ЖеЖ

50 530 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владислав Владислав
    Союз России и Китая - очень нужное дело.«Daily Express», ...
  • Ильдус
    .....Зарплаты в вакансиях обычно ниже реальных.....Автор, ты просто дебилоидКак вы стали нача...
  • Мухтар Муслихов
    Дурдом однако. Словоблудливая игра в демократию, которая на фоне конфронтации заезжих бледнолицых и черномазых, абсол...Гидроразрыв шаблона

Дневник коронавируса: заметки переболевшего

Дневник коронавируса: заметки переболевшего

Читатель Глеб, который живёт в одном из региональный центров в Сибири, подробно рассказал, как он болел коронавирусом, и к каким выводам он пришёл после выздоровления. Публикую заметки с разрешения автора.

День первый

В конце июня у меня на работе начала болеть голова. Я посчитал, что дает себя знать моя метеочувствительность, поскольку менялась погода, поэтому принял темпалгин в качестве обезболивающего. О применении препарата я не известил руководство, поскольку я до применения темпалгина померил температуру тела (градусник обязан у нас иметь каждый работник свой собственный). Температура тела была 36,6. Если бы температура была 37 градусов и более, то я бы покинул рабочее место и предупредил руководство о заболевании, так как по инструкции, утвержденной в нашей организации, все работники с повышенной температурой отстраняются. Головная боль прошла. Я чувствовал себя бодро.


День второй

На следующий день я был уже в отпуске. Начал день с того, что во дворе сделал спортивные упражнения с жгутом. Через пару часов я почувствовал дискомфорт. Я замерил температуру. Было 38. Опять заболела голова – боли были сосредоточены в районе гайморовых пазух, поскольку до этого на меня долгое время дул кондиционер на работе, то я предположил, что у меня начался гайморит.
Тело начало резко ломить – боли в мышцах ноги и рук были схожими с теми, какие я испытывал ранее при гриппе. Я позвонил в скорую помощь. Скорая помощь приехала примерно через три часа. До приезда скорой, через два часа ожидания я не выдержал и принял парацетамол. Фельдшер скорой применил неизвестный ранее мне прибор – «прищепка», надевающаяся на палец. Как потом оказалось, это прибор определяющий содержание кислорода в крови, а также пульс. Я описал медику свое состояние. Он посмотрел показания прибора-прищепки (у него небольшой экран, на котором высвечиваются показания). Фельдшер сказал, что у скорой нет тестов, она не тестирует на коронавирус, поэтому он не может меня протестировать. Фельдшер сказал, что признаков коронавируса не наблюдает. Тем не менее, он посоветовал применять противовирусные препараты и парацетамол (при этом он сказал, что ибупрофен не рекомендует, поскольку имеется много побочных эффектов). Фельдшер сказал, что о моем состоянии известят районную поликлинику и меня посетит врач, который сделает тест на коронавирус. Мне было достоверно известно, что в нашем городе срок выполнения лабораторией работы по формированию результата тестов на коронавирус начал затягиваться примерно на неделю. Я опасался, что я не получу адекватной помощи, если слишком поздно узнаю, что у меня коронавирус.

Поскольку я допускал, что у меня коронавирус, я созвонился с лабораторией, производящей анализ на коронавирус. Мне назначили на следующий день забор пробы. Условие – температура должна быть до 37 градусов. Я поинтересовался у оператора – как это возможно, если я обращаюсь в связи с тем, что у меня высокая температура!? Мне было сказано, что таково правило и если у меня температура не упадет, то я могу позвонить, и меня вычеркнут из очереди на сдачу анализа.


День третий

На следующее утро я принял парацетамол и сбил температуру, которая была около 38 градусов, до 37. Я надел маску и перчатки, съездил на такси в лабораторию. Подписал договор на лабораторные исследования, сдал образцы, расплатился. С утра у меня была слабость, ломота в мышцах, боль в ушах, болела голова в районе гайморовых пауз, болело горло. Я принял лекарства – капли в уши для купирования ушной боли, спрей в горло для купирования боли в горле. Поскольку я заподозрил у себя гайморит, я начал применять антибиотик – флемоксин, который у меня был.


День четвертый

К следующему дню у меня прошли боли в ушах и в горле. Температура осталась. Головная боль уменьшилась. Я был убежден, что с помощью антибиотика мне удалось победить гайморит.


День пятый

Головная боль практически прошла. Температура днем в районе 37. Начался кашель.

Я проверил электронную почту. Пришло сообщение о положительном анализе на коронавирус из лаборатории. Я несколько расстроился – у меня имеется хроническое заболевание сердечно-сосудистое заболевание в начальной стадии, которое могло усугубиться при коронавирусе. Ещё больше я опасался за коллег, с которыми я общался по работе, и близких родственников. Я сообщил сразу руководителю о заболевании, а также близким родственникам.

Я позвонил в поликлинику и сообщил о наличии у меня коронавируса. В поликлинике явно не знали вообще о моей болезни, в том числе о вызове мной скорой помощи. Тем более, не знали о коронавирусе.

Я начал предпринимать особые меры по предотвращению заражения своего ребенка (уже 20 лет) – начал носить маску дома, разделил посуду, начал применять растворитель «Белизна» и «Доместос» для обеззараживания поверхностей, ручек, выключателей.


День шестой

Пропало обоняние. Утрата обоняния – один из главных признаков коронавируса. Я был убеждён, что у меня не коронавирус, в том числе из-за того, что у меня не пропадало обоняние. Утрата обоняния было ярким подтверждением правильности лабораторного анализа. Температура около 37.


День седьмой

Температура упала до нормальной. Слабость. Делал физические упражнения впервые. Приехала группа забора анализов. Взяла анализы у ребенка и жены.


День восьмой

Обоняние не восстановилось. К счастью, не пропал при этом вкус. У моей родственницы было наоборот – у неё осталось обоняние, но пропал вкус.

У близкой родственницы, с которой я общался до того, как я узнал о болезни, обнаружился коронавирус.

Начал применять арбидол. В этот препарат я не верил, но мне было известно, что его назначали тем, кто заболел коронавирусом в нашем городе.


День девятый

Впервые позвонили из Роспотребнадзора. Пригодился дневник заболевания, который я начал вести на шестой день болезни – я зачитал врачу Роспотребнадзора данные о своем состоянии.

У жены поднялась температура до 39. Вызывали скорую помощь. Два часа не приезжали. Применили жаропонижающее. Температура упала – отменили вызов скорой помощи.

Вызвал врача поликлиники на следующий день.


День десятый

Позвонили из поликлиники. Сообщили, что из поликлиники врач не придет. Все заболели и если этот, последний оставшийся врач, тоже заболеет, то поликлинику надо будет закрывать. Я отменил визит врача.

Бригада забора анализов забрала образцы на коронавирус у меня и ребенка. Они же сообщили, что анализ, взятый на 7 день, отрицательный для моей жены и ребенка.

Сделали новый забор проб.

На четырнадцатый день по телефону сообщили об отрицательном анализе у меня и ребенка.

На восемнадцатый день взяли последний анализ у меня. На двадцать второй день стало известно об отрицательном анализе. В этот день я должен был уже выйти на работу, если бы нормально отдохнул бы в отпуске…

***


Я побеседовал с несколькими бывшими больными, а также с их родственниками и товарищами. Также я беседовал с несколькими медиками (не из числа групп забора проб, дежурного врача Роспотребнадзора и врача поликлиники, который меня даже по телефону не лечил). После того, как я вышел на работу, наш медик сказал мне, что мой рассказ о казавшейся мне реальной катастрофе поликлинической системы не совсем относится ко всем случаям – часть людей старательно лечили, хотя рекомендация пить фуфломицин (арбидол) — то еще лечение.

Кстати, забавная особенность — оба отрицательных анализа имели ссылки на изготовителя тестовых систем. Две коммерческих организации — одна ООО и другая АО. То есть государство закупает на коммерческой основе тестовые системы разных поставщиков — даже в одной  лабораторной госорганизации с разрывом в неделю использовали тесты разных производителей. В России настолько развиты частные производители высокотехнологичной продукции, к каковой я отнес бы тесты на коронавирус, что их отнюдь не один и явно не два. Но к сожалению, не всегда коронавирус достоверно определяется – мне точно известен случай, что один раз тестирование человека, у которого недавно обнаружился коронавирус, показало отрицательный результат, хотя до этого был положительный.

На 22 день болезни я вышел из самоизоляции — я со дня первого тестирования ни разу не выходил на улицу. Приступил к работе я через несколько дней. В среднем, даже при относительно мягком течении, болезнь крадет около трех недель жизни.

Лично меня никто из официальных врачей не лечил вообще. Ничего не прописывали. Группа забора образцов посещала исправно меня и членов моей семьи. Официально болел только я, из числа тех, кто со мной живет. В реальности, скорее всего, и жена, так как у неё были схожие симптомы. Ребенок болел возможно, но не очевидно. Я предпринимал действия, чтобы он не заразился — обрабатывал поверхности хлорсодержащими жидкостями и водкой, включал и выключал свет изготовленной мной с помощью лобзика дома палкой-световыключалкой.

Общие личные впечатления — система поликлинической помощи на грани. Нам даже не прислали врача, которого я вызвал, объяснив это тем, что заболели все врачи поликлиники. Роспотребнадзор на грани — мне не было выслано Предписание с указанием на необходимость самоизоляции, хотя прозвон однажды они делали — но не в день установления факта заболевания. При этом мобильные группы забора анализов работали исправно; стационары (личного знакомства, к счастью, не было) — справляются относительно успешно.


Предварительные выводы о причинах неоправданной заболеваемости и, как следствие, смертности от коронавируса в России:

— низкий профессиональный уровень части медперсонала на уровне поликлинник — неверные диагнозы, неверные решения. Мне известно несколько таких случаев.
— недостаточный объем тестирования больных с респираторными синдромами (части больных неоправданно отказывали в тестировании, причём отказ был правомерным с точки зрения правовых требований, которыми руководствуются врачи);
— недостаточная защищенность с помощью СИЗ медработников поликлиник и скорых;
— недостаточная осведомленность граждан о том факте, что одним из основных мест, где происходит заражение коронавирусом, являются медучреждения. Это не тайна, но на этом не акцентируют внимание граждан;
— в случае отказа медучреждения от проведения тестирования и при наличии респираторных синдромов не все предпринимают усилия по диагностике коронавируса в частных медлабораториях, что приводит к тому, что заболевание приобретает более запущенную форму, а больной (вероятно) заражает других людей.


Что нужно сделать:

— в регионах создать внутренний резерв врачей, фельдшеров, медсестер поликлинического уровня и перебрасывать их в поликлиники, в которых наметился дефицит работников, сверх работников ФМБА, которых обычно используют как резерв;
— пересмотреть график отпусков медиков — в угрожающих регионах необходим их перенос;
— создать федеральный резерв медиков, аналогичный региональному, также сверх медиков ФМБА;
— временный отказ от медпомощи другим странам — в России, на данный момент, не хватает медиков, спосособных  квалифицированно бороться с коронавирусом. Помощь другим на фоне собственных проблем деморализует население;
— срочно обучать медиков поликлинического звена  борьбе с коронавирусом. На их уровне надо обучать, как точно уловить момент когда и какие диагностические процедуры  назначать, распознавать признаки коронавируса.
— изменение нормативной базы в части первоочередных показаний к проведению теста на коронавирус. На начало июля распираторные признаки не были таким единственным основанием, хотя «бессимптомные» больные являются носителями.
— усиление вооруженности СИЗ медиков, в том числе скорой и даже травмпунктов;
— каждодневное полное обеззараживание с помощью отдельных команд Роспотребнадзора всех медучреждений — скорее всего, штатные работники не справляются и огромный процент больных — заразившиеся в медучреждениях и медтранспорте ВСЕХ лечебных профилей, вплоть до травматологии и наркологии. Факт того, что медучреждения являются местом потенциальной опасности прямо указан в руководящих документах Минздрава России, но про медаватомобили там ничего не говорится, хотя я убежден, что там могло заразиться немало людей;
— увеличение насыщенности медучреждений аппаратами КТ (она очевидно недостаточна);
— предоставить скорой помощи повсеместно возможность проводить тесты на коронавирус;
— ввести за госсчет прямое возмещение гражданам за положительные тесты на короновирус, которые граждане оплатили из своего кармана.


Что делать людям для предотвращения заболевания или для снижения его последствий для себя и окружающих:

— соблюдать имеющиеся в регионе запреты;
— знать признаки появления у человека коронавируса — они  публикуются на сайте Роспотребнадзора;
— прислушиваться к своему телу, вести ежедневную термометрию, при возникновении  подозрений начинать действия по диагностике и получению медпомощи – в первую очередь через поликлинику по месту проживания. Зачем нужна диагностика — как минимум — лица, которые не болеют коронавирусом, в настоящее время госпитализируются реже, соответственно, скорая может отказать в госпитализации даже при наличии некоторых признаков;
— не посещать без крайней необходимости медучреждения, по возможности — посещать частные медучреждения — меньше трафик и, как правило, лучше оснащенность учреждений;
— чтобы не посещать лишний раз медучреждения — не вести рисковую деятельность либо снижать риск иным образом, т.к. падение с велосипеда и перелом могут закончиться коронавирусом; вести витаминизацию.


Что сделать заранее на случай, если Вы заболеете:

— завести друзей. Хотя это надо было сделать за много лет до сегодняшнего дня. Но если Вы этого не сделали до сегодняшнего дня, то начинайте с завтрашнего. Друг поможет в беде — принесет еду, купит лекарства и т. д..
— прекратите ссориться с родственниками. Отложите это на следующий год. Помиритесь. Они вам могут понадобиться в ближайшее время. А вы — им. Тоже самое — с соседями.
— заведите надежные знакомства среди врачей, знающих, как бороться с коронавирусом – из-за отсутствия медпомощи со стороны поликлиники, я занимался самолечением с помощью знакомого врача, который давал мне рекомендации по телефону.
— определитесь с тем, где вы возьмете деньги, если вдруг заболеете — заработать даже на еду вы не факт, что сможете, пока болеете. Можно даже кредитку завести на всякий случай. Не обязательно ею пользоваться — пусть лежит.
— у всех членов семьи должны быть надежные средства связи. Если дома нет интернета — провести
— завести кота или двух котов. С котом весело, он снимает стресс, его не надо выгуливать — что невозможно при коронавирусе — Роспотребнадзор требует полную самоизоляцию. Кот ест немного, от него не очень много отходов. Он живучий — протянет несколько дней, если заберут в больницу (при наличии у него воды и насыпанной еды) до момента, пока не заберут родственники или волонтеры.
— в квартире должен быть обеспечен нормальный микроклимат — три недели минимум просидеть вам предстоит практически безвылазно — лучше всего установить стационарный кондиционер. Я установил за месяц до болезни, зная, что режим самоизоляции могут ужесточить, а в нашей квартире без кондиционера сидеть безвылазно нельзя в летнее время. Кстати, кондиционер отечественного производства — «Бирюса» (показал себя во время болезни отлично);
— надежная коммунальная система, в том числе канализации — дома желательно иметь средства для чистки труб — химические (типа Крот) и механические;
— нужно иметь запас обеззараживающих веществ на случай, если заболеют не все члены семьи. Если все — то особого смысла уже нет;
— необходим запас еды и воды хотя бы в пределах  трех дней — до подхода друзей, родственников или волонтеров;
— градусники — по одному на каждого члена семьи, на случай, если заболеет только кто-то один;
— запасы для активного хобби или ремонта — женщинам, например, всё для вязания, а мужчинам, например, инструменты и сырье, поскольку после активной стадии болезни, человек обязан находиться еще около 10 дней (например, я сделал деревянный стол на балкон за время самоизоляции, а жена довязывала платье);
— запасы расходников для дома — например, электролампочки, свечки, спички, фонарики, батарейки, стиральный порошок;
— необходимы надежные стиральная машина, холодильник и печь.


Малоизвестные факты:

О почти повсеместном для больных признаке собственно коронавируса — утрата обоняния и утрата вкусовой восприимчивости языка знают очень многие. Но многие ли слышали, что последствием коронавируса может стать боль в суставах уже после излечения от него. Причем только с одной стороны тела — в этом его схожесть с инсультом (коронавирус — сосудистое, в том числе, заболевание).

В конечной стадии коронавирус приводит к психическому расстройству – делирию, что может выражаться, например, в громких бессвязных выкриках. Об этом я узнал от родственника человека, перенесшего болезнь.


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх