ЖеЖ

50 537 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Акулов
    Посмотрим на ...тепловоз ! Форма тепловоза не очень красива... Она подчинена СОДЕРЖАНИЮ И СУЩНОСТИ тепловоза - тяну...Бетти Бросмер — о...
  • Владимир Акулов
    КРАСОТА /// КРАСОТА молодых девушек... Ох, и дурит нашего брата , мужика КРАСОТА этих молодых девушек! Специа...Бетти Бросмер — о...
  • Владимир Акулов
    О СМЕРТИ 2 /// Споры на форуме. - Смерти нет . Смерть иллюзия. Петя Петров ОТВЕТ: -Покойник ум...Вам смерть стоиче...

Операция «Августовская буря»: как Россия сокрушила Японию в Маньчжурии (The National Interest, США)

«Августовская буря» или Маньчжурская стратегическая наступательная операция советских войск обеспечила завершение Второй мировой войны в той же степени, как и атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки, однако западные исследователи часто ее игнорируют. Автор рассказывает о причинах, ходе и завершении операции.

Операция «Августовская буря»: как Россия сокрушила Японию в Маньчжурии (The National Interest, США)

Советские военные называют ее Маньчжурской стратегической наступательной операцией. Японцы не дали ей никакого официального названия, а на Западе она известна как операция «Августовская буря». Это было самое крупное военное поражение Японии за всю ее историю, но кроме японских и советских историков об этой операции мало кто знает, как будто ее не было вообще. Она обеспечила завершение Второй мировой войны в той же степени, как и атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки, однако западные исследователи войны часто ее игнорируют.

За месяц ожесточенных боев в далеких землях, которые по сей день остаются немного загадочными, более миллиона японских солдат и сотни тысяч гражданских лиц погибли и попали в плен.


Семена уничтожения четырех японских армий, каждая из которых была равна по численности американской полевой армии, были брошены в почву в 1931 году. Японские милитаристы посчитали, что гражданская война в Китае между националистами Чан Кайши и коммунистами Мао Цзэдуна дает им благоприятную возможность занять место за империалистическим столом и откусить кусок китайского пирога, и решили напасть на Китай, Маньчжурию и Корею.


Японская армия была крайне заинтересована в том, чтобы наглядно продемонстрировать свои навыки и умения. Начала она с того, что стала обхаживать китайского правителя, контролировавшего в то время Маньчжурию. Когда ситуация в Китае начала обостряться, японская армия осуществила серию провокаций, чтобы осуществить вторжение и захватить Маньчжурию. Эти действия, предпринятые весной 1931 года, положили начало китайско-японской войне, которая длилась вплоть до разгрома и капитуляции Японии в августе 1945 года.

Китай был гигантом по площади и численности населения, однако большинство японских руководителей в 1930-е и 1940-е годы считали его слабой и в основном беззащитной территорией, которую можно и должно колонизировать и эксплуатировать. У японских милитаристов, главным образом у армии, а также у императорского флота Японии все больше разгорался аппетит, и они постоянно думали о захвате дополнительных китайских территорий.

Однако из-за участившихся нарушений китайского суверенитета на сцену вышел новый игрок: Советский Союз. Иосифа Сталина все больше тревожило то, что японцы приближаются к его дальневосточным границам, и недоверчивый российский лидер начал бояться их конечных целей. Это повлекло за собой первое вооруженное столкновение между российскими и японскими войсками, произошедшее в конце июля 1938 года.

В Японии эти события называют «инцидентом у высоты Чжангуфэн», а русские называют их боями на озере Хасан. Они подготовили почву для всех дальнейших конфликтов между двумя странами.

Мощная советская группировка в составе 20 пехотных дивизий сосредоточилась на границе марионеточного государства Японии Маньчжоу-го, чтобы пресечь японские нападения. Японцы, которые к тому времени полностью втянулись в так называемый «Китайский инцидент», проигнорировали эту угрозу.

В любом случае, японцы были невысокого мнения о российской военной мощи и доблести. Поражение России в русско-японской войне 1905 года и сталинские чистки, в результате которых была ликвидирована верхушка Красной Армии, лишь усилили это глубоко укоренившееся предвзятое мнение.

Когда в 1938 году возник спор по поводу точного местонахождения границы между Маньчжурией, Кореей и Советским Союзом, высокопоставленный советский перебежчик передал японской Квантунской армии очень ценные разведывательные сведения. Из-за бегства этого военачальника один местный советский командир решил занять часть спорной линии границы.

Стороны начали обмениваться дипломатическими нотами, а неизменно агрессивная Квантунская армия стала готовиться к изгнанию русских «оккупантов», срочно направив в этот район японскую пехотную дивизию. Русские в ответ тоже усилили свою группировку. Японцы были готовы к наступлению, и им нужно было лишь формальное разрешение императора. Но такое разрешение не поступило, что вызвало возмущение у командования Квантунской армии.

Оно направляло императору одну просьбу начать боевые действия за другой, всякий раз получая отказ; но не отступало и выдвигало все более настоятельные требования. Наконец командир одной из японских дивизий начал наступление по собственной инициативе, заявив, что русские роют оборонительные позиции на японской территории.

Квантунская армия не в первый и не в последний раз сама развязывала войну. Надо сказать, что во время этого кризиса командование армии всерьез говорило о свержении японского правительства, если оно помешает проведению операции.

Сражение у высоты Чжангуфэн было довольно незначительным по своему размаху. Менее 2 000 японских солдат под покровом темноты внезапно пошли в наступление, сломив сопротивление оборонявшихся советских войск. Японцы решили, что вопрос решен. Но русские думали иначе.

Генерал Григорий Штерн ввел в бой свой 49-й корпус (так в тексте, Штерн командовал 39-м стрелковым корпусом — прим. перев.) из состава Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии. В результате неоднократных контратак советских войск японцев удалось отбросить назад, и при этом стороны понесли тяжелые потери. Со временем спор разрешили дипломатическим путем, но для японцев сила и мощь ответной реакции российских военных стала неприятной неожиданностью. В результате Квантунская армия внесла изменения в свои планы по возможному вторжению на Дальний Восток России. Чтобы предотвратить дальнейшие действия русских, японцы приказали всем своим частям более агрессивно осуществлять меры по обеспечению безопасности на границе.

Такая агрессивность привела к следующему конфликту, известному как «Номонханский инцидент» (бои на Халхин-Голе). Неоднократные столкновения между пограничниками 11 мая 1939 года вылились в открытые боевые действия. Номонханский инцидент был намного больше похож на полномасштабную войну, чем бои на озере Хасан.

Сталин решил, что японским провокациям пора положить конец. Он приказал дать Японии мощный отпор и направил туда командовать перспективного военачальника Георгия Константиновича Жукова (позднее тот отличится в сражениях за Москву, Сталинград и Берлин).

Боевые действия продлились до августа 1939 года. Японцы потеряли от 18 до 23 тысяч человек и не завоевали ни одного клочка дополнительной территории. Проблему снова разрешили дипломаты, но этот котел продолжать тихо кипеть. В апреле 1941 года Советский Союз и Япония подписали пакт о ненападении, чтобы понизить градус напряженности.

После событий на Халхин-Голе японское руководство задумалось о том, как разгромить Китай и закончить войну, которая казалась нескончаемой. Одним из вариантов было нападение на Советский Союз с целью устранения угрозы с севера и высвобождения войск для войны в Китае. Другие руководители предлагали нанести удар по Китаю, чтобы отрезать его от всех ресурсов, обречь на голод и принудить к покорности и подчинению. Противники такой стратегии говорили, что это может спровоцировать войну с Соединенными Штатами, Великобританией и Голландией.

Весной 1940 года немецкие войска уже захватили большую часть Западной Европы и отбросили от Дюнкерка британские экспедиционные силы, которые были вынуждены вернуться в Британию. В сентябре 1940 года Япония вступила в союз с фашистской Италией и нацистской Германией, подписав Тройственный пакт.

Увидев, с какой легкостью Германия добилась успехов в Европе, японское руководство решило нанести агрессивный удар по своим западным врагам. Результатом, конечно же, стали совершенные в 1941 году нападения на Перл-Харбор, Филиппины, атолл Уэйк и прочие американские, британские, французские и голландские территории в Тихом океане.

В период с 1940 по 1945 годы японская Квантунская армия, в зону ответственности которой также входила Корея, оставалась в основном без движения. Не было ни значительных инцидентов, ни серьезных боев с русскими. Но сама армия была истощена из-за действий японской императорской армии в зоне Тихого океана. Несколько лучших дивизий из состава Квантунской армии были переброшены в Новую Гвинею, на Филиппины и в центральную часть Тихого океана. Из-за этого Квантунская армия оказалась недостаточно подготовленной и оснащенной для отражения внезапного нападения противника.

И этот противник действительно появился совершенно внезапно, что стало результатом серии встреч политического руководства союзников в ходе Второй мировой войны. Война продолжалась, американцы и британцы активно воевали в Северной Африке, в Италии, в северо-западной Европе и на Тихом океане. (Британцы, понеся большие потери в начале войны, оставили в зоне Тихого океана лишь незначительные силы.) Поэтому западным союзникам очень хотелось получить помощь в разгроме Японии после капитуляции Германии. Надо было разработать соответствующие планы.

Об американо-британской работе по созданию атомной бомбы мало кто знал, так как она осуществлялась тайно, и кроме того, не было никакой гарантии, что бомба сработает. Но даже если бы она взорвалась, без полномасштабного вторжения на Японские острова Токио вряд ли удалось бы принудить к капитуляции. В Тегеране, Ялте, а впоследствии и в Потсдаме Запад неоднократно просил Россию вступить в войну против Японии.

Сталин в принципе согласился, но не стал разглашать никаких деталей. Война продолжалась, и его шпионы в британской и американской разведслужбах докладывали об успехах в создании атомной бомбы. Поэтому Сталин начал проявлять больше интереса к захвату территорий на Дальнем Востоке до окончания войны.

В результате он согласился объявить войну Японии в течение трех месяцев после капитуляции Германии. Это объявление запланировали на 15 августа 1945 года, но когда первая атомная бомба упала на Хиросиму, сроки были сдвинуты.

В середине 1945 года Квантунская армия состояла из 24 пехотных дивизий, двух танковых дивизий, пяти авиационных эскадрилий. Всего там было 780 тысяч человек личного состава. Кроме того, семь пехотных дивизий численностью 260 тысяч человек находились в Корее и должны были вступить в боевые действия.

Квантунской армией командовал генерал Отодзо Ямада (Otozo Yamada), а ее штаб располагался в Синьцзине (ныне Чанчунь). Под его командованием находились 1-я, 3-я и 5-я территориальные армии, а также множество отдельных частей и соединений.

Кроме того, в подчинении у генерала Ямады были армии марионеточных государств Маньчжоу-го и Мэнцзян численность 220 тысяч и 10 тысяч человек, соответственно. Некоторые источники сообщают, что численность японской оборонительной группировки в целом доходила до 1,1 миллиона человек.

А еще были десятки тысяч гражданских лиц из Японии: мужчины, женщины и дети. Они приехали в Маньчжурию как колонисты или работали в японской армии.

В апреле 1945 года русские готовились к сражению за Берлин, но они также предусмотрели отправку некоторых крупных боевых частей и соединений Красной Армии на Дальний Восток в рамках подготовки к войне с Японией. Начиная с марта 1945 года, Сталин стал перебрасывать войска на восток, в том числе, с Карельского и 2-го Украинского фронтов. (Советский фронт — это примерно то же самое, что американская группа армий. В его состав входило от трех до пяти армий, то есть, более 100 тысяч человек.)

Всего было переброшено четыре армии вместе со штабами: 5-я, 39-я, 53-я и 6-я гвардейская танковая армия. Выбирали их не наобум. Каждая обладала определенным боевым опытом, который мог пригодиться в Маньчжурии. Какие-то части воевали в болотах и на заболоченной местности, кто-то сражался в Карпатских горах. Похожая местность ждала их в Маньчжурии, скажем, хребты Большого Хингана.

Кроме того, для усиления крупных армий на восток было переброшено множество артиллерийских, инженерных и танковых полков. С марта и до августа 1945 года по Транссибирской железнодорожной магистрали на Дальний Восток каждые сутки проходило от 20 до 30 составов с войсками и боевой техникой.

К августу численность советской группировки на Дальнем Востоке удвоилась. Вместо 40 там было уже 80 дивизий с соответствующими силами обеспечения и поддержки. Эти войска сосредоточились в тыловых районах вне зоны видимости японских пограничников. К моменту начала наступления они тихо выдвинулись вперед под покровом ночи и заняли исходные позиции для атаки (точно так же поступила нацистская Германия в 1941 году, когда внезапно напала на Советский Союз).

Площадь Маньчжурии составляет полтора миллиона квадратных километров. Там есть горные хребты, болота, плодородные долины и песчаные равнины. Стратегическая важность этой территории объясняется ее географическим положением. На юге Маньчжурия граничит с Кореей, на востоке и севере с дальневосточными областями Советского Союза, а на западе с Монголией.

Япония, Китай и Советский Союз считали этот район исключительно важным для ведения оборонительных действий и для осуществления агрессии против соседей, если возникнет такая необходимость. Но там была очень слабо развита дорожная сеть, да и сами дороги постоянно приходили в негодность при неблагоприятных погодных условиях.

Чтобы контролировать Маньчжурию, крайне важно было захватить территорию ее центральной равнины, где проживала большая часть населения, и где производилась основная часть сельскохозяйственной продукции. Другими ключевыми участками являлись плато Барга и горы Большой Хинган, которые, говоря военным языком, являлись командными высотами, позволяя контролировать остальную часть этой территории.

Японская оборонительная группировка состояла из двух территориальных армий, которые примерно соответствуют американской группе армий. В состав 1-й территориальной армии под командованием генерала Киты Сэйити (Kita Seiichi) входили 3-я и 5-я армии, каждая из которых имела по три пехотных дивизии.

Генералу Сэйити в зоне ответственности 1-й территориальной армии также подчинялись четыре пехотные дивизии и одна отдельная бригада смешанного состава. К августу 1945 года в составе развернутой в восточной Маньчжурии 1-й территориальной армии насчитывалось 222 157 человек личного состава.

3-я территориальная армия генерала Усироку Дзюна (Ushiroku Jun) была второй крупной оборонительной группировкой в Маньчжурии. В ее состав входила 30-я армия с четырьмя пехотными дивизиями, одна отдельная смешанная бригада и одна танковая бригада, а также 44-я армия в составе трех пехотных дивизий, одна отдельная смешанная бригада и одна танковая бригада.

У генерала Дзюна в подчинении была еще одна пехотная дивизия и две отдельные смешанные бригады. Отвечая за центральную и западную Маньчжурию, генерал имел в своем распоряжении 180 970 человек личного состава.

Третья группировка, 4-я отдельная армия генерал-лейтенанта Уэмуры Микио (Uemura Mikio), прикрывала северную, центральную и северо-западную часть Маньчжурии тремя пехотными дивизиями и четырьмя отдельными смешанными бригадами, имея 95 тысяч 464 человека личного состава.

Когда начались боевые действия с Советами, штаб императорской армии в Токио передал в подчинение генералу Ямаде 34-ю армию со штабом в Хамхыне (северная Корея). Ее 56-я пехотная дивизия дислоцировалась в Хамхыне, а 137-я пехотная дивизия в Ченпхене. Всего в этой армии было 50 тысяч 104 человека.

Ему также была придана 17-я армия из южной части Кореи с семью пехотными дивизиями и двумя отдельными смешанными бригадами. Еще в состав оборонительных сил вошла Сунгарийская военная речная флотилия, представлявшая собой сборище маленьких кораблей и катеров.

В одной только Маньчжурии японская императорская армия сосредоточила 713 тысяч 724 человека личного состава, 1 тысячу 115 танков, 5 тысяч 360 артиллерийских орудий и около 1 тысячи 800 самолетов. В японской пехотной дивизии в среднем было больше солдат (12- 16 тысяч), чем в советской (10 — 12 тысяч).

В целом Квантунская армия казалась очень мощным объединением, имея в своем составе 31 пехотную дивизию, девять отдельных смешанных бригад, две танковые бригады и одну бригаду специального назначения. Но это были обманчивые цифры. Японские танки уступали всем образцам советской танковой техники, хотя в некоторых частях у русских были такие машины, которые на Западном фронте устарели еще в 1941 году.

Советы также мастерски использовали артиллерию и превосходили в Маньчжурии японцев по танкам и артиллерийским орудиям в соотношении почти пять к одному. В воздухе у Советов было превосходство два к одному. По живой силе наступавший советский колосс был примерно равен Квантунской армии, но даже здесь в итоге русские превзошли японцев по численности войск более чем два к одному.

Японцы меняли свои планы по мере изменения обстановки в мире и в ходе войны. До 1944 года Япония продолжала готовить агрессивное наступление против китайцев и Советов, намереваясь захватить территории на Дальнем Востоке. Но к сентябрю 1944 года планы изменились, и Токио начал готовиться к упорной обороне Маньчжурии на ее границе.

Потом планы снова изменили и стали готовить глубоко эшелонированную оборону, слегка прикрыв границы. Основное сопротивление японцы решили оказывать в отдельных укрепрайонах внутри Маньчжурии, а последний рубеж обороны устроили в Тунхуа возле китайско-корейской границы, где было решено стоять насмерть.

Императорский генеральный штаб приказал объединить многочисленные пограничные гарнизоны, сформировав из них восемь новых пехотных дивизий под номерами со 121 до 128, плюс к этому четыре смешанных бригады. Они должны были заменить четыре дивизии регулярных войск, которые были переброшены в Японию, на Филиппины и в центральную часть Тихого океана.

Штаб в Токио также отдал приказ о призыве 250 тысяч японских резервистов в Квантунскую армию. Из них планировалось сформировать еще восемь дивизий с номерами от 134 до 139 и от 148 до 149. Также из мобилизованных резервистов планировали сформировать семь дополнительных бригад и подразделений поддержки и обеспечения.

Но эти меры на самом деле ослабили Квантунскую армию, поскольку опытных ветеранов сменили новобранцы, которым надо было срочно пройти боевую подготовку.

Согласно окончательным планам, взводы, роты и батальоны должны были остаться на границе, чтобы сдерживать наступающие войска противника. Основные силы отошли на глубину 40-70 километров в укрепленные районы, каждый из которых должна была оборонять одна или более дивизий.

Отвод войск должен быль осуществляться по мере возможности медленно и размеренно. Конечная цель заключалась в том, чтобы занять заранее подготовленные оборонительные позиции в Тунхуа и Анту и провести решительное оборонительное сражение вдоль северной границы Кореи. Около трети японских войск должны были защищать границу, а две трети отойти в укрепленные районы.

Японская разведка и ездившие по Транссибу японские дипкурьеры докладывали о крупной переброске войск и боевой техники с запада на восток, а также отмечали то необычное обстоятельство, что советских дипломатов с семьями отзывают из Японии.

Советского наступления ждали уже давно, но была надежда, что русские, как выразился один историк, «дождутся, когда спелый фрукт упадет», и не станут трясти дерево. То есть, японцы ничего не ждали до конца августа.

И это вопреки тому, что в апреле 1945 года Советы заявили японцам об отсутствии у них намерения продлевать пакт о ненападении, до окончания которого оставался год.

На самом деле, русские готовили мощную наступательную группировку, чтобы сорвать японские планы и разгромить императорские войска. Главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке был маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский.

Поступив на службу в Красную Армию и став в 1918 году командиром роты, Василевский вскоре был назначен командиром батальона. К 1936 году он учился в академии Генерального штаба, после окончания которой получил назначение в советский Генеральный штаб. В 1940 году он служил в его оперативном управлении, а через два года стал начальником Генштаба.

Как личный представитель Сталина Василевский участвовал в Сталинградской и Курской битве, а также в Белорусской операции. В 1945 году он принял командование 3-м Белорусским фронтом в Восточной Пруссии. В том же году он был назначен главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке.

Первая группировка маршала Василевского называлась Забайкальский фронт. В его состав входила 6-я гвардейская танковая армия, 17-я, 36-я, 39-я и 53-я армии, монгольская конно-механизированная группа и 12-я воздушная армия.

Этот фронт численностью 640 тысяч 40 человек насчитывал 30 стрелковых дивизий, пять кавалерийских дивизий, две танковые дивизии, 10 танковых бригад и восемь механизированных бригад. Итого в составе этого фронта находился 41 процент всех советских сил. Командовал Забайкальским фронтом маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский, который до этого был командующим фронтом, участвовавшим в боях за Одессу, Будапешт и Вену.

1-м Дальневосточным фронтом командовал 48-летний маршал Советского Союза Кирилл Мерецков. В состав этого фронта входила 5-я гвардейская армия, 1-я Краснознаменная армия, 25-я и 35-я армии, 10-й механизированный корпус и Чугуевская оперативная группа. Поддержку осуществляла 9-я воздушная армия.

Всего под началом у Мерецкова было 586 тысяч 589 человек в составе 31 стрелковой дивизии, одной кавалерийской дивизии, 12 танковых бригад и двух механизированных бригад. Войска Мерецкова составляли 37 процентов от общей численности дальневосточной группировки.

Самым маленьким был 2-й Дальневосточный фронт в составе 15-й, 16-й и 2-й Краснознаменной армий, 5-го отдельного стрелкового корпуса и Курильской оперативной группы. Поддержку осуществляла 10-я воздушная армия. Всего в составе фронта было 337 тысяч 96 человек, то есть, всего 21 процент от общей численности советских войск на Дальнем Востоке, достигшей к тому времени 1,5 миллиона.

Эта объединенная группировка стала результатом настойчивых действий Советского Союза по укреплению и модернизации своих войск, которые накапливали боевой опыт. На тот момент войны советская общевойсковая армия состояла из 80-100 тысяч человек и включала 7-12 стрелковых дивизий, одну или две артиллерийские бригады, одну истребительно-противотанковую бригаду, зенитно-ракетную бригаду, минометный полк, полк связи, инженерный полк, две или три танковые бригады и танковый либо механизированный корпус. На вооружении такой армии имелось 320-460 танков, 1 тысячу 900 — 2 тысячи 500 орудий и минометов, и 100-200 самоходных артиллерийских установок.

Советская тактика действий против обороняющегося противника была закреплена в военных уставах и наставлениях. Надо было создать превосходство над войсками противника на одном направлении, после чего пехота и танки в тесном взаимодействии и при мощной поддержке артиллерии и авиации должны были перейти в наступление.

Мобильные группы танков и механизированных войск должны были осуществить прорыв обороны на первом этапе наступления, в полосу которого затем вводились все наступающие войска, чтобы развить успех, расчленить обороняющегося противника на мелкие группы и уничтожить их по частям. Тем временем воздушно-десантные, разведывательные и партизанские группы должны были дезорганизовать оборону тыловых районов, нарушить коммуникации и перерезать пути снабжения.

В ходе Маньчжурской операции 50-летний маршал Василевский планировал двойной охват Квантунской армии и наступление по трем отдельным направлениям. Его целью было уничтожить Квантунскую армию и захватить всю территорию Маньчжурии как можно быстрее, пока не закончилась война, и не прекратились военные действия.

Для решения этой задачи он планировал в первую очередь начать наступление силами маршала Малиновского, а через день-два ввести в бой войска маршала Мерецкова. Но 7 августа, через день после американской атомной бомбардировки Хиросимы, Василевский передумал и решил одновременно атаковать по двум направлениям силами всех трех фронтов.

9 августа вторая атомная бомба стерла с лица земли Нагасаки. Но японцы не капитулировали.

В тот день Василевский отдал приказ Забайкальскому фронту нанести удар в западной Маньчжурии в восточном направлении. 1-й Дальневосточный фронт пошел в наступление в восточной Маньчжурии в западном направлении. В ходе наступления планировалось очистить Маньчжурию от японцев и соединиться в районе Мукдена, Харбина и Гирина, что в южной и центральной части Маньчжурии.

2-й Дальневосточный фронт должен был нанести вспомогательный удар в северной Маньчжурии и соединиться с остальными советскими войсками в районе Харбина и Цицикара. Наступление на юге Сахалина и на Курильских островах решили отложить, дождавшись, какими темпами будут проводиться остальные операции.

Главный удар предстояло нанести войскам Забайкальского фронта, которые за 10-15 дней наступления должны были вклиниться в оборону противника на глубину 350 километров. 6-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-полковника А.Г. Кравченко, 17-я и 39-я армии, которыми командовали генерал-лейтенант А.И. Данилов и генерал-полковник И.И. Людников, получили приказ возглавить наступление, обойти Халун-Аршанский укрепрайон и наступать на Чанчунь.

Замысел этого наступления состоял в том, чтобы разгромить обороняющиеся на границе японские войска, пересечь Большой Хинган и как можно быстрее занять Центрально-Маньчжурскую равнину между Лубэем и Солунем.

Согласно советскому плану, 6-я гвардейская армия должна была пересечь пустыни Внутренней Монголии, захватить перевалы Большого Хингана и к пятому дню наступления овладеть Лубэем. Вспомогательный удар должны были нанести советско-монгольские конно-механизированные группы, которым предстояло пересечь пустыню и захватить Калган. 39-я армия генерал-лейтенанта А.А. Лучинского получила задачу переправиться через реку Аргунь, взять Хайлар и не дать японским войскам отойти через Большой Хинган.

1-й Дальневосточный фронт должен был прорвать японскую оборону на границе или обойти обороняющиеся войска, после чего приступить к действиям в тылу противника в укрепрайонах. 1-я Краснознаменная армия генерал-полковника А.П. Белобородова и 5-я армия генерал-полковника Н.И. Крылова совместно с 10-м механизированным корпусом получили задачу наступать северо-западнее Владивостока в направлении Харбина и соединиться там с войсками Забайкальского фронта, окружив главные силы японцев. Они также должны были занять Порт-Артур на Ляодунском полуострове.

2-й Дальневосточный фронт генерала М.А. Пуркаева получил приказ наступать на широком фронте, форсировав Амур и Уссури, и оказывать максимальное давление на японцев, уничтожая все противостоящие ему войска противника. Фронт также должен был не допустить отхода противника, пытающегося усилить другие японские войска.

2-я Краснознаменная армия генерала М.Ф. Терехина должна была форсировать Амур и наступать в направлении Цицикара. 5-й отдельный стрелковый корпус получил приказ наступать в направлении Бикин-Баоцин, а затем на Боли, где он должен был соединиться с 1-м Дальневосточным фронтом.

Советские планы требовали скорости, внезапности и маневренности. Наступление должны были возглавить танки при непосредственной поддержке пехоты, артиллерии и авиации. Задача заключалась в том, чтобы не дать противнику подтянуть подкрепления из северного Китая и Кореи и силами трех фронтов уничтожить Квантунскую армию. Наступление на всех участках имело целью сковать обороняющиеся японские войска, чтобы противник не мог перебрасывать свои силы туда, где ему было особенно трудно.

Объявив войну Японии в 0 часов 2 минуты 9 августа 1945 года, советские войска перешли границу. Передовые части пересекли границу как Внутренней Монголии, так и Маньчжурии, а за ними пошли основные силы.

Поначалу только 36-я армия Лучинского встретила сопротивление, когда продвигалась вперед в приграничных укрепленных районах. На остальных участках никто не оказывал сопротивления наступающим войскам, потому что японцы в соответствии с измененными планами отошли в свои укрепрайоны в глубину.

На правом фланге Забайкальского фронта конно-механизированная группа Плиева продвигалась вперед двумя маршевыми колоннами вместе с 25-й механизированной бригадой и 43-й отдельной танковой бригадой. Они молниеносно преодолели пустыни Внутренней Монголии, преодолев за первый день почти 90 километров.

Восточнее 17-я армия Данилова, во главе которой шли 70-й и 82-й танковые батальоны, также вошла на территорию Внутренней Монголии, не встретив никакого сопротивления. Ее колонны за первый день преодолели 70 километров. Шедшая в авангарде Забайкальского фронта 6-я гвардейская танковая армия Кравченко продвигалась внутрь Внутренней Монголии двумя колоннами, каждая из которых разделялась на множество колонн. Ширина наступления по фронту составляла у них около 20 километров.

Передовые силы обычно состояли из стрелкового полка, танкового полка и артиллерийского дивизиона. Сопротивление противник оказывал слабое, и темпы наступления оставались быстрыми. К ночи передовые подразделения вышли к нижним склонам очень важного хребта Большой Хинган.

Справа от Кравченко 39-я армия Людникова перешла в наступление на 107-ю японскую дивизию. Она обошла укрепрайон в районе Учакоу и продолжила наступать в южном направлении, имея впереди 61-ю танковую дивизию. Армия прошла знаменитый Халхин-Гол, где в 1939 году шли тяжелые бои, и соединилась с 94-м стрелковым корпусом, две дивизии которого наступали на Хайларский укрепрайон, оказывая поддержку 36-й армии. Мелкие контратаки японцев, проводимые при поддержке маньчжурской кавалерии, советские войска легко отражали.

Но в некоторых случаях советское наступление в большей степени замедляли не японцы, а труднопроходимая местность. Чтобы сохранить темпы продвижения, многие командиры создавали новые передовые отряды на базе самоходно-артиллерийских дивизионов. Имея в своем составе пехоту и танки, эти отряды продвигались быстрее и дальше.

Наступающие войска продолжали захватывать и уничтожать японские оборонительные позиции и занимавшие их войска. 5-я армия с 12 дивизиями и 692 бронемашинами разгромила 124-ю японскую дивизию, стремительно выдвинувшись вперед и перейдя границу в районах, которые японцы считали непроходимыми. Войска этой армии молниеносно передвигались и внезапно атаковали.

На левом фланге Забайкальского фронта 36-я армия генерала Лучинского отправила два стрелковых полка из состава 2-го стрелкового корпуса через бурную реку Аргунь, которую они преодолели с использованием автомобилей-амфибий. 4-я отдельная армия генерал-лейтенанта Микио обороняла Хайлар силами 80-й отдельной смешанной бригады и 119-й дивизии при поддержке маньчжурской кавалерии. Эти японские войска размещались в Хайларском укрепрайоне.

Неустрашимая советская 205-я танковая бригада сумела под проливным дождем и в тумане захватить мосты севернее Хайлара, после чего получила приказ ночью провести наступление на этот город. При поддержке 94-й стрелковой дивизии танкисты на следующий день 10 августа окружили Хайлар.

Хотя советские войска захватили окраину города, 80-й отдельной смешанной бригаде удалось удержать его центр, в то время как 119-я дивизия отходила на перевалы Большого Хингана. В некоторых районах тяжелые бои продолжались даже после официальной капитуляции Японии.

Японцы ждали советского наступления в Маньчжурии, но считали, что раньше осени оно не начнется. Начатое 9 августа наступление застало их врасплох. Более того, в это время они занимались реорганизацией своей обороны и воинских формирований. В результате Советы одержали убедительную победу, несмотря на яростное и самоотверженное сопротивление многих японских частей и подразделений.

В японской армии быстро возникла растерянность и замешательство. Командовавший 3-й территориальной армией генерал Усироку решил отвести свои войска на защиту Мукдена, где жили семьи многих его подчиненных. Это было сделано вопреки планам генерала Ямады и конечно, еще больше нарушило японскую схему обороны.

Советские наступающие войска испытывали проблемы со снабжением, а воевать им приходилось на труднопроходимой местности, что вызывало у них гораздо большую озабоченность, чем японское сопротивление. Например, в 6-й гвардейской танковой армии генералу Кравченко пришлось сменить одно из передовых соединений — 9-й гвардейский механизированный корпус, потому что у многих его гусеничных машин, включая поставленные по лендлизу танки «Шерман», были поломки или кончилось топливо.

10 августа Кравченко подтянул 5-й гвардейский танковый корпус, который возглавил наступление. Танки преодолевали пересеченную местность легче, чем колесная техника. Это позволило его 7-му гвардейскому механизированному корпусу 10-11 августа перейти через Большой Хинган по двум дорогам. 5-й гвардейский танковый корпус, а вслед за ним 9-й гвардейский механизированный корпус в это же время преодолели хребет по одной дороге через перевал Юкото.

5-й гвардейский танковый корпус достиг самой высокой точки в горах в 11 часов вечера 10 августа, и после этого начал стремительное движение вниз в темноте и под дождем, пройдя весь горный массив всего за семь часов и преодолев 40 километров. Остальные корпуса, имевшие в своем составе колесную технику, шли дольше, но и они пересекли горы, показав хорошее время.

К рассвету 10 августа 6-я гвардейская армия вышла на Центрально-Маньчжурскую равнину. Остальные части догнали ее на следующий день 11 августа. Армия немедленно двинулась на восток, продолжая свое наступление.

5-й гвардейский танковый корпус подошел к Лубэю 11 августа, а 7-й гвардейский механизированный корпус захватил Туцюань 12 августа. Операция, на проведение которой было выделено пять дней, продлилась четыре неполных дня. Серьезного сопротивления не было; японские войска уже начали отходить.

12 августа 107-я японская дивизия впервые оказала серьезное сопротивление под Учакоу. Советские войска рассеяли обороняющихся, которые серьезно уступали им в вооружении и технике.




Окончание здесь



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх