ЖеЖ

50 525 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ольга Томашевич (Вишневская)
    Россия сама отказалась от собственного языка."Даже трусы делае...
  • Ольга Томашевич (Вишневская)
    Вы правы. Кроме слова "спутник", что везде писали латиницей, но не меняя произношения , я не помню."Даже трусы делае...
  • Strannik Weid
    Тот смотрю казахстанские бренды весь мир завалили товарами. В самом Казахстане сплошняком китайские шмотки. Даже туре..."Даже трусы делае...

Чудо древней молитвы

Чудо древней молитвы
«Царь Давид молит Бога об избавлении его народа от моровой язвы» Поль Гюстав Доре (1832–1883 гг.), время создания 1866 г.

У этой молитвы, написанной царем Давидом (XI-X вв. до н. э.) по случаю избавления его народа от трехдневной моровой язвы, именно в России какая-то особенная судьба. Многие из этих историй связаны с Великой Отечественной войной, что объяснимо - именно тогда миллионы людей подверглись жесточайшим испытаниям.

Ночь у иконы и Гудериан

«Осенью 1941-го мне было семь лет, моей сестре Сонечке - пять. Так получилось, что в эвакуацию мы уехали только весной 1942-го, поэтому страшную осень и зиму первого года войны были в Москве. Мой папа, Гущин Андрей Федотович, несмотря на слабое зрение, добровольцем пошел в ополчение. Там и погиб.


Мама, Александра Филипповна, врач, все время проводила в госпитале, и мы с Сонечкой оставались с бабушкой - Натальей Тимофеевной.

Как началась война, я не помню, но зато хорошо помню чувство голода, и то, как осенью 1941-го ездили с бабушкой на поля собирать капустные листья. Помню, как всю осень говорили про какого-то Гудериана: "Гудериан подошел к Туле, Гудериан подползает к Москве..." У меня слово "Гудериан" почему-то ассоциировалось с какой-то змеей - аспидом, василиском, я видела таких в книжке.
Помню, как однажды мы с бабушкой были по делам в центре, и вдруг пошел снег, и снег был черный. И женщина, проходившая мимо, каким-то срывающимся на визг голосом запричитала: "Господи, конец света!"

А бабушка, крепко схватив меня за руку, сказала: "Никто не знает ни дня, ни часа. И даже если ангел с небес начнет возвещать конец света, да анафема ему будет". Сейчас понимаю, что это были слова из Евангелия. В тот день я и выучила 90-й псалом "Живый в помощи Вышняго..."

Может быть, от недоедания память у меня в детстве была плохая, мне с трудом далась даже таблица умножения, но молитву я запомнила быстро.

За капустными листьями мы ездили почти всю осень, но однажды соседка сказала, что Гудериан подошел совсем близко, он в районе метро "Сокол", прямо у капустных полей. В тот вечер мы особенно долго молились, бабушка, думаю, всю ночь - как сейчас вижу ее, стоящую перед иконой на коленях. А ночью ударил мороз. И техника Гудериана встала. У меня, ребенка, было такое чувство, что это произошло, потому что мы - я, Сонечка и бабушка - молились. А бабушка с утра была такой просветленной, радостной, я ее такой видела только один раз, когда из ссылки вернулся ее старший сын Валериан, уже после войны.

Она нам сказала, что в этот день, когда Гудериан был вынужден встать под Москвой, был большой праздник - Введение во храм Пресвятой Богородицы.

Потом 90-й псалом помогал мне еще не раз. С уважением, Гущина Наталья Андреевна».

Листок в гимнастерке

В ряды Красной армии меня призвали в декабре 1941-го. Когда уходил на фронт, мама дала мне листок с молитвой "Живый в помощи Вышняго..." и велела зашить ее в гимнастерку. Знаю, что у многих солдат эта молитва была зашита. У кого в гимнастерку, у кого в подкладку шинели. Ее еще в народе называли "Живые помощи" или даже "Живые помочи", иногда "Помощи солдата".

Меня, я так считаю, эта молитва спасла не раз.

Однажды подвозил снаряды на лошадях, и началась бомбежка. Решил укрыться вместе с лошадьми - под навесом около дома было свободное место, но один из офицеров, стоявших там, начал на меня кричать: "Куда ты со снарядами! Назад, назад поворачивай!" И только я отъехал назад, на голое, неприкрытое место, как в дом, прямым попаданием упал снаряд. Никого в живых не осталось...

Когда в 1944-м меня ранило, пока был в сознании, молился. Врач мне потом сказал, что я в рубашке родился. "Не придет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему, яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих".

Закончил я войну в Германии, на Эльбе. Прошел через Сталинградскую битву, сражение на Курской дуге, был ранен, но домой к маме вернулся живым, да еще и с боевыми наградами - разве не чудо?

Всего доброго. Петр Егорович Завьялов.

Листок от мамы

Я родился 4 февраля 1942 года в Москве. Мама умерла, когда мне не было и года, из-за порока сердца, ей было двадцать два. Папу забрали на фронт в августе 1941-го, погиб он в 1944-м, и воспитывали меня дедушка - Павел Степанович и его сестра, я ее называл тетей Раей. От мамы у меня остались только две вещи. Фотография, где они с отцом как раз в день знакомства: молодые, веселые. Это был апрель 1941 года. И еще - листок с молитвой "Живый в помощи Вышняго...".

Бумага, на которой маминой рукой была написана молитва, очень необычная - тонкая, но прочная, я такой больше не встречал. Похожа на бумагу, на которой печатают деньги, но лучше. Откуда ее взяла мама? Загадка...

Этот листок с молитвой тетя, обернув в платочек, пришивала мне к безрукавке. Когда она ее стирала, отпарывала платочек с молитвой, а потом пришивала опять.

Рос я дворовым, уличным, и мамина молитва меня не раз спасала. Ведь послевоенные дети были очень рисковые - и гранаты держали, и патроны - это считалось шиком, некоторые так и гибли по неосторожности. Случались часто серьезные драки - с кастетами, ножами, но ничего, Бог меня миловал. Многих ребят, в сущности неплохих, затянуло воровство. И хотя рос я без родителей, но даже институт окончил. Молитва меня хранила. "Живый в помощи Вышняго, в крове Бога небеснаго водворится".

Когда стал взрослым, листок куда-то задевался. Я искал-искал, но так и не нашел. А однажды, через годы, он сам нашелся - выпал из книги. И я его в карман положил. В тот день поехал в командировку в Орел, ехали мы в машине втроем, и ночью случилась авария. Мои товарищи погибли, а мне - ничего.

Раньше я не задумывался, но сейчас, с возрастом, когда у самого и дети, и внуки, ночами часто думаю о маме. Думаю о том, что она чувствовала тогда, осенью и зимой в первый год войны, в Москве, что думала, когда я родился. Получается, она дала мне жизнь ценой своей жизни. И оставила молитву... Леонид Петрович Мозганов.

Войны только начинают люди, заканчивает их Бог. К сожалению, тема духовного, молитвенного подвига нашего народа в годы войны малоизучена. И я прошу вас, дорогие читатели, присылать свои свидетельства помощи Божией во время Великой Отечественной войны.

Мария Городова



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх