ЖеЖ

50 494 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир Пятицкий
    думал только у нас идиоты,там круче естьНакануне саммита ...
  • Владимир Пятицкий
    у них своих сердюковых-табуреткиных хватает развалят армию на ураНакануне саммита ...
  • Александр Амелин
    А могли бы другие картинки показать? Например,ценники на заправках?Платежки за коммуналку?Прочие "радости" нынешней ж...Приметы времени

Озерная лягушка сильно выросла

 А.А.Иноземцев

Любой биологический вид процветает там, где находит хорошие условия для жизни. А если они оказались неблагоприятными для размножения, к тому же территория обитания лишена подходящих защитных укрытий, да и прокорм найти трудно, что тогда ждет популяцию? Ответ известен: она начинает деградировать — сокращаются ареал и число особей, а сами они уменьшаются в размерах, происходят и многие другие изменения, отнюдь не на пользу процветания. Однако в жизни исключения встречаются не реже, чем правила. Любопытный случай неординарного ответа популяции озерной лягушки (Pelohylax ridibunda) на изменения среды обитания мне пришлось наблюдать в засушливых лесах Западного Кавказа.

Обычно эта лягушка встречается только в водоемах, а если и живет по берегам, то не уходит от воды дальше одного-двух метров, чтобы при опасности одним прыжком оказаться в спасительной среде. Возле водоемов она обитает и в западнокавказских лесах. Здесь озерная лягушка и жабы всегда были обычными видами амфибий.

В Федотовской балке, например, где мы с коллегами в течение многих лет проводили наблюдения, плотность населения озерной лягушки по берегам текущего там ручья составляла примерно 13 экз./га, а биомасса — 400—500 г/га.

В начале 80-х годов эти показатели увеличились более чем в 10 раз. И тому причиной была развернувшаяся хозяйственная деятельность — строились новые базы отдыха.

В результате водоемы разного калибра росли как грибы: возникали запруды, вода заполняла вырытые при выемке грунта котлованы, за счет увеличения сети грунтовых дорог появлялись бесчисленные постоянные и временные лужи на обочинах и т.д. И лягушки плодились и размножались. Мало того, местная популяция освоила обширные лесные площади на южных склонах гор, где условия для жизни тоже оказались подходящими. Однако длилось все это недолго. Уже в 1986—1987 гг. численность амфибии резко упала на большей территории ущелья. Даже в верхней части склонов многие леса были сведены, а земля распахана, из-за чего почва иссушилась, многие родники, ручьи и разные водоемы летом стали пересыхать.

На дне ущелья, в русле ручья, который тек теперь лишь в весеннее время, на протяжении примерно двух километров мы насчитали немногим более 100 половозрелых лягушек. (А ведь еще шесть-семь лет назад в Федотовской балке успешно завершали метаморфоз тысячи головастиков!) Но и эта сотня оказалась чрезмерной для устойчивого существования популяции в тех трех водоемах, что остались от полноводного недавно ручья.

Из-за перенаселенности и каннибализма лишь ничтожное количество головастиков превращалось во взрослых лягушек. Численность этого вида, бывшего в балке фоновым, в русле ручья продолжала падать с каждым годом, и наконец озерная лягушка почти исчезла.

Хозяйственная деятельность сказалась и на популяции кавказской жабы (Bufo verucosissima) — тоже обычного вида в засушливых лесах Западного Кавказа. В Новороссийском лесхозе, например, плотность ее населения за 25 лет (1973—1998) снизилась в три раза, а в прежде оптимальных жизненных условиях на дне ущелий — даже в четыре—шесть раз.

1024px-Bufo_verrucosissimus_Ust'-Labunsk_03В отличие от этого вида и озерной лягушки, зеленая жаба (B.viridis) оказалась почти нечувствительной к изменению среды обитания. Но вернемся к озерной лягушке. В 90-х годах она вновь появилась в прежних местах своего обитания. К этому времени из-за ухудшившихся экономических условий в России сократился поток отдыхающих, заметно снизился уровень производственной и хозяйственной деятельности местного, западнокавказского, населения в летний сезон. И как итог — уменьшилась антропогенная нагрузка на лесные биоценозы низкогорных склонов между Широкой балкой и Федотовской, где располагались около 50 баз отдыха.

Вариации размеров озерной лягушки из «ручьевой» популяции (1998 г.). Больше всего теперь лягушек, достигающих в длину почти 12 см.

Вариации размеров озерной лягушки из «ручьевой» популяции (1998 г.). Больше всего теперь лягушек, достигающих в длину почти 12 см.

Теперь в ущелье бывало гораздо меньше людей, и тропа вдоль берега ручья, довольно широкая и утоптанная в прошлом, покрылась травой. Разросшиеся на открытых солнцу местах кусты ежевики и свисающие с деревьев «лианы» (вьющаяся роза, плющ, дикий виноград) закрыли ручей почти непроходимой колючей стеной.

Многие распаханные в середине 80-х годов верхние участки гор были заброшены, и там начала восстанавливаться растительность. В результате почва перестала иссушаться и снова ожили родники. Теперь ручей на дне ущелья продолжает сочиться даже в самое жаркое время, образуя небольшие водоемы (глубиной 10—15 см, редко 40, и длиной в 2—6 м) в 3—10 м друг от друга. Надежно укрыться во многих из них может лишь некрупная особь.

Обычно озерные лягушки охотятся на суше в сумерки и ночью, причем в метре—двух от водоема. Но в Федотовской балке на таком удалении от ручья — голое каменистое пространство, где почти нет беспозвоночных, которые могли бы пойти в пищу лягушкам.

Да и в ручье живут лишь очень мелкие вертячки, водомерки и т.д. либо несъедобные клопы-гребляки, пресноводные крабы. Но лягушки приспособились к новым условиям, в корне изменив свой образ жизни.

Теперь они выбираются из воды утром, лишь солнце осветит берег ручья, и вскоре отправляются на поиски пищи. Нередко в 10—15 м от водоема заметишь лягушку, затаившуюся среди трав, в опавшей прошлогодней листве. Часами поджидает она добычу — небольших ящериц, мелких сухопутных земноводных, змеиных детенышей, крупных жуков и бабочек (например, бражников) и т.д. Но удача выпадает нечасто. Если же лягушка почувствует опасность, то не спешит скрыться в воде, а прячется под густыми кустарниками, куда из-за сплошной стены из колючих «лиан» могутпролезть только змеи. Но они не страшны лягушкам, которые теперь сильно увеличились: в длину достигают в среднем около 12 см (обычно бывали 8—9 см) и примерно 200 г массы. Встречающиеся в Федотовской балке ужи — водяной (Natrix tesselata) и обыкновенный (N.natrix) — предпочитают охотиться на самых мелких лягушек.

Перешедшие к «сухопутному» и дневному образу жизни озерные лягушки приспособились и физиологически. Кожа у них не влажная и нежная, как обычно у прудовых и озерных лягушек, а плотная (но очень эластичная), покрытая к тому же тонким слоем сухой слизи, похожей на клей, и как клей, прилипающая к рукам.

До прежней численности озерной лягушке еще далеко: в 1998 г. мы с коллегами насчитали примерно 80 особей на двухкилометровом маршруте вдоль ручья Федотовской балки. Изменившись столь радикально, этот вид занял там трофическую нишу кавказской жабы, которая охотится на тех же самых жертв, но в сумерки и ночью, и почти полностью вытеснил ее со дна ущелья. Теперь эта жаба регулярно встречается на заброшенной лесной дороге, что проходит по склону в 50 м выше ручья.

Озерная лягушка сильно выросла

.Две зеленые жабы, которые прятались под камнем. В таком убежище они проводят весь день.

Итак, среда обитания озерной лягушки претерпела резкие изменения, вызванные хозяйственной деятельностью человека. Амфибия почти полностью лишилась мест для размножения, выживания головастиков и неполовозрелых особей, численность ее сократилась многократно. Но лягушки сильно выросли.

Источник Природа. 2002. №12.

Рекомендуем прочесть

Let's block ads! (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх