ЖеЖ

50 306 подписчиков

Свежие комментарии

Мы сумели за восемь месяцев разрушить до основания и пропить на банкетах Россию

Мы сумели за восемь месяцев разрушить до основания и пропить на банкетах Россию

По просьбам трудящихся. Вторая часть интересных выдержек из книги белогвардейского генерал-майора Кириенко (первую часть смотри вот здесь, который сидя в эмиграции громил "февралистов" и "вождиков белого дела".

Святитель Феофан Вышенский еще в 60х годах прошлого столетия предсказавший ужасы кровавой революции, как возмездие России за все более распространявшееся неверие и нечестие, предлагал крайние меры - объявить неверие государственным преступлением и запретить распространение материалистических воззрений под страхом смерти. Сделал он это, конечно, потому, что видел тогда в этом единственное средство спасти Россию от неизбежной гибели.


Эта клика предательской знати и "передовой интеллигенции" повлияла на государя согласиться на предложенные Америкой мирные переговоры с напавшей на нас Японией. Революционерам необходим был для лживой "пропаганды" проигрыш войны, а не победа, и они этого добились. С момента согласия государя на мирные переговоры с Японией для предательских революционных партий стала ясна вся их дальнейшая деятельность, и все усилия их направились на разложение высшего командования армией и на окружающих государя и власть имущих лиц.

* * *

Вы, конечно, слышали о знаменитых земгусарах, этих легальных дезертирах, которые сотнями тысяч хлынули в земгор.
Все трусы и шкурники, не желавшие служить в войсках, все - кто удобства лично жизни и партийной цели ставил превыше порядочности , чести, благородства и Отечества, в ком не было ни любви, ни совести, ни долга, ни самолюбия, а одно звериная трусость, жадность, зависть и глупость - все пошли в земгусары, и первое что они сделали - одели военную форму. И на всех шпоры, шпоры и шпоры. Звон стоял на Руси, а пришпоривали они - вы думаете, коней, к которым питали почтительный страх, - о нет, русского "интеллигента" и чернь, чтобы поднять их на бунт и русскую доверчивую казну. В таком храбром воинственном виде вся эта рать заполняла театры, концерты, рестораны и неустанно день и ночь гранила тротуары, бряцая оружием.

* * *

Передовое общество, ведомое Государственной Думой, повело атаку на высший командный состав, стараясь привлечь его на свою сторону. Ему льстили, противопоставляли остальной "некультурной" офицерской массе, играли на чувствах честолюбия, жажды популярности и боязни высмеивания - и эта атака увенчалась успехом. Мозг армии свернул с исторического пути и приобщился к зревшей измене.

* * *

Слово "знать" я определю так: знать - это зараженная иностранным духом, прогрессивная часть служилых людей, оторвавшихся от церкви, народной массы и крутившихся около царского двора, распускавших сплетни о царской семье, гордившихся своими чинами, дворянством и происхождением. Один ее представитель, не сумевший воевать, но мечтавший о престоле, говорил до революции, что "надо императрицу заточить в монастырь". И эта греховная гордость послужила гибели России.

* * *

В январе 1917 года в Петербург приехала союзная комиссия "благородных" итальянцев, французов и англичан и после совещания с Гучковым, князем Львовым, Родзянко, генералом Поливановым, Сазоновым , английском послом Бьюкененом и другими русскими изменниками представили государю следующие требования:
1. Введение в штаб верховного главнокомандующего союзных представителей с правом решающего голоса.
2. Обновление командного состава всех армий по указания держав Антанты.
3. Введение конституции с соответствующим министерством.
На этих глупых и наглых требованиях государь положил полные благородства и великодержавного достоинства следующие прекрасные и правдивые резолюции:
1. Излишне введение союзных представителей в, ибо своих представителей в союзные армии с правом решающего голоса вводить не предполагаю.
2. Тоже излишне. Мои армии сражаются с большим успехом, чем армии моих союзников.
3. Акт внутреннего управления подлежит усмотрению монарха и не требует указаний союзников.
После этого в английском посольстве состоялось заседание при участии приехавшей союзной комиссии и всех вышеупомянутых русских предателей. На нем было решено - "бросить законный путь и выступить на путь революции" при первом же отъезде государя в ставку. На усиление клеветнической агитации "благодарные и благородные союзные представители", утратившие совесть и честь и забывшие все, чем они обязаны Императору Николаю II, выдали деньги, а наши подлецы приняли эти иудины серебренники.

* * *

Когда Государственная Дума, мечтавшая захватить власть, не подчинилась повелению Императора о роспуске, то взрыв рукоплесканий и подлого "интеллигентского" восторга покрыл ее преступное и безумное решение, положившее прочное начало гибели империи. Все они поспешили. И тут выявили себя и генералы-изменники. В 1917 году начальник штаба Верховного Главнокомандующего, генерал от инфантерии Алексеев был тяжело болен и находился в Крыму, но к началу "революции", еще больным поспешил вернуться в ставку, - изолировал государя и от армии и от народа, объединился с командующими фронтами, генерал-адъютантами и изменниками, и - началась гибель России.

* * *

И вот случилось страшное. Случился тот ужас, от которого разрывается сердце и люди мгновенно седеют.
Грянула всепозорная, всепроклятая и всепродажная "великая, бескровная революция", залившая кровью Россию.
Начался короткий 8-месячный фарс, выявивший всю глупость и никчемность нашей "интеллигенции" и части высшего общества с их кумирами-паяцами, вышедшими из балагана, - Государственной Думы.

* * *

На совещании 16 июля 1917 года в Могилеве, в ставке, он, генерал-лейтенант Деникин сказал в своей речи следующее: "...ведите русскую жизнь к правде и свету под знаменем свободы! Но дайте и нам реальную возможность за эту свободу вести войска в бой под нашими старыми боевыми знаменами, с которых - не бойтесь - стерто имя самодержца, стерто прочно и в сердцах наших. Его больше нет, но есть Родина". А.Ф.Керенский поблагодарил автора, пожав ему руку. Какая подлость! <...> Своей изменой царю, нарушив святую присягу, презрев клятву предков наших 1613 года, сам себя лишил воинского звания и превратился только в левого оратора Деникина.

* * *

В 1917 году среди высших военачальников не было ни господ офицеров, ни просто офицеров и не нашлось ни одного героя - и нет их и сейчас: а среди знати и "интеллигенции", мечтавшей тогда, как и теперь, быть всем министрами и, за редким исключением, просто не было порядочных людей.

* * *

Нас грубо обманули и за армию (с принесением присяги Временному Правительству) решили несколько генералов-изменников с генерал-адъютантом Алексеевым во главе.
<...>
Армия быстро превращалась , стараниями нахлынувших на фронт агитаторов, в тупое трусливое стадо, грозное только своему народу, а не немцам.

* * *

Из воспоминаний сестры милосердия А.И.Падчиной.
Я остановилась и слышу: "А вот памятник Пушкину - на что он нам теперь? Долой его!" и толпа заорала - долой, долой. "А вот возвышается храм Христа-Спасителя - разве он нам нужен теперь? Долой его!" И снова слышу вопли - долой, долой!
Это описание характеризует "сознательность" толпы, обезумевшей от февральского бунта, поднятого Государственной Думой и прочими изменниками и предателями.

* * *

Где вы теперь, носители красных бантов, - стыдливо скрываетесь? А вспомните ваши салоны и гостиные, ведь за редким исключением, не было ни одного "интеллигентного" дома, где бы не красовался портрет Керенского.

* * *

Кумир революции Керенский, глава Временного правительства, самозванный главнокомандующий русской армии, при первой опасности его драгоценной жизни, бросает фронт. И дальше, прикрываясь защитой мальчиков-юнкеров и женского батальона Бочкаревой, скрывается из столицы и Зимнего дворца русских императоров, куда не постеснялся нахально забраться. Изменники генералы и приближенная к царю знать пожинают первые плоды своей измены.

* * *

И вот, и безвременное правительство за ним, изменив, предав, расшатав и углубив, свершив свое Каиново дело, трусливо бежали, как мелкое жулье, пойманное с поличным. Сам главковерх Керенский, забыв, что он Наполеон, потихоньку, на цыпочках, в женском платье, прихватив с собой русское золото, бежал, бросив свою "самую свободную" в мире армию, предоставив казарменной душе, опричнику, кадровому офицеру генералу Духонину умереть вместе него на своем посту.

* * *

Воля народа...Избранники народа...И пьяный матрос Железняк пинком ноги разгоняет избранников - учредилку.
В тумане большевизма теряются остатки последнего разума и пламя гражданской войны сжигает Россию.
Так недавно ликовавшая часть знати и "интеллигенция", пользуясь растяжимостью человеческой совести, частью приспособилась, частью храбро бежала за границу. А родину - родину забыли.

* * *

О, если бы мы знали подлую, клятвопреступную роль всех этих генерал-адъютантов изменников: Алексеева, Рузского, Брусилова, Корнилова и прочих обласканных государем; роль Родзянко, Милюкова, Гучкова и прочих, на что у нас лишь эмиграции открылись глаза, то все бы мы...Нет! Я не "либеральный интеллигент", говорящий всегда и везде, всюду и постоянно от имени всех офицеров, а скажу только о себе - да, я виноват.
<...>
Я должен был вести полк или то, что быстро сорганизовалось бы из верных, на Ставку, на Петроград. Украсить все фонари Шпалерной улицы всей Государственной Думой в полном составе, а фонари Невского взбесившейся частью знати и "интеллигенцией", перестрелять трусов, бунтовщиков и предателей в Петрограде и тогда, предстать перед моим императором и если нужно, заплатить жизнь за свое решение.
Но необдуманно и слепо, веря начальству, тоскуя и болея случившимся, я не выполнил своего долга, а покорно сошел с исторического пути. Мы "делали все, что прикажет начальство", и вышло, что делали и против государя.
А в результате - все трупы, трупы и трупы. Тысячи, миллионы, гигантские горы трупов. И кровь - кровь всюду и везде. Стоны и вопли родного народа и безысходная тоска в эмиграции.

<..>

От деникинской "единая и неделимая" осталось одно делимое и продаваемое, к которому, как воронье стремятся наши эмигрантские "вождики", заканчивающие свои призывы на "демократических основах", а в брюссельском журнале "Пуркуа Па" даже указана сумма в 8-10 миллионов долларов. Дешево же наши "вождики" ценят нашу матушку Россию и чрезвычайно дорого расценивают свои никудышные силенки.

* * *

Ведь если встать на сторону каждого человека, то нам было бы выгодно продать всю Россию оптом за...скажем 1000 миллиардов, а в розницу и много больше, эту сумму нам дали бы сразу, без торга, это дало бы каждому живущему в России по 4000 долларов. По плану "фюссенцев", желающих облагодетельствовать народ, этим живущим в данный момент было бы выгодно. Но купившие вскладчину русских дураков быстро вернут не только затраченные деньги, но выжмут и соки, мы бы оставили грядущим поколениям, старые, дранные штаны. Чтобы сказало (я уже не говорю о предках) новое поколение, принимая такое наследство и завещание.

* * *

А отсталые и дикие наши предки построили самое лучше, самое могучее государство - Россию, которую даже и Сталин не мог уничтожить, и передали нам богатейшее наследство, и, предвидя вперед, передали нам и свой мудрый завет. А мы? Мы только сумели за восемь месяцев разрушить до основания и пропить на банкетах полученное наследство - Россию и посадить "отца народов". Некоторые же не прочь и сейчас, на демократических основах и съездах, пропить часть России. Так кто же оказался глупее, предки или мы? - Мы, мы оказались ослами...


PS. В прошлый раз забыл упомянуть немаловажный факт из биографии Кириенко - в годы второй мировой войны он в составе Русского охранного корпуса воевал на стороне нацисткой Германии против югославских партизан, а затем и против Красной Армии. Так сказать, для дополнительно понимания страданий автора, который плачется, что сам изменил присяге в 1917 году и не пошел расстреливать и вешать в Петроград, но уже в годы второй мировой войны, решил не остаться в стороне, став карателем в Югославии. Это уже к вопросу о том, как часть белогвардейщины очень легко перетекала в фашизм по заветам генерала Сахарова.




Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх