ЖеЖ

50 532 подписчика

Свежие комментарии

  • Анатолий ashkourin
    Великое видится на расстоянии...Семейные тайны Ан...
  • Antanas Kuzminskis
    Жидовское семя.Грузинские корни ...
  • Михаил Шарыгин
    Думаете время воров навечно, не надейтесь воздастся вам.Семейные тайны Ан...

Белый Бим научил состраданию целое поколение

Белый Бим научил состраданию целое поколение

Это сентиментальная история преданного хозяину пса, неожиданно попавшего в беду. Даже не просто сентиментальная — хватающая за душу! Несмотря на сложную и неоднозначную судьбу автора книги Гавриила Троепольского, о которой мало кто сейчас догадывается, «Белый Бим Черное ухо» вошел в золотой фонд русской — точнее, советской литературы для детей.

Сюжет, на первый взгляд, прост, но в своей простоте он прекрасен и даже величественен. Шотландский сеттер Бим, наделенный с рождения белым окрасом, не соответствующим стандарту породы, живет в квартире вместе со своим хозяином, одиноким пенсионером Иваном Иванычем. Немолодой мужчина, бывший журналист, а ныне, так сказать, философствующий охотник, любит свою собаку и периодически вывозит ее на охоту в лес. Неожиданно у хозяина случается сердечный приступ, его отвозят на операцию в Москву, а собака остается у соседке, но та не слишком внимательно следит за чужим питомцем. По недосмотру Бим выскакивает из квартиры, оказывается на улице и отправляется на поиски Ивана Иваныча.


В пути пес встречает множество людей — добрых и злых, старых и молодых, каждый из них рассматривается Троепольским сквозь призму восприятия собаки, потерявшей Хозяина. Бим сталкивается с разным отношением, от бессмысленной жестокости до сентиментальной жалости и реального желания помочь обездоленному животному.
Многие люди, с которыми он случайно сталкивается на своем пути, разговаривают с ним откровеннее, чем со своими родными и близкими. Плачут, не стесняясь капающих на собачью шерсть слез. Гладят бродячего пса, как человека, нашептывая ему в плюшевое ухо про свою боль. И приютили бы его, да понимают, что он не останется ни с кем, кроме Хозяина, которого ищет. Война (а ведь действие книги происходит вскоре после ее окончания) пробила бреши в каждой семье, разорвала родственные связи, разлучила родителей с детьми, отняла мужей у жен. Кому пожалуешься, с кем поделишься тоской по утраченному счастью, если вокруг полно таких же, как и ты, людей с разбитыми войной сердцами? Вот и разговаривают с Бимом, жалуются ему, рассказывают о своих любимых. А Биму противостоят не вражеские войска и смертоносные пули, а представители другой людской породы, для которых рана в сердце — понятие абстрактное, потому что нечего там ранить. С такими двуногими он тоже сталкивается в поисках Ивана Иваныча, и не раз. И по их же вине гибнет — безвинно, бесмысленно, нелепо и до слез трагически, чуть-чуть не дождавшись возвращения своего Хозяина. Тот очень спешил, чтобы забрать своего Белого Бима Черное ухо из приюта, куда его посадили после отлова, но не успел. «Бим лежал носом к двери. Губы и десны изодраны о рваные края жести. Ногти передних лап налились кровью… Он царапался в последнюю дверь долго-долго. Царапался до последнего дыхания. И как мало он просил. Свободы и доверия — больше ничего», — пишет Троепольский в своей повести.

«Это слово к маленьким людям, которые будут потом взрослыми, слово к взрослым, которые не забыли, что были когда-то детьми», — обращается он к своему читателю. Получилось так, что я сначала посмотрел двухсерийный художественный фильм «Белый Бим Черное ухо», снятый в 1977 году по книге Троепольского Станиславом Ростоцким. На последних кадрах у меня обильно полились, как говорится, суровые мужские слезы, и я долго не мог выйти из зала после сеанса, даже когда зажегся свет. И вдруг я понял, что большинство зрителей в таком же состоянии. Публика тогда очень долго не расходилась…
Пошел к знакомым, взял книгу, которую до этого не читал. И вот что вышло: впечатления от чтения оказались совершенно иными, нежели от просмотра. Когда узнал, что Троепольский по образованию был сельскохозяйственником, работал агрономом в колхозе, был поражен до глубины души. Этот человек пишет поразительным языком — живым, местами чуть неловким и от этого еще более правдоподобным, идущим от самого сердца и невероятно разнообразным, по-советски романтично-патетичным и в то же время искренним до мурашек по спине.
Не могу не процитировать несколько строк из повести «Белый Бим — Черное ухо». «…Читатель, друг! …Ты подумай! Если писать только о доброте, то для зла — это находка, блеск. Если писать только о счастье, то люди перестанут видеть несчастных и в конце концов не будут их замечать. Если писать только о серьезно-печальном, то люди перестанут смеяться над безобразным…». «…И в тишине уходящей осени, овеянный ее нежной дремотой, в дни недолгого забвения предстоящей зимы, ты начинаешь понимать: только правда, только честь, только чистая совесть, и обо всем этом — с_л_о_в_о. Может быть, поэтому я пишу о судьбе собаки, о ее верности, чести и преданности…».

Благодаря этой повести Троепольский стал классиком, и не только советской литературы. Его книгу перевели на 52 языка, а в США она вошла в список обязательных для прочтения литературных произведений в большинстве колледжей. Там же, в Америке, «Белого Бима Черное ухо» в 1994 году напечатали в книжной серии «Классики». И пока остаются на этой земле дети, торопящиеся повзрослеть, и взрослые, тоскующие по далекому детству, история Бима и его Хозяина будет делать нас чуточку добрее.




Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх