ЖеЖ

50 492 подписчика

Свежие комментарии

  • Алла Дубинина
    Штаты мечтали о подобной им Европе- соединенные государства Европы- готовились к глобализации. Но как то...Польша начала с н...
  • Любовь Гульбасова
    Запрещено восхвалять период социализма? А как же демократия и свобода слова? Сплошная демагогия.Польша начала с н...
  • Владимир Пятицкий
    думал только у нас идиоты,там круче естьНакануне саммита ...

Командно-административная система. А был ли мальчик?

Print Friendly Version of this pagePrint Get a PDF version of this webpagePDF

Иван Тевосян, легендарный нарком чёрной металлургии, прототип Онисимова в Новом назначении

Иван Фёдорович  Тевосян, легендарный нарком чёрной металлургии.

Я узнал поразительную (во всяком случае меня поразившую) вещь. Оказывается, Г.Х. Попов вывел свое определение советской экономической системы как командно-административной на основе анализа романа Александра Бека «Новое назначение«.

Не на основе архивных данных. Не на основе анализа документов. Не из обзора развития индустрий. Не путём изучения политической борьбы в Политбюро. Даже не на основе мемуаров крупных хозяйственников. И даже не на основе личного опыта. Гавриил Харитонович всё понял про советскую систему после прочтения художественного произведения.

Я теперь, прикрываясь его авторитетом, могу изучать советскую экономику на основе повести Николая Носова «Незнайка в Солнечном городе». А чем она хуже?

Роман «Новое назначение» читается неплохо, но все 200 его страниц посвящены раскрытию одной-единственной мысли, что на мой взгляд некоторый перебор. Был бы рассказ — было бы хорошо.
Квинтэссенция «административно-командной» системы, надо думать, дана в эпизоде, где главный герой, будучи наркомом металлургической промышленности, запрещает директору металлургического завода любые эксперименты в области улучшения технологии, любое рационализаторство, любые исследования, проводимые им в инициативном порядке (т.

е. не по указке «сверху»).

Роман обвинили в клевете вдова Тевосяна и все знатные металлурги [и Предсовмина Косыгин], из-за чего он больше двадцати лет ждал публикации.

[Увы, у писателей «художественная правда» сплошь и рядом расходится с правдой факта, от отравившего Моцарта пушкинского Сальери до образов старовера и татарина «Записок из мёртвого дома» Достоевского. Не говоря о поэтах, см. хоронящуюся в дупло иволгу у Есенина и пигмеев-каннибалов Гумилёва]

В моём «перестроечном» издании этот факт подается как буйство реакционных тёмных сил, но вообще-то определение «клевета» абсолютно точное. Всё, что я знаю про советскую экономику, убеждает меня в том, что при Сталине с внедрением инноваций дела обстояли сильно лучше, чем в более поздние эпохи, не в последнюю очередь именно благодаря сформированным экономическим механизмам, которые делали такой научный поиск выгодным и необходимым, и всемерной поддержке инициативы с мест.

Я об этом говорил в своей последней видеолекции но давайте тоже займемся чтением литературы (правда все-таки не художественной) и дадим слово самому кровавому тирану и главному душителю инициативы масс:

«Экономика социалистической промышленности», под ред. д.э.н. Е.Л. Грановского и Б.Л. Маркуса, Москва, ОГИЗ, 1940 год (т..е. тот самый год, в котором происходит упомянутый выше эпизод романа), стр. 567-568:

«Личное знакомство с работой, подбор кадров и проверка исполнения. Правильная система управления может быть осуществлена лишь на основе применения определенных методов руководства, которые с исчерпывающей полнотой указаны нашей партией. Па февральско-мартовском (1937 г.) пленуме ЦК ВКП(б) товарищ Сталин указывал: «Что значит правильно руководить? Это вовсе не значит сидеть в канцелярии и строчить директивы. Правильно руководить — это значит:

во-первых, найти правильное решение вопроса, а правильное решение невозможно найти без опыта масс, которые на своей собственной спине испытывают результаты нашего руководства;
во-вторых, организовать исполнение правильного решения, чего, однако, нельзя сделать без прямой помощи со стороны масс;
в-третьих, организовать проверку исполнения этого решения, чего, опять-таки, невозможно сделать без прямой помощи масс»[1].

Первое положение товарища Сталина требует от руководителя прежде всего глубокого личного знакомства с работой.Личный опыт руководителя имеет огромное значение. Партия систематически борется против поверхностного «общего» руководства, которое сводится к обшей болтовне и подписыванию бумаг. Руководитель производственного главка или завода должен полностью овладеть техникой, экономикой и финансами отрасли или предприятия. Еще в 1931 г. товарищ Сталин указывал: «Задача, стало быть, состоит в том. чтобы нам самим овладеть техникой, самим стать хозяевами дела. Только в этом гарантия того, что наши планы будут полностью выполнены, а единоначалие будет проведено»[2].

Эта задача была полностью разрешена партией, вырастившей новые кадры, овладевшие техникой производства. Конечно, и в настоящее время задача максимально полного и глубокого знакомства с порученной хозяйственнику работой сохраняет актуальность. Недостатком многих командиров управления промышленностью, хорошо знающих технику производства, является плохое знакомство с ею экономикой. В третьей пятилетке хозяйственные руководители должны уделять гораздо большее внимание вопросам экономики производства, организации и труда и зарплаты, материального снабжения, экономии сырья, снижения себестоимости, улучшения качества продукция, упорядочения финансового хозяйства, роста рентабельности и т. п.

Для обеспечения правильного руководства необходимо личный опыт руководителя дополнить коллективным опытом, опытом масс «Чтобы получить правильное решение вопроса, надо объединить эти два опыта. Только в таком случае руководство будет правильным»[3]. Товарищ Сталин и его лучшие ученики дают нам образцы такого правильного большевистского руководства. Ряд важнейших решений ЦК ВКП(б) и СНК СССР по вопросам развития промышленности основан на предварительном, личном и весьма детальном изучении работы соответствующей отрасли руководителями партии и правительства и принят после совещания с передовыми людьми этой отрасли — хозяй­ственниками, инженерами, стахановцами, профработниками и т. д.

Таков же стиль работы сталинского наркома т. Л. М. Кагановича, организаторская деятельность которого в промышленности дала такие же замечательные результаты, как и на транспорте. В Наркомтяжпроме и Наркомтоппроме за последние два года были проведены всесо­юзные совещания работников всех важнейших отраслей (угольщиков, металлургов, нефтяников, химиков и т. п.). Эти совещания подыто­жили громадный опыт низовых работников, командиров производства, стахановцев, ученых и дали материал для приказов HKTП, определяв­ших чрезвычайно полно и конкретно задачи развития данной отрасли вплоть до указаний для каждой отдельной квалификации (например, для доменщиков, сталеваров и т. п. в черной металлургии, аппарат­чиков, ремонтников и т. п. в химической промышленности и т. д.). Такую же роль играют производственные конференции и совещания предприятий и главков и хозяйственные активы заводов, главков и наркоматов».

 Ну хорошо. Издаем приказы на основе совещаний и изучения опыта низовых работников. Имеем широкое обсуждение, совмещённое с личной ответственностью того, кто приказ подписал. В советских книжках такое именуют «демократическим централизмом».
Но, может опыт масс без приказа не использовался? Может, или через приказ, или никак?
Есть, например, воспоминания Грабина о том, как он в войну создавал новую пушку.
Тут я цитирую книгу Р.А. Белоусова «Экономическая история России ХХ век. Том 4″. Обратите внимание в том числе на то, как по-разному видят ситуацию обиженный изобретатель и его заказчики.
«Официально заводу было поручено восстановит выпуск 76-мм Ф-22 УСВ. Но в июне 1941 года Грабин в порядке личной подготовки к войне реализовал свою давнюю мечту — создал опытный образец почти идеальной 76-мм дивизионной пушки, известной по литературе как ЗИС-3. Через месяц она успешно прошла полигонные испытания. По сравнению с усовершенствованной Ф-22 она отличалась большей мощностью, меньшим весом и экономичностью производства. Здравый смысл подсказывал, что для выполнения задания — резко увеличить выпуск 76-мм пушек — следует выбрать именно ее. Но для этого требуется согласие заказчиков принять ее на вооружение. В этой связи в Москве во дворе Наркомата обороны был организован показ новых пушек Сормовского завода, на котором присутствовали: заместитель председателя Совнаркома Н. Вознесенский, наркомы В. Малышев и Д. Устинов, маршал Г. Кулик и другие ответственные лица. Пояснения давал В. Грабин:
«Первой в боевом положении стояла красавица ЗИС-3 — предмет нашей особой гордости….Она была привлекательнее своей предшественницы во всех отношениях. Немаловажно и то, что втрое дешевле. Все факторы, взятые вместе, позволят заводу увеличить выпуск дивизионных пушек. Заканчивая, я настойчиво просил принять на вооружение дивизионную пушку ЗИС-3.
Кулик захотел посмотреть ее в действии… Орудийный расчет работал, как хорошо отлаженный механизм, что с удовольствием отметил маршал, выражая свою благодарность.Следующим экспонатом в этой импровизированной выставке была 57-мм противотанковая самодвижущая пушка, установленная на шасси гусеничного вездехода. Даже по внешней реакции проверяющих можно было понять — самоходка им понравилась.В кабинете у Кулика, где мы собрались после осмотра, я продолжил рассказ о производстве, о наших планах и т.д. Закончив, по привычке ждал традиционной в таких случаях критики, придвинув поближе карандаш и блокнот. Но записывать не пришлось.Поднялся Кулик. Обвел взглядом присутствующих, улыбнулся мне, я расценил это как добрый знак. Маршал немного помолчал и вдруг заявил:

— Вы хотите заводу легкой жизни, в то время как на фронте наши солдаты проливают кровь. Ваши пушки не нужны.

Мне показалось, что я ослышался или он оговорился. Я сумел только произнести:

-Как?

— А вот так, не нужны! Поезжайте на завод и выпускайте больше тех пушек, которые уже в производстве. Не время экспериментировать.

У маршала был вид победителя»3 71.

Несколько в ином ключе об этом смотре пишет Д. Устинов, который отлично знал обстановку на заводе, в том числе был информирован о создании опытного образца новой 76-мм пушки. Буквально накануне смотра он встречался с Грабиным.Принципиально одобрил намеченные мероприятия по перестройке на заводе, пожелал успеха и высказал уверенность, что он найдет поддержку и у Кулика.

«На 22 июля был назначен смотр образцов, — вспоминает нарком. После осмотра пушек орудийные расчеты показали боевую работу на них.

Всем нам опытные образцы понравились.

— Скажите, Василий Гаврилович, — спросил маршал Кулик Грабина, — почему выпуск ЗИС-2 идет так туго? Ведь пушка принята на вооружение и пущена в производство еще в мае. А завод выдал пока считанные единицы орудий. В чем дело?

— Основная причина заключается в том, что завод не может освоить как следует изготовление ствола из-за его большой длины. Но я уверен, что скоро мы решим эту задачу.

— Ваш ответ, товарищ Грабин, — сказал Н.А. Вознесенский, — еще раз подтверждает, что переход к серийному производству новой системы требует времени. А его-то у нас как раз нет. Как бы не вышло, что в погоне за лучшим мы потеряем имеющееся у нас хорошее и оставим армию без нужных ей орудий.

— Да, сейчас надо как можно больше противотанковых пушек. Именно сейчас, а не завтра, не через месяц, — заговорил маршал Кулик. — Ваше скоро, товарищ Грабин, нас не устраивает.

Поэтому к вопросу о производстве представленных заводом систем придется вернуться позже. А сейчас нужно все силы бросить на выпуск освоенных в производстве противотанковых пушек.

— Утвержденная программа должна быть выполнена безусловно, — подвел итог НА. Вознесенский»372.

Сопоставление этих двух отрывков показывает, что интересы обороны государства и интересы карьеры у высоких руководителей не всегда совпадают. Поэтому трудно прогнозировать, как они поведут себя в той или иной ситуации.Исходная позиция: «всем опытные образцы понравились» — их боевые характеристики выше, чем у ранее освоенных пушек, и они значительно дешевле в производстве. Отсюда логический вывод — их следует как можно скорее принять на вооружение и запустить в валовое производство. Как же поступают члены высокой комиссии, призванные определить судьбу ЗИС-3, которая чуть позже будет признана лучшей дивизионной пушкой Отечественной войны? Получается, что ни один из членов комиссии ее вроде бы даже не заметил.

Кулик спрашивает о другом: почему выпуск 57-мм пушки ЗИС-2 «идет так туго?». Но он должен был знать, что это происходит по его вине. Именно он приказал снять с производства пушку 45 и 76 мм. Завод протестовал. Вопрос три раза рассматривался в ЦК.

Кулик настоял на своем. Начавшаяся война показала, что это было непростительной ошибкой. Пришлось срочно восстанавливать то, что только вчера разрушили. Поэтому пришлось снять с производства и новую, более мощную 57-мм пушку, что было очередной ошибкой, но ничего не поделаешь — такова воля «верхов».

Н. Вознесенский, который, как экономист, должен понимать, что пушка ЗИС-3, которая в три раза более дешевая, при лучших других показателях, должна быть пущена в производство в первую очередь, не хочет вступать в конфликт с маршалом (потому что он доверенное лицо Сталина?). Он предпочитает ограничиться общими указаниями:

«Как бы не вышло, что в погоне за лучшим мы потеряем имеющееся хорошее». «Утвержденная программа должна быть выполнена безусловно».

Д. Устинов — нарком, которому Грабин подчинялся непосредственно, предпочел остаться в стороне, т.е. молчаливо согласился и с Куликом, и с Вознесенским.

Генеральный конструктор, который создал шедевр своего искусства и больше того — настроил коллектив завода до конца 1941 года увеличить выпуск пушек в 5 раз, прежде всего, за счет эффективности производства ЗИС-3, оказался в положении, которому не позавидуешь. Пришлось выбирать, что важнее: личная карьера или интересы обороны государства. Ответственность перед солдатами, которые очень часто оказывались беспомощными перед наступающими немецкими танками, для Грабина всегда была приоритетом.

И он решился на дерзкий и очень рискованный шаг: продолжать выпуск новой 76-мм пушки ЗИС-3, выполняя одновременно утвержденную программы по производству устаревшей морально пушки Ф22 УСВ. Директор и коллектив поддержали его линию.Сначала это делалось втайне, но когда количество незаконнорожденных пушек достигло солидных размеров, нужно было решить вопрос об их поставках на фронт.

Военпреды в цехах отказались принимать их по формальным соображениям. Доложили старшему — инженер-полковнику Телешову. «Тот отправился в цехи и убедился: действительно, на свет появились новые, не предусмотренные договором валовые пушки.Это его так поразило, что он совершенно растерялся. Я решил, — Грабин, — первым начать разговор:

— Иван Федрович, как вы оцениваете пушку ЗИС-3?

— Это прекрасная пушка, Василий Гаврилович. По своим габаритам, весу, удобству обслуживания, по экономическим показателям она значительно превосходит Ф-22 УСВ.

— Мы так же ее оцениваем… Но принимать ее вы не имеете права. Верно?

— Да, Василий Гаврилович.

— А что вы думаете о ЗИС-30 (самоходке — Р.Б.)?

— Знаю одно: такие пушки очень нужны армии.

— И мы такого же мнения… Выходит, Иван Федорович, у вас нет никаких сомнений в этих пушках?

— Никаких.

— Ну и как вы думаете? Неужели мы с вами будем спокойно гробить пушки, которые так нужны фронту? А наш долг? Наша партийная совесть? Как быть с ними?

— Меня не надо уговаривать. Я сегодня же доложу в управление.

В то время начальником ГАУ стал уже генерал-полковник артиллерии Н. Д. Яковлев. Телешов позвонил в ГАУ. Не сразу дали ему ответ…

Настал день, запомнившийся мне на всю жизнь, когда И.Ф. Телешов начал приемку ЗИС-30. Пушки партия за партией шли на фронт, но ни в ГАУ, ни в Наркомате вооружений как будто бы не замечали этого. Вроде бы ничего не происходило. Так проходили недели, месяцы. Пушки уже потоком уходили на фронт. (Всего таким полулегальным путем на фронт поступило не менее 1000 лучших по тому времени полевых 76-мм орудий3 73. — Р.Б.)

А на «верху» по-прежнему никакой реакции. Это порождало много всяких предположений, догадок и даже самых невероятных версий. Самое страшное, чего мы боялись, — вдруг по каким— либо причинам у пушек начнут появляться дефекты! Тогда нам несдобровать… Но через некоторое время пришло письмо из воинской части, на вооружении которой были пушки ЗИС-3. Какими только лестными эпитетами их не наделяли! Просили побольше таких пушек. За первым письмом последовали другие…».

В августе сорок первого Грабину позвонил Сталин.

«Суть сказанного им сводилось к следующему: положение на фронтах очень тяжелое. Фашисты рвутся к Москве… Сейчас нам нужно как можно больше вооружения для армии. Прошу вас сделать все необходимое, чтобы выпускать побольше пушек. В такой обстановке важно и количество. Если потребуется, в исключительных случаях разрешаю идти на снижение качества. Услышанное меня ошеломило…

— Ваше задание, товарищ Сталин, я обязательно передам коллективу завода. Хочу твердо заверить, что завод в ближайшее время обязательно многократно увеличит выпуск пушек.

Сталин еще раз переспросил:

— А вы твердо уверены, что завод сможет сразу увеличить выпуск пушек? Это, как я понимаю, очень сложная задача.

— Согласен, не просто, но лично я не сомневаюсь…»3 74.»

Так вот в чем нюансы! Приемка боится, что «лучшее-враг хорошего» и просит продолжать выпуск тех пушек, которые уже освоили. Параллельно Грабин с коллективом выпускают тыщу «неучтенных» пушек, и никто им ничего не говорит. А когда новые пушки доказывают свое преимущество на фронте, следует награда.

Самодурство? По-моему нет. Гавриил Харитонович широкими мазками распространил рамки действия административно-командной системы на весь советский период. Мол, что Сталин, что Хрущёв, что Горбачёв — один хрен. А между тем, если бы маститый экономист дал бы себе труд заглянуть хоть в какие-нибудь документы, он, вероятно, открыл бы для себя много нового.

Сегодня я раскопал грустную и поучительную историю про инициативу с мест.Хрущёв, как известно, Сталина не любил, и старался многое делать «не так, как прежде». В частности, он питал искреннюю веру в инициативу масс, и все пятидесятые годы постепенно передавал всё больше и больеш полномочий вниз, в республики, на предприятия, на места. Кульминацией, как мы знаем, стала ликвидация министерств вообще. Сейчас опубликована записка Хрущёва в Президиум ЦК (январь 1957 года), по которой можно понять, как он себе это представлял. Он верил, что будет небольшой аппарат организовывать некий аналог «народного вече», туда будут приходить директора, комсомольцы, активисты, ученые, партийцы, и дружно договариваться как своим экономическим районом (всего страна была поделена на 104 района) руководить.

Давайте посмотрим, как же местные органы распорядились своей властью.

Начало истории относится к 1955 году, когда вышло сразу несколько постановлений:

  1955, 4 мая: Постановление Совета Министров СССР «О некоторых дополнительных правах министров СССР». Министрам СССР предоставлено право при  доведении до предприятий и организаций утверждённых правительством годовых планов оставлять в своём распоряжении резерв капиталовложений в пределах 5% от общего объёма капиталовложений, резерв  материалов и оборудования в пределах 5% от  выделенных министерству фондов, устанавливать  предприятиям и организациям повышенные против плана  задания по снижению себестоимости в пределах 0,5% от суммы себестоимости всей товарной продукции, создавать, реорганизовывать и ликвидировать  уставные предприятия и другие хоз. и проектные  организации, н.-и. ин-ты, учебные комбинаты и др. по согласованию с министром финансов СССР.  Министрам СССР даётся право утверждать типовые штаты и типовые структуры  административно-управленческого аппарата предприятий, организаций и учреждений, использовать до 50%  сверхплановой прибыли предприятий и организаций для  оказания временной финансовой помощи другим  предприятиям и организациям министерства и т. д. Директивы КПСС и Советского правительства по  хозяйственным вопросам, т. 4, 1958, стр. 398 — 99.
1955, 4 мая: Постановление Совета Министров СССР «Об  изменении порядка государственного планирования и  финансирования хозяйства союзных республик».  Объём валовой и товарной продукции, объём  капитальных работ, задание по росту производительности труда в пром-сти и строительстве, численность работников и фонд зарплаты в гос. плане развития нар. х-ва определяются только в целом по союзным республикам. План произ-ва и распределения всех видов пром. продукции, вырабатываемой  предприятиями республиканских министерств, ведомств и  промысловой кооперации, утверждается Советами  министров союзных республик. Предложено Госплану СССР в гос. плане снабжения нар. х-ва СССР  выделять Советам министров союзных республик сырьё, материалы, топливо и оборудование, исходя из устанавливаемых ими планов произ-ва пром. продукции.
Порядок утверждения титульных списков капитального строительства, проектных заданий и сметно-финансовых расчётов определяется  Советами министров союзных республик самостоятельно по всем объектам республиканских министерств, ведомств и промысловой кооперации. Часть  продукции, выработанной сверх квартального плана на  предприятиях общесоюзных и союзно-республиканских министерств, остаётся в распоряжении Советов министров союзных республик (от 25% до 50% по списку). Изменён порядок составления гос. бюджета СССР. Доходы и расходы по бюджетам союзных республик предусматриваются в гос. бюджете СССР без распределения между республиканскими и местными бюджетами и определяются Советами министров союзных республик. В постановлении дан перечень вопросов, передаваемых на решение  Советов министров союзных республик (в области  планирования, капитального строительства, бюджета, труда и зарплаты, с. х-ва и др.), а также на решение министров союзных республик. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. 4, 1958, стр. 400—17.1955, 5 августа — подготовлены письма директорам предприятий с просьбой дать основу плана 6 пятилетки.
Директивность кончилась. Центральная власть спрашивает «низы», «в какую сторону плыть?»
1955, 9 августа. Постановление Совета Министров СССР «О расширении прав директоров предприятий». Значительно расширены права директоров в области планирования, капитального строительства и  реконструкции предприятий, реализации материальных ценностей, штатов, заработной платы и  финансирования. Директор предприятия при соблюдении  принципа единоначалия должен широко опираться на актив предприятия, проводить производственные совещания и хоз. активы. Утверждено Положение о фонде предприятия для улучшения культурно-бытовых условий работников и  совершенствования произ-ва, предусматривающее повышение размеров отчислений от плановой и сверхплановой прибыли и расширение прав директоров по  использованию этого фонда на улучшение хоз.  деятельности и на культурно-бытовые потребности работников (в фонд отчисляется от 1% до 6% плановой прибыли и от 20% до 50% сверхплановой прибыли. Размеры отчислений дифференцированы по министерствам). Директивы КПСС и Советского правительства по  хозяйственным вопросам, т. 4, 1958, стр. 451 — 59.

Расширение прав директоров, ослабление централизованного контроля и разные нормативы отчислений в фонд предприятия создают у директоров стимулы принимать не напряженные планы, чтобы их перевыполнять, и получать сверхплановую прибыль с высокой нормой отчислений. Это, в свою очередь, порождает дискуссии, как стимулировать предприятия принимать напряженные планы, что стало преддверием Косыгинской реформы.

Итог истории наступает через 8 лет. В 1963 году Хрущёв пишет в Президиум ЦК записку о проблемах с капитальными вложениями, где рассказывает, к чему привела «вольница».

 Записка Первого секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета Министров СССР Н.С. Хрущева в Президиум ЦК КПСС о планировании капитального строительства18 июля 1963 г.
ЧЛЕНАМ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС, КАНДИДАТАМ В ЧЛЕНЫ ПРЕЗИДИУМА И СЕКРЕТАРЯМ ЦК КПСС, ЧЛЕНАМ ПРЕЗИДИУМА СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР И БЮРО ВЫСШЕГО СОВЕТА НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА СССР
Мы недавно разослали на места письмо ЦК КПСС и Совета Министров СССР об основных принципах и направлениях разработки планов развития народного хозяйства, в котором большое внимание уделяется вопросам капитального строительства. В своем выступлении на июньском Пленуме ЦК я также затрагивал эти вопросы10.
Но, по-моему, в области планирования капитального строительства мы еще не добились необходимой четкости, здесь еще не все сказано.
Поэтому я хотел бы еще раз возвратиться к вопросу составления планов капитального строительства. В планировании мы никак не можем отойти от существующей порочной практики, сложившейся годами, никак не можем уйти от наезженной колеи и направить, образно говоря, телегу по правильному пути. Уже говорилось о том, что основной порок состоит в неправильном, арифметическом подходе к распределению капитальных вложений и объемов строительно-монтажных работ в соответствии со сложившимися пропорциями развития отраслей народного хозяйства с прикидкой на процент прироста в следующем году или следующем пятилетии. И самое главное, что хотелось бы выделить сейчас, о чем я много думал в последнее время и пришел к выводу, что у нас планы капитальных вложений составляются обезличенными, не по конкретным объектам, а в целом по отрасли без распределения их по определенным стройкам. В этом состоит главный порок планирования.
Обезличенное планирование дает возможность «большого маневра» министерствам и ведомствам, совнархозам, местным советским и партийным органам в распределении и использовании выделяемых средств, зачастую без учета интересов государства. Дело доходит до произвола.
Министры и руководители других ведомств получают возможность лично от себя выделять огромные суммы по договоренности с местными партийными и советскими органами на те или другие объекты, которые не предусматриваются народнохозяйственными планами.
Взять, например, Москву. Для жилищного строительства за счет государственных средств в 1960—1962 годах Мосгорисполкому было выделено 995 миллионов рублей с вводом в эксплуатацию 6,8 миллиона квадратных метров жилой площади. Фактически за это время в Москве построено почти 10 миллионов квадратных метров жилой площади; в том числе 2,8 миллиона квадратных метров за счет средств, выделенных министерствами и ведомствами, на что ими израсходовано около 330 миллионов рублей.
Конечно, хорошо, что планы жилищного и коммунального строительства в Москве перевыполняются. За это мы хвалили и хвалим. Но давайте посмотрим, какими методами достигнуто это перевыполнение планов? Надо прямо сказать, неправильными, а нередко и полупреступными. У многих министерств и ведомств не должно быть никакого строительства в Москве, а вместе с тем министры как по своей инициативе, так и по просьбам Московского горкома партии или Моссовета выделяют огромные средства на жилищное строительство.
Так, министром т. Славским за 1960—1962 годы на жилищное строительство в Москве было выделено 21 миллион рублей и построено 148 тысяч квадратных метров жилой площади.
Спрашивается, почему это происходит? Потому, что ему выделяют денежные средства для нужд обороны страны, считая, что министр сумеет правильно распорядиться этими средствами и использует их по прямому назначению, но из-за бесконтрольности часть выделенных средств он использует не по прямому назначению.
Также поступает министр т. Бещев. За три последних года за счет средств, выделенных государством Министерству путей сообщения, он построил в Москве 437 тысяч квадратных метров жилья, что составляет 8,5 процента от жилой площади, которую министерство ввело в эксплуатацию за это время для своих работников в целом по стране, тогда как численность трудящихся всех его предприятий и учреждений, находящихся в Москве, не превышает 5 процентов от общего количества работников железнодорожного транспорта. Не отстают от них и многие другие министры.
Надо сказать, что такие факты есть не только в Москве. То же самое происходит и в столицах союзных республик, и ряде областных центров. Так, например, в Киеве ежегодно вводится в эксплуатацию более 700 тысяч квадратных метров жилой площади, или свыше 13 процентов от общего объема жилищного строительства в целом по республике. Проживает же в Киеве менее 6 процентов городского населения республики.
В свое время, когда министром угольной промышленности был т. Оника11, он поступал как разгулявшийся на ярмарке богатый купец, который разбрасывал серебро девчатам, а те хватали, кто сколько успеет. Так и он. Попросят клуб — пожалуйста, кинотеатр — пожалуйста, театр, стадион — тоже можно. Одним словом действовал с купеческим размахом. А ведь средства предназначались на строительство шахт, обогатительных фабрик, на развитие угольной промышленности.
Конечно, я далеко взял этот пример по времени, но и сейчас такие купеческие замашки не исчезли. Республиканским, областным и местным партийным организациям легче договориться с министрами, чем с Госпланом, и они пользуются этим вместо того, чтобы в корне пресекать такие явления.
Государство выделяет средства на развитие тех или иных отраслей промышленности, а руководители министерств и ведомств самовольничают, нарушая законы, разбазаривают средства. Такая практика укоренилась давно, еще до реорганизации руководства промышленностью и строительством. Но, к сожалению, мы не преодолели ее еще до сих пор.
За нарушение законов никто не посажен на скамью подсудимых, — а это подсудное дело, — и даже замечания не получил, хотя каждому ясно, что растранжиривание средств наносит большой ущерб государству, разрушает дисциплину и дезорганизует нашу плановую систему.
Где же корни такой практики? Они гнездятся в неправильном планировании. Как уже говорилось выше, до сих пор средства выделялись в целом по отраслям, именно по отраслям, а не по конкретным объектам. А по объектам их распределяют сами производственные комитеты, министерства, республики и совнархозы.
Правда, у нас установлен порядок, при котором правительство утверждает титульные списки сравнительно небольшого количества строек, отнесенных к разряду особо важных и вновь начинаемых строек, сметной стоимостью 2,5 миллиона рублей и выше. Но все остальные стройки остаются вне нашего контроля.Все это дает возможность вместо первоочередного строительства важнейших объектов, обеспечивающих прирост производственных мощностей, расходовать средства на различные второстепенные объекты и службы. …»

Оказалось, что если передать всю инициативу на места, то министры с шальными государственными деньгами начинают строить не то, что нужно стране, а то, что нужно им самим и их работникам. Собственно, именно это и стало происходить в перестройку и дальше в девяностые, когда идеи Г.Х. Попова по борьбе со страшной и ужасной командно-административной системой победили.

[Как честно написано в РуВики, «Статья [Г.Х.Попова про командно-административную систему] предвосхитила деятельность «младореформаторов» и приватизацию 90-х годов. ]

Самый известный из хрущёвских фейлов, возникших вследствие децентрализации

Самый известный из хрущёвских фейлов, возникших вследствие децентрализации

Рекомендуем прочесть!

Let's block ads! (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх