ЖеЖ

50 271 подписчик

Свежие комментарии

Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2021)

Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2021)
                                      Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2021)

Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» совместно с Финансовым университетом при Правительстве РФ подготовили новое исследование, посвященное оценке деятельности мэров столиц регионов и крупных финансово-промышленных центров Российской Федерации за апрель-май 2021 года.

Настоящее исследование проведено ЦИК «Рейтинг» в партнерстве с Финансовым университетом при Правительстве Российской Федерации.

Его объектами являются мэры 88 городов России. В их число входят руководители столиц всех субъектов РФ с добавлением представителей пяти крупных финансово-экономических центров: Магнитогорска, Набережных Челнов, Новокузнецка, Сочи, Тольятти. В рейтинг не включены представители Московской и Ленинградской областей в связи с отсутствием у этих регионов собственных административных центров.

Понятие «мэр» не имеет единого значения в различных субъектах России. Под «мэрами» в исследовании понимаются избранные населением главы городов либо, при их отсутствии, те из руководителей, в официальной должности которых содержится определение «мэр». Муниципалитеты, для которых не подходят оба эти варианта, в рейтинге представляют руководители городских администраций (основываясь на изначальном значении слова «мэр»).

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, а также заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества. Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении релевантности результатов, в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но и людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге мэров» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов различной профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав, кроме того, позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.


Анкеты, рассылаемые экспертам, не только давали им возможность формально оценить работу того или иного мэра, но и предлагали обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют выявить причины успеха или неудачи муниципальных руководителей в глазах экспертов. Именно анкеты являются основным источником, на основании которого выстраиваются таблицы исследования, формулируются тексты его аналитической части.

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение о работе того или иного мэра, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой в рейтинге одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений экспертного сообщества. При этом эксперты, высказывают своё мнение в «Национальном рейтинге» не зная итоговых результатов исследования.

В таблицах рейтинга обозначены те мэры, которые находятся на своём посту на момент обнародования исследования. Если ротация мэров произошла незадолго до публикации, эксперты имеют возможность дать положительную или отрицательную оценку происшедшему событию, определить своё отношение к новому мэру, в сравнении с предыдущим и т.п.

В случае с городами федерального значения (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь) в «Национальном рейтинге мэров» делается акцент на отношении к их руководителям как к градоначальникам, а не как к главам субъектов. Хотя, безусловно, не всегда экспертам удается отделить местную и региональную повестку от федеральной.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса мэра («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Павел САЛИН
Политолог


Активность событийного фона вокруг представителей мэрского корпуса в последние пару месяцев несколько снизилась по сравнению с уровнями конца 2020 – начала 2021 гг. Возможно, отчасти это связано с тем, что во многом они (наряду с губернаторами) отвечают за организацию получения нужного власти результата на предстоящих выборах, и пока решено их не «нервировать». В пользу этой версии свидетельствует и вброшенный в начале мая слух, согласно которому якобы решено пока не трогать первых лиц муниципальных образований и регионов в рамках антикоррупционной кампании, очередной виток которой намечен на лето с целью перехвата этой повестки у несистемной оппозиции. При этом под прицелом данной кампании окажутся менее значимые фигуры на уровне заместителей мэров и губернаторов, а также чиновников более низкого уровня.

Однако эта установка, даже если она и имеет место, не носит абсолютного характера, что показали немногочисленные, но резонансные среди муниципальных чиновников события последнего месяца. Правда, в данном случае речь идет скорее о предварительных действиях силовиков с прицелом на их развитие за пределами думской кампании. В частности, претензии у правоохранителей возникли к недавно вступившему в должность мэра Орла (в конце прошлого года) Юрию Парахину, которого подозревают в злоупотреблении полномочиями. Скорее всего речь идет об элементе эшелонированной атаки на позиции самого орловского губернатора Андрея Клычкова, протеже которого является мэр. Данный кейс может стать прецедентным и с точки зрения дальнейшего развития ситуации на фоне якобы существующего временного моратория на преследование мэров, и с точки зрения влияния такой активности силовиков на электоральные процессы. В Орловской области в сентябре помимо думских должны состояться и выборы в облсовет народных депутатов.

Другой формат давления на мэров (правда, в данном кейсе солируют гражданские чиновники, а не силовики) наблюдался на примере судьбы уже бывшего мэра Владивостока Олега Гуменюка. Он подал в отставку на фоне резкой критики со стороны полпреда президента в ДФО Юрия Трутнева и губернатора Олега Кожемяко. Г-н Гуменюк регулярно выступал в качестве громоотвода для власти в целом, и рано или поздно должен был покинуть свой пост, поскольку проблемы во вверенной ему сфере ответственности во многом носят неразрешимый характер. Кроме того, президентскому полпреду в ДФО Юрию Трутневу сейчас необходимо хотя бы частично восстановить в глазах местной элиты свое реноме «хозяина Дальнего Востока», заметно пострадавшее в последнее время, после того, как он понес несколько аппаратных поражений на федеральном уровне. При этом пока бывшему главе города разрешили уйти «по-хорошему» — по собственному желанию, которое, по его словам, стало результатом «консолидированного решения» как полпреда и губернатора, так и самого мэра. Ставший его сменщиком Константин Шестаков, пришедший из краевой администрации, при сохранении текущих условий скорее всего со временем повторит карьерную траекторию своего предшественника (в лучшем случае).

На этом фоне наблюдалось продолжение развития сюжетов, ставших уже практически «вечными». Например, в Тамбовской области в очередной раз был отменен конкурс по выборам главы региональной столицы. Врио мэра Максим Косенков не может избавиться от этой приставки из-за наличия судимости. Губернатор Александр Никитин вполне может реализовать обходной вариант, инициировав проведение через облдуму поправок в закон о местном самоуправлении, которые введут пост сити-менеджера «под Косенкова». Однако пока глава региона предпочитает придерживать этот вариант – скорее всего он предполагается в качестве «бонуса» г-ну Косенкову за обеспечение нужных власти результатов в областной столице на сентябрьских выборах.

В целом такие же задачи – обеспечение нужных власти результатов – будут стоять перед любым «системным» мэром в ближайшие три с лишним месяца. Поэтому с высокой степенью вероятности «мораторий» на прессинг мэрского корпуса со стороны силовиков будет соблюдаться, а если и будут нарушения, то лишь в случае наступления чрезвычайных обстоятельств. Вопрос в том, не начнут ли наиболее дальновидные мэры более сложную игру, чем та, которую от них ожидают вышестоящие властные инстанции.

Дмитрий СОСНИН
Политолог, координатор проекта Комитета гражданских инициатив «Муниципальная карта России: точки роста»


Процесс, который мы сегодня наблюдаем в корпусе мэров — устранение непопулярных фигур перед выборами. Наиболее непопулярны мэры – это те, которые не справляются в сложных регионах, протестных, таких как, например, Приморский край – там сложилась достаточно сложная электоральная ситуация. Добровольные отставки мэров и приход новых лиц призван улучшить общественные настроения, так как в обществе есть ожидание изменений – и это делается через электоральные технологии.

Второй аспект, который сказывается на мэрах, связан с выборами не напрямую – это активная фаза реализации федеральных социально-экономических программ – так называемого «плана Мишустина». В апреле произошло обновление всех национальных паспортов проектов, зона по достижению поставленных задач, ответственности мэра растёт, особенно в крупных городах. Это тоже оказывает на градоначальников очень сильное давление, потому что они зажаты кучей ограничений, связанных с законодательством о закупках, например. Эта тема всё время звучит и будет только нарастать. И время, и исполнение средств, которые передаются в центр, в том числе в рамках нацпроектов.

Такие периоды практически неизбежны, они часть этой модели. У нас всегда будут находиться мэры и города, которые «не успели», поскольку задан высокий темп, а правительство Мишустина его всё больше наращивает. Были защиты проектов, по части из них значительная доля идёт на города. В этой логике и агломераты, и развитие экономического роста. В этом плане для мэров одна из ключевых тем, даже важнее, чем выборный контекст, непосредственно связанный с Госдумой – то, как мэры достигают поставленной задачи в рамках «плана Мишустина» и национальных проектов.

Если брать формальные показатели по количеству средств, поступающих в муниципалитеты – они растут. Например, в прошлом пандемийном году в совокупности в местные бюджеты всей страны поступило 5 триллионов, а в 2018 году это было 3,8 триллиона. Это деньги не столько на решение вопросов местного значения, сколько на реализацию нацпроектов и тех целей, которые идут сверху. А местные источники не особо растут. Это деньги, которые вкачиваются через местный бюджет для решения этих задач. Но для мэров крупных городов самое главное сейчас – реализация нацпроектов, особенно в постпандемийный период.

Александр АСАФОВ
Политолог, журналист, политический эксперт. Автор проекта «Политические и электоральные процессы простыми словами»


Есть такое общее заблуждение, что для мэров – руководителей городов-миллионников и городов поменьше – появляются какие-то особые направления работы, которые отнимают огромное количество сил, поскольку связаны с решением политических вопросов.

Начинают рассуждать о торговле мандатами, о распределении политических сил по округам, но всё это не относится к компетенциям градоначальника.

Это большая экспертная иллюзия. Их вызовы – обеспечение функционирования городов, несмотря на проблемы: где-то это проблемы бюджетирования, где-то – угрозы по коронавирусной инфекции. Посмотрите на Питер: там часть коек крупных госпиталей размораживают, видимо, ситуация не очень позитивна в динамике. Есть разные проблемы, их нельзя обобщить, только если по крупным направлениям: восстановление экономики, увеличение показателей по вакцинации для достижения коллективного иммунитета. Можно отдельно сказать про проведение крупных всероссийских мероприятий, связанных с Днём победы, но со всем справились, рисков никаких не создано, всё прошло очень хорошо.

Если брать выборы в общем, то это обеспечение транспарентности, в первую очередь кампании и потом проведения. Судя по предпосылкам, в своих рекомендациях ЦИК будет настаивать на создании штабов наблюдения и тотального видеонаблюдения на выборах в Госдуму. Учитывая московский опыт, все участки должны быть с круглосуточным видеонаблюдением. Вот это, наверное, создаст определённые сложности для мэров, потому что это серьёзная организационная работа. Это основное.

Александр ГНЕЗДИЛОВ
Член федерального политического комитета партии «Яблоко». Главный редактор Smart Power Journal


Формально федеральные выборы и жизнь местного самоуправления между собой не связаны. Но на практике, конечно, эта связь есть и она достаточно сильна. Сложившиеся на местах политические союзы и коалиции способны, под влиянием выборов в Государственную Думу, причудливо трансформироваться и политики одного лагеря будут переходить в другой, ища для себя хорошее место.

Ещё в начале этого года бывший мэр Якутска Сардана Авксентьева, уйдя в отставку, призывала жителей на выборах нового мэра голосовать за кандидата от «Единой России», который в итоге и победил. Но всего через пару месяцев вошла в партию «Новые люди» и теперь, в ходе предстоящей думской кампании, явно будет представлять себя избирателю как оппозицию и альтернативу «Единой России».

Своё влияние на происходящее оказывает и пандемия коронавируса. Низкие (особенно в сравнении с другими странами) темпы вакцинации, недоверие части граждан (конкретно к вакцинам или вообще ко всему исходящему от государства), вброс лидером «Единой России» Дмитрием Медведевым идеи о принудительной вакцинации, сохраняющиеся сравнительно высокие показатели заболеваемости и угроза «третьей волны» пандемии создают атмосферу неопределённости и повышают уровень тревоги в обществе.

Хитросплетения политических и эпидемиологических факторов ставят в непростое положение мэров, в особенности — городов федерального значения.

Как объяснить, например, проведение в Москве многолюдных мероприятий в закрытых помещениях (концертов, спектаклей, спортивных событий и т. д.) — и одновременно отказ в согласовании политических акций на открытом воздухе, где угроза заражения минимальна? Как объяснить городским чиновникам свои запреты горожанам на пикеты в 5-10 человек, с возможностью обеспечить ношение масок и соблюдение социальной дистанции — и одновременно многотысячное сборище в Лужниках по поводу присоединения Крыма, где большинство участников находились под закрытой крышей без масок и дистанцирования?

Уже сейчас некоторые партии активно ведут так называемую предкампанию, раздавая своли газеты у метро, в других местах скопления людей и разбрасывая свои издания по почтовым ящикам. А вскоре официально начнётся избирательная кампания и острота всех этих вопросов ещё более возрастёт.

Этим летом сперва множество кандидатов и их сторонников выйдут на улицы городов, чтобы собирать подписи граждан за своё выдвижение. Затем наступит собственно агитационный период, когда количество контактов между политиками и гражданами существенно возрастёт.

Полагаю, что попытки городских властей сохранить существующие ныне пандемические ограничения на проведение политических акций и, в связи с этим, фактически свернуть предвыборную кампанию на улицах российских городов, могут иметь трудно предсказуемые сегодня последствия федерального уровня.

Во-первых, такие попытки мэров (в большинстве своём состоящих в одной из партий и/или назначенных голосами её депутатов) будут рассматриваться оппозицией и недовольными избирателями как попытки воспрепятствовать политической конкуренции и удержать мандаты любой ценой. Серия таких кейсов, особенно в крупных городах, может дать кумулятивный эффект, сравнимый с последствиями скандалов при подсчёте голосов на выборах Государственной Думы в декабре 2011 года.

В этом отношении судьба федеральных выборов и их последствия оказываются во многом в руках властей региональных и местных, особенно это относится к мэрии Москвы.

Однако и мэры находятся в зависимости от политики Кремля в отношении пандемии. С одной стороны, местные власти должны удерживать ситуацию под контролем. Но с другой, заморозить, по примеру политических акций, различные развлекательные мероприятия никто мэрам не даст, так как подобный шаг угрожает рейтингам власти в целом (что также рискованно для выборов) и потребует от федерального центра дополнительных бюджетных расходов. И, кроме того, большой вопрос, насколько конкретные градоначальники свободны в принятии важных решений перед голосованием в пандемических условиях.

Все эти факторы, переплетаясь, образуют своего рода Гордиев узел вокруг сентябрьских выборов.

Игорь СКУРЛАТОВ
Партнер Национального фонда содействия устойчивому развитию регионов, писатель, публицист. Глава Гражданской коалиции «Третья Сила»


Ключевым элементом реформы системы управления муниципалитетами в России стал переход от модели «избираемого мэра» к модели «сити-менеджера» и «назначаемого мэра». По замыслу авторов реформы, такой переход должен был встроить муниципалитеты в вертикаль власти и привести к более эффективному управлению ими. Однако этого не произошло — муниципалитеты лишились автономии, стали больше экономить на образовании, здравоохранении и ЖКХ, а эффективнее так и не стали.

Итогом реформы системы управления муниципалитетами в России стало то, что к 2018 году модель «избираемого мэра» была фактически вытеснена из городских округов и городских округов с внутригородским делением, а в муниципальных районах доля данной модели не превышала 20% от общего количества муниципальных образований. При этом наибольшее распространение получила модель «назначаемого мэра», которая постепенно заменяла и модель «избираемого мэра», и модель «сити-менеджера».

В предвыборный год «назначаемым» мэрам была поставлена задача эффективного сопровождения кандидатов в новый парламент. Второй задачей являлось нивелирование экономических и социально-психологических последствий пандемии с выполнением бюджетов, предусматривающих социальные выплаты особо нуждающимся категориям граждан, которые были определены в Заявлениях Президента в прошлом и текущем году. Остальные задачи распределены по приоритетности в зависимости от региона (до 30 параметров, разработанных в УВП АП).

Система KPI в этой связи является универсальным инструментом рейтингования мэров, наряду с другими чиновниками.

Однако в российском контексте все осложняется тем, что местное самоуправление не является в полной степени независимым, а все его реформы начиная с 2003 года были направлены на встраивание муниципальной власти в единую вертикаль. Эффективность мэров регулируется в «ручном» режиме. И увольнение владивостокского мэра Гуменюка по требованию местного постпреда президента Трутнева – яркий тому пример. Для ЕС основными критериями эффективности руководителей регионов являются экология и решение всех вопросов через призму чистоты воздуха, а именно продвижение электромобилей, утилизация отходов, циркулярная экономика, климатическая нейтральность, исключение любого вреда лесам и водным пространствам.

Вторые KPI по значимости – это высокое качество жизни и удовлетворенность жителей, достигаемые за счет цифровизации, качественных государственных услуг жителям и бизнесу, создания новых бизнес-возможностей без вреда для экологии, так как экономической рост, осуществляющийся с существенным вредом для окружающий среды, в конечном итоге снижает продолжительность жизни, девальвируя не только эффективность работы чиновников и экономические показатели, но и саму ценность жизни с учетом пандемии. Поэтому российские KPI требуют переформатирования в соответствии с мировыми тенденциями, чем и занимаются тематические группы разработчиков. Наиболее продвинутые разработки коэффициентов применяются в Москве, Казани. Очень перспективна «Тульская инициатива» Груздева, которая помимо анализа лучших градостроительных практик мира, предлагает ввести в масштабах страны систему индикативных показателей муниципального управления — некий аналог известной в бизнесе системы ключевых показателей эффективности (KPI). Предлагается устроить некое заочное соревнование разных городов. Результаты такого рейтинга должны становиться основанием для финансирования из федерального бюджета, и, конечно же, инвестиционным магнитом. При этом главным параметром KPI остается формирование и поддержание высокого уровня доверия власти в целом. KPI не могут быть исчерпывающим показателем успешности того или иного управленца. Часто работа исключительно на KPI приводит к тому, что чиновники бьются за параметры, не получая результат. Так, мэр Москвы Сергей Собянин выполняет практически все KPI, однако жители столицы продолжают жаловаться на городскую власть. Почему? Потому что властям и мэру Собянину следует научиться у политтехнологов умению «вести себя с народом», стать «своим». Как успешно делал бывший мэр Лужков. И рамках этого «нового поведения» не чураться постоянно рекламировать и выделять средства малоимущим, а также усилить обратную связь с населением через НКО и напрямую через СМИ и личные встречи с электоратом, чего у мэра столицы попросту нет.

В Москве тем не менее уровень цифровизации и доступности услуг для населения достиг значительного прогресса, опередив по указанным параметрам такие города как Шанхай и Лондон. А если усилить кадровый состав ДИТ и навести порядок с целевым расходованием средств в департаментах мэрии, то «картинка» станет еще более привлекательнее. Кадры – залог эффективности любой структуры. И мэру следует обратить на это особое внимание.

Первая группа рейтинга

Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2021)
Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2021)
Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2021)

Сергей Собянин (город федерального значения Москва) на этот раз не без труда сохранил первое место в «Национальном рейтинге мэров». Коррупционный скандал изрядно подпортил впечатление о привычных и достаточно стандартных положительных откликах на его деятельность.

Силовики арестовали замглавы департамента экономической политики и развития Москвы. Леонид Кострома обвиняется в участии в масштабном картельном сговоре, который затронул область благоустройства и капитального ремонта, в которой в столице крутятся огромные средства.

Не повысила популярность городской администрации заммэра Анастасия Ракова по вопросам социального развития, выдвинувшая идею штрафовать граждан, не следящих за своим здоровьем.

Сообщение мэра о проведении после 2024 года второй волны реновации получило неоднозначную реакцию экспертов.

Однако общий запас прочности у московского градоначальника, по сравнению с конкурентами, настолько велик, что указанные коллизии всё же не смогли сдвинуть его с позиции лидера «Национального рейтинга».

Как весьма неустойчивое расценивают эксперты положение Юрия Галдуна (Белгород). Недовольство региональной власти мэром не является секретом – и. о. губернатора Вячеслав Гладков высказывал его публично. После того, как глава региона раскритиковал на совещании работу городских властей, в отставку по собственному желанию ушёл первый вице-мэр Белгорода Василий Голиков. Некоторые эксперты назвали эту отставку симптоматичной: именно первые заместители мэра в Белгороде по традиции становились впоследствии градоначальниками. Одновременно появилась информация о том, что Анна Махмутова больше не является руководителем аппарата администрации города: ушла в отпуск с последующим увольнением. На сессии горсовета один из депутатов обратился к Юрию Галдуну с просьбой прокомментировать «кадровую чехарду» в администрации, одна градоначальник заверил: никакой чехарды нет – «все ушли сами».

При этом и. о. губернатора заявил, что не планирует просить об отставке ­мэра – «в повестке этого вопроса не стоит». Тем не менее, аналитики высказывают единодушие в прогнозах скорой отставки Юрия Галдуна, апеллируя, в том числе, к опыту других субъектов – ни один новый губернатор не оставил в должности мэра региональной столицы. Что, по мнению наблюдателей, в общем-то, закономерно: областной/республиканский центр – слишком значимая для региона территория, чтобы глава оставлял его без своего непосредственного ставленника.

Юрий Галдун, однако, демонстрирует оптимизм и включённость в повестку. Он отчитался перед депутатами горсовета, поведав о реализации Стратегии развития города в 2020 году и планах на текущий год. Успехи мэрии он проиллюстрировал примерами: вводом новых объектов, дорожных развязок, а также постоянным нахождением на «пьедестале почёта» в различных федеральных рейтингах городов. В 2021 году планируется продолжение работ по формированию комфортной городской среды, совершенствованию инфраструктуры, реализации социальных программ. Недавно стало известно, что Белгород получит из областной казны миллиард рублей на благоустройство – в дополнение к 500 млн, уже выделенным в этом году на строительство социальных и спортивных объектов.

По мнению экспертов, у Юрия Галдуна есть шанс доработать в своей должности до выборов, если федеральный центр и региональные власти сочтут, что в электоральный период надежнее оставить город под управлением действующей команды.

Позиции в «Национального рейтинге» Юрия Галдуна, тем не менее, существенно ухудшаются – многие эксперты уже посчитали его временной фигурой.

По оценке большинства экспертов, в последнее время Алексей Орлов (Екатеринбург) укрепил своё положение.

Хорошие отношения с бизнес-элитами города подтвердило избрание Алексея Орлова членом Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей. По мнению многих аналитиков, дополнительные плюсы дает действующему мэру и разрешение доставшегося от прежнего руководителя города Александра Высокинского конфликта мэрии и строительного лобби. На встрече Алексея Орлова с застройщиками было решено, что идеологию нового Генплана администрация города представит к концу сентября этого года.

Отход Алексея Орлова от прежнего правила жесткого закрепления полномочий заместителей главы города перераспределением их обязанностей не вызвал возражений со стороны депутатов городской Думы и, соответственно, стоящих за ними лоббистских групп. Как не вызвало возражений и создание двух новых департаментов внутри администрации города – по социальной и молодежной политике и по организационному и документационному обеспечению. Традиционно зависящий от позиции руководства города строительный бизнес получил нового куратора – бывшего заместителя московского фонда капремонта многоквартирных домов Рустама Галямова, который, по сообщениям наблюдателей, не связан ни с одним из действующих в городе застройщиков и который, по всей видимости, должен будет обеспечить в отношениях с ними большую свободу для городских и региональных властей.

В рассматриваемый период Алексей Орлов начал подступаться и к сложным инфраструктурным вопросам развития города, значимое место среди которых занимает транспортная проблематика. На встрече с начальником Свердловской железной дороги обсуждался проект наземного метро, которое должно связать центр города с отделенными районами, а также городами-спутниками – Верхней Пышмой, Среднеуральском и Сысертью. Планировалась встреча мэра с руководителем московского метро для изучения возможности применения новых технологий для строительства второй ветки метро в Екатеринбурге, на ТЭО которой уже потрачено 160 миллионов рублей. Этои события выглядят многообещающими, хотя уверенно говорить о строительстве новых веток метро в Екатеринбурге преждевременно, так как не ясно по какой модели может пройти будущее строительство. Это, как считают некоторые аналитики, в какой-то мере сигнализирует об отсутствии политической поддержки со стороны федеральных органов власти для продолжения строительства метро в Екатеринбурге.

В ближайшем будущем масштабному аудиту с целью выяснения объема необходимых инвестиций будет подвергнут один из основных экономических активов города – ЕМУП «Водоканал», который еще недавно, по сообщениям местных СМИ, рассматривался некоторыми региональными бизнесменами как объект концессии. Кадровые решения на этом направлении тоже не заставили себя долго ждать – первый заместитель руководителя «Водоканала» Александр Караваев, относимый к группе влияния одного из местных «авторитетных» бизнесменов уже перешел со своего поста на должность советника. Все это дает основания аналитикам предполагать о наличии определенной, но пока непубличной, стратегии властей в отношении данного знакового предприятия.

Традиционным вызовом для муниципальной власти Екатеринбурга является проблема записи детей в первые классы школ, главным образом из-за появления детей родителей-льготников. Но на данный момент каких-либо громких заявлений со стороны родительского сообщества нет, за исключением возможных будущих опасений.

К политическим вызовам эксперты относят проблемы при взаимодействии городского штаба партии «Единая Россия» с областным по выборам в Госдуму и Законодательное Собрание региона. Для решения этого вопроса представителем города в областном штабе стал бывший глава Ленинского района города, а ныне новый вице-мэр Дмитрий Ноженко, в чьи нынешние должностные полномочия не входят политические вопросы. При этом «профильный» вице-мэр Сергей Плахотин и пролоббированный им на должность советника Главы Екатеринбурга политтехнолог Александр Пирогов остались вне этих структур.

Тревожным звонком для Вадима Кстенина стало снижение числа жителей города Воронежа и рост смертности на 21%. Эксперты считают, что в данном случае столица Черноземья только следует в русле федеральных демографических тенденций, однако, учитывая традиционное внимание Центра к цифрам и формальным показателям, «осадок остаётся». В то же время заработная плата в городе в 2020 году выросла на 7,3% – до 45 тыс. рублей в месяц. Утверждён Генплан Воронежа на 2021-2041 гг. Позитивно выглядит ряд важных показателей городской экономики, и, по большому счёту, к руководству муниципалитетом весомых претензий у областных властей нет.

Однако эксперты всё чаще высказывают мнение, что для мэра города-миллионника мало быть хозяйственником – необходим значимый политический вес, в особенности в свете предстоящей выборной кампании, а также при наличие в городе нескольких центров политического влияния (строительное лобби и пр). В Воронеже возрождается городское отделение партии «Единая Россия», которое должен возглавить Вадим Кстенин, о чём в телеграм-канале сообщила администрация города. (Правда, для реализации этого ещё требуется ряд процессуальных уставных процедур). Представители оппозиционных сил уже высказались о неприемлемости такого плана, так как, по их мнению, в этом случае мэр не сможет быть равноудалён от всех политических сил в городе, чего требует логика руководства муниципалитетом.

Ряд экспертов полагают, что, согласившись на это предложение, мэр рискует приобрести не только влияние, но и получить свою долю антирейтинга партии власти, в данной ситуации выигрывает не градоначальник, а «ЕР». Несмотря на то, что Вадим Кстенин избран мэром муниципальными депутатами – «единороссами», тем не менее, спрос с него за результаты осенних выборов будет уже совсем иным.

Эксперты также обратили внимание на заявление вице-спикера Госдумы, экс-губернатора Воронежской области Алексея Гордеева, который высказался за прямые выборы мэра Воронежа. Большинство из них связывают это событие с намерением Алексея Гордеева участвовать в выборах в Госдуму по одномандатному округу Воронежской области (политик уже подал заявление на участие в праймериз «ЕР»). Его месседж в поддержку прямых выборов мэра направлен на повышение личной популярности. Как считает ряд наблюдателей, после сентября-2021 тема прямых выборов мэра Воронежа сойдет на нет, никак не повлияв на статус и деятельность градоначальника.


Далее здесь



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх