиция у них уже была, дело оставалось за малым: мобилизовать людей, вооружить их и дать бой наркокартелям.

Организация решает всё

С мобилизацией проблем не было. Последние 30-40 лет мексиканские индейцы показывают в этом деле высший класс. Причём мобилизующими элементами выступают местные социалисты, левые и католическая церковь. Они как сначала вписались в борьбу за землю индейских общин, потом — за этническую автономию и самоуправление, так до сих пор и бдят, чтобы индейцев не притесняли.

Именно благодаря им в 1990-х годах индейцы получили право создавать свои собственные муниципальные ассамблеи, регулирующие их жизнь внутри деревень и городков, собственную полицию — и под это дело даже свои региональные организации. В ряде штатов они буквально заменили федеральную власть на местном уровне — и неспроста. В случае спора между индейцами с мексиканскими властями или крупными землевладельцами всё это позволяло пригнать сотни, а то и тысячи индейцев для правильного решения вопроса.

cc51422564b813e4f305c09a93f56bf2c1545dcd

Карта индейских муниципалитетов (источник фото)

Власти бесились, крупные собственники матерились, но идти против огромной толпы, зачастую вооружённой, — удовольствие так себе. Причём индейцы поначалу были вполне законопослушны, но систематические попытки оттяпать землю у общин их порядком озлобили. А тут ещё наркокартелям понадобилась земля для выращивания опиумного мака. Конечно, крайними опять оказались индейцы.

 Регион заложников

Однако даже сотни вооружённых индейцев и организация, готовая повести их в бой, — ещё не гарантия успеха в войне с картелями. Особенно если каждая деревня пытается защититься сама, без опоры на соседей. Так, в штате Чиуауа горный регион Тарахумара, в котором компактно проживают индейцы, всего за несколько лет практически полностью перешёл под контроль наркокартелей. Местных полицейских — как федеральных, так и из индейской самообороны, — отстреливали при свете дня.

До 2014 года в индейских муниципалитетах зажигали картели Синалоа и Хуарес. Однако они не выдержали ударов со стороны правительства. К тому же главу Синалоа, «Коротышку» Гусмана, власти поймали и посадили в тюрьму в 2014 году. Крупные картели развалились, вместо них появились картели Салазар, Ла Линеа (бывшие боевики Хуареса) и Новое поколение. Уровень убийств при этом вырос примерно с 40 до 60-70 на 100 тысяч населения.

a349c1e012cb1301b471a6c40b67f5bf3b8d52f4

Арестованный Хоакин «Коротышка» Гусман

Картели не только захватили земли индейцев и устроили там культивацию опиумного мака. Боевики и шестёрки картелей стали полицейскими, местными прокурорами и чиновниками. В 2014 году абсолютно вся федеральная полиция в индейском муниципалитете Гуадалупе и Кальво пустилась в бега.

Хоп — и полицейские просто испарились, а на следующий день вместо них «федералами» стали бодрые парни из Ла Линеа и Артистос Ассасинос.

По всему региону Тарахумара боевики картелей устроили свои блокпосты, жёстко контролируя его связи с внешним миром. Индейцев фактически превратили в заложников или даже в рабов. Любое сопротивление подавлялось убийствами. Операции федеральной армии и полиции в штате результат дали очень специфический — индейское население стали меньше убивать, зато коммунальных полицейских отстреливали регулярно раз в неделю.

Центр индейского сопротивления

Совсем другая ситуация сложилась в штате Герреро. По-серьёзному все началось в 2012 году, когда Нестора Сальгадо, уроженка городка Олинала, решила, что «так жить нельзя» и организовала первую боеспособную бригаду самозащиты индейцев. А дальше сработала система неформальных связей между муниципалитетами, и куча индейских городков принялась копировать опыт Олиналы. В августе 2013 года Сальгадо, по сути, стала главным организатором индейской же полиции в рамках всего штата Герреро.

443fec2f7e78b06fa770f276b8b970a1a0da307b

Нестора Сальгадо

Опыт, надо сказать, был весьма специфический. Во-первых, индейцы рассорились с федеральными властями, потому что расследование частых похищений с целью выкупа выявило тесную связь между боевиками картелей и полицейским спецназом. Получалось, что, если индейцы хотят покончить с наркокартелями, им придётся покончить с властью федералов на местах. А во-вторых, хорошим оружием можно было разжиться только у федералов, так что индейская самозащита стала нападать и разоружать полицейских и спецчасти.

Властям это сильно не понравилось, но первые год-полтора они ничего сделать не могли. Не осаждать же восьмитысячный городишко с сотнями подготовленных бойцов Сальгады, которые к тому времени уже уничтожили вокруг себя все нелегальные делянки с маком и истребили десятки боевиков картелей!

К 2013–2014 году во многих индейских муниципалитетах наркокартели просто закатали в асфальт. Их боевиков («сикариос») отстреливали, они лишились поддержки и покровительства властей; нелегальную культивацию опиумного мака во многих местах ликвидировали на корню.

Статистика убийств на фоне остального штата Герреро выглядела просто вызывающе. Судите сами. К 2013 году доля убийств у индейцев составляла 11 на 100 тысяч населения; в «опиумном пятиугольнике», где наркокартели культивировали мак — 80,5 на 100 тысяч, а в области Тьерра Кальенте, на границе с эпицентром насилия — Мичоаканом, она доходила до 95,5 на 100 тысяч.

На первый взгляд, ситуация выправлялась, и хотя бы в части Мексики можно было избавиться от картелей и их пособников. Однако не всё так просто.

8b07cc7db182950c710d7c835248bbd7c48a74c7

Всеми оттенками зелёного обозначены индейские муниципалитеты, красными точками — те из них, где есть индейская милиция, красная линия — тот самый «опиумный пятиугольник» (источник фото)

Не можешь подавить — возглавь

Властям Мексики происходящее резко не нравилось, и они стали думать, как обуздать дерзкую индейскую самооборону. Сперва начались аресты популярных руководителей. Нестору Сальгадо военные арестовали в августе 2013 года. Её обвинили в похищениях, пытках и покушениях на убийство. Суд быстро упрятал её за решётку, несмотря на отсутствие свидетельских показаний (те немногие, которые были, свидетели сами отозвали). Через три года обвинения сняли, а Сальгадо оправдали по всем пунктам.

Но к этому времени ситуация успела измениться — и далеко не в лучшую сторону.

Власти в отсутствие Сальгадо проводили периодическую зачистку популярных лидеров индейской полиции и сумели расставить на освободившиеся места нужных им людей. «Коммунальщики» стали подчиняться властям и проводить операции против наркокартелей совместно с федералами и опираясь на них. Фактически из независимых ополчений индейцы превратились во вспомогательную полицию. Их роль опять начала сводиться к расследованию преступлений мелкой и средней тяжести.

Последствия не заставили себя ждать.

Городок Ринкон де Чаутла, в котором проживают индейцы науа, в декабре 2018 года осадили 150 сикариос из картеля Лос Ардильос. Осада длилась более месяца и закончилась только в конце января 2019 года. Боевики картеля потеряли 12 человек убитыми, среди индейцев погиб один человек. Однако страху осада нагнала такого, что жители прибегли к последнему средству — под ружьё поставили всех, включая детей.

bcb83c9cd3955666966685a318cac6af13fff80c

(Фото: Джереми Крит)

Оно и неудивительно. Только в муниципалитете Чилапа (штат Герреро) за первые пару месяцев Лос Ардильос убили более 50 человек, из них девять детей. Те 18 городков, которые есть в регионе, фактически изолированы друг от друга. А сама Чилапа в 2017 году удерживала первое место по уровню убийств в Мексике (если не во всей Латинской Америке) — 191 человек на 100 тысяч.

А что же власти? Где же те самые элитные морпехи, которых жители многих штатов боятся больше, чем любых сикариос? А ничего. Двадцать третьего ноября 2016 года погиб глава пресс-службы индейской полиции в Тистле, профессор Иринео Сальмерон Дирсио. Девятого января 2018 года подразделения полиции, армии и ВМФ Мексики устроили целый рейд в индейскую общину «Ла Косепсьон», просто поубивав по ходу дела нескольких «коммунальщиков». Всё это, чтобы вытащить из местной тюрьмы бывшего военного Ивана Сореала Леаля, который пытался организовать убийства верхушки общины.

Чтобы, значит, не путались под ногами — люди делают серьёзное дело, у них бизнес на наркоте и контрабанде всяких товаров, а тут приходят какие-то аборигены, права качают.

Двенадцатого апреля 2019 года около штаб-квартиры индейской полиции в городе Сан-Луис-Акатлан убили её главу, Хулиана Кортеса Флореса. Так что, когда в марте 2019 года пропал Гонсало Молина, глава индейской полиции в городке Тистла-де-Герреро, поначалу все подумали, что его похитил очередной наркокартель. До этого власти упекли Молину на пять лет в тюрьму за то, что он постоянно ни в грош не ставил федеральную полицию города (между нами говоря, и правильно делал).

c3ce8da6684fb0e845b8fc37afba5c6daec08a15

(Источник фото)

В столице штата прошли демонстрации с требованием найти и освободить Гонсало. Однако вскоре оказалось, что мужик просто сбежал в неизвестном направлении. Ничего личного — ему угрожали, а властям он не доверял, вот и подался в бега.

Сердце любого картеля — в Мехико

К драпающей федеральной полиции в Мексике привыкли, а вот к драпающим индейцам — нет. Ситуация вернулась к своей исходной точке.

Власти Мексики не доверяли собственному населению и боялись его больше, чем наркокартелей. Вооружённые индейцы, создав свои органы власти, независимые от мексиканских, покусились на сами основы республики. Этого Мехико простить не могло, и плевать на картели — картели были своими. Нельзя перевозить тонны наркоты, сотни тысяч тонн контрабандного груза, вырубать лес и внаглую переводить миллиарды долларов на счета в американские банки, как это делали картели типа Синалоа, и не быть связанными тысячами нитей с мексиканскими властями. В том же штате Чиуауа картель Хуарес находился все 1990-е годы под крылом правящей Институционно-революционной партии.

Где начинаются картели и где заканчивается мексиканское государство — этот вопрос в Мехико не могут решить до сих пор.

Вооружённые индейцы победили не просто картели. В какой-то момент они победили само мексиканское государство — и в ответ их безжалостно раздавили. История печальная, но есть и повод для оптимизма: над картелями можно одержать верх, и для этого не нужно быть супергероем или обладать вундервафлей. Другое дело — удержать победу. Но для этого нужна революция.

Источник Фарид Мамедов

Рекомендуем прочесть

Let's block ads! (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх