Последние комментарии

  • Pciha Ivanova
    Значит, просим инопланетян прислать к нам, на Землю, инопланетную девочку с более высоким IQ!Прилетела спасать: уфологи заявили о внеземном происхождении Греты Тунберг
  • Таня Таша
    Эту детку нужно лечить, и серьезно !Прилетела спасать: уфологи заявили о внеземном происхождении Греты Тунберг
  • Misantrop
    А уж уфологов.....эти не только в психушках, этих и на воле как грязи.Прилетела спасать: уфологи заявили о внеземном происхождении Греты Тунберг

Чем отличается хорошая образовательная система от плохой

Если представить население Земли в виде виртуального городка из сотни людей, то лишь
один из них будет иметь высшее образование, тридцать будут уметь читать и писать,
пятнадцать — жить в нормальных домах (остальные в лачугах)

Может ли модель образования, когда «ребёнок „экзаменуется“ какой-нибудь машиной, и получает ответ: „быть тебе, Петя, моряком дальнего плаванья“ или „художником-экспрессионистом с уклоном в красные цвета, но никак не белые“», полностью вытеснить современную школу?
 ANGERONA ищет идеальный вариант образовательной системы.

Вокруг меня много споров про образование — на нескольких городских рассылках, где родители обсуждают городские школьные системы и как их улучшить, здесь в ЖЖ, просто со знакомыми, по радио и в газетах часто ссылки про «финляндскую систему» или «корейскую систему» или бывшую советскую систему или еще что-то. И всегда советы про то, насколько та или иная система лучше, чем имеющаяся американская. Или имеющаяся городская, если речь идет о сравнении соседних городов.

Во всех этих случаях на мой взгляд отсутствует одна совершенно необходимая часть: определение того, что вообще мы считаем критерием хорошей системы. Иначе «улучшать» можно до посинения — но как измерять результаты? То есть как раз и по части измерения в последние годы много всяких новшеств — не даром школьные бюджеты худеют не по дням, а по часам из-за обилия всяческих «educational consultants», которые пытаются поставить все на измеряемые рельсы и выверить-вычислить всяческие коэффициенты улучшения образования. Чего они только не измеряют — и как изменяются оценки и поведение, и еще какие-то сложные коэффициенты. Но толку-то, если нет согласия о том, что именно считать хорошей системой обучения? Это все равно, что придумывать различные способы измерения температуры и долгие процессы вроде «сначала ударим больного по голове, чтоб он потерял сознание и не двигался, чтоб наиболее точно замерить его температуру, а то его движения могут нам сделать процесс неточным.» 

Я даже здесь сделаю отступление и расскажу историю, которая меня впечатлила. История эта — совсем не история, а описание того, что происходит в Массачусеттских школах (high schools). Одной из составляющих той горы обязательного бумажного оборота, что свалился на учителей в последнее время, является выяснение, насколько ученики улучшили свое знание предмета за семестр/год (то есть за то время, что они изучали этот предмет). Как это измерить? Правильно — выдавая ученикам на первом уроке тот экзамен, который они потом должны будут сдать в конце года. И если Петя в сентябре получил десять из ста возможных баллов, а в мае — восемьдесят, то смотрите, какой прогресс: Петя улучшил свои знания этого предмета на 800%! Этот метод, которым регулярно пользуются учителя считай всех школ и всех предметов сейчас, подчеркивает идиотизм всех этих «вычислительных» способов определения качества образования. Представьте себе Петю, который никогда не учил обычную физику механику: хорошо ли он ответит на вопросы «вычислите силу, нужную для того, чтоб придать ускорение в 5.4м/с2 десяти фунтовой кошке, пнув ее ногой в сторону двери»? Зато какое у детей будет ощущение, когда в первый же день им подсовывают вопросы, на которые они по определению не знают ответов (а иначе зачем бы им брать этот предмет?). Ну и заодно: это значит, что все — у учителя нет никакой свободы действий: экзамен известен, и учить надо только то, что запланировано и только так, как запланировано — шаг в сторону равен полному провалу всем.

Но вернемся к определению того, что же является хорошей образовательной системой. Во первых это определение может очень отличаться, если смотреть с позиции общества или с позиции индивидуального ученика. Начнем с позиции общества. Какие могут быть модели идеальной системы образования? Например такие:

(1) Каждого ученика довести до его максимального уровня по максимальному количеству предметов
По-моему именно это определение по умолчанию имеется в виду в обсуждениях качества образования. Казалось бы, почему бы не стремиться к этому идеалу? А потому, что в мире все имеет цену. У каждого общества ресурсы ограничены, и надо решать, как тратить эти ограниченные ресурсы. Нужно ли действительно обществу чтоб все были настолько образованы? Стоит ли это тех усилий, что понадобятся для этого? Собственно, по определению эта цель вообще недостижима: всегда есть чему поучиться — почему тогда людям надо будет вообще прекращать когда-то учиться (и идти в учителя, например), если цель чтоб все продолжали учиться?

Ну и обществу что нужно? Производительные, счастливые люди. Не факт, что по максиму образованные будут соответствовать этим требованиям.

Тогда рассмотрим другие модели.

(2) Чтоб все люди в обществе достигли какого-то минимального уровня образования
В чем-то это как раз тот вариант, который есть в современной американской системе. Можно спорить, где именно должен быть этот «минимальный уровень» (и набор каких предметов надо считать минимальным), но то, что я вижу в государственной системе сейчас идеально направлено на достижения вот этой образовательной модели. Хоть они и думают, конечно, что на самом деле целятся на модель (1). Но именно поэтому и важно определяться с целями. 

Как по мне, эта модель имеет свои преимущества: действительно всем лучше и легче жить в обществе, где у всех есть определенный уровень образования — это ведет и к уменьшению преступлений и к улучшению производительности. То есть мне, несомненно, хотелось бы жить в обществе, где такой уровень есть. 

Но есть и недостаток: если все силы пущены на то, чтоб «не оставить никого позади», то остаются без внимания те, кто сами ушли или могли бы уйти сильно вперед. Для них тогда уже «либо сам, либо никак». И это на данный момент плохо, потому что нынешняя экономика строится во многом на достижениях умственного труда — на изобретениях и развитиях. Для того, чтоб страна не осталась далеко позади экономически и политически, в стране должны постоянно разрабатываться и появляться новые вещи. А для этого мало иметь минимальный уровень образования — нужны еще и выдающиеся умы, и недостаточно гениев-самородков Ломоносовых, которые сами по тундре пешком дойдут и образование себе из книг соберут. Их таких самородков слишком мало; нам нужно больше.

(3а) Довести/натренировать хотя бы минимальное количество людей на стратегически нужный уровень в стратегически нужных областях
Эта цель как раз вытекает из тех экономических и политических реалий, что я описала выше. Нам нужны, позарез нужны те, кто найдут лечение от рака, изобретут новые айфоно-андроиды, построят новые космические и подводные корабли, разработают новые сенсоры, напишут новые романы и гениально-убедительную беллетристику, повлияют на мир музыкой и искусством и т. д. Ну во всяком случае если за «нас» принимать западную модель общества, а не ISIS, конечно. Но на то у них и образовательная модель другая (ха!). 

Другой, похожий, но все-таки не идентичный, вариант этой модели:
(3b) Довести/натренировать хотя бы минимальное количество самых способных людей в каждой области на тот максимальный уровень, на который они способны.

Как мы видим, отличие все-таки есть, и выбирать, какой вариант лучше, надо опять-таки с учетом стоимости. Кстати, общества устроенные по типу (3а) и (3б) описаны во многих фантастических романах и рассказах. Ну те, в которых ребенок «экзаменуется» какой-нибудь машиной, и получает ответ: «быть тебе, Петя, моряком дальнего плаванья» или «художником-экспрессионистом с уклоном в красные цвета, но никак не белые.» В принципе, неплохое устройство и в чем-то даже удобное. 

Но и с (3а) и с (3б) есть проблема: если все силы на лучших, то что будет с теми, кто не попадает в критерии этих лучших? Если они останутся в рядах disenfranchised и недообразованных (и недозанятых), то нам грозит, что они же и превратят наш мир в один глобальный ISIS. 

Ну а дальше идут варианты этих моделей (1)-(3). Например мой оптимальный вариант:
(4) Образовать максимальное количество людей до минимального уровня (и уровень этот возможно должен быть даже выше, чем сейчас) и довести/натренировать хотя бы минимальное количество людей на стратегически нужный уровень в стратегически нужных областях. Тут надо отдавать себе отчет, что если мы сочетаем цели (2) и (3а), то, понятное дело, общий результат будет ниже уровнем по всеобщему образованию, чем только в (2) и ниже уровнем или меньше количеством по «выдающимся представителям», чем в (3а).

Понятное дело, что все это — размышления на слишком высоком уровне, чтоб быть хоть как-то практичными. Но без четких определений хотя бы на таком уровне, бесмысленно обсуждать «что лучше». Другое дело, что многие из этих целей политически непроизносимы — то есть если политик встанет и скажет, что он за любую модель, кроме (1), его тут же сьедят оппоненты. Вот и получается, что основную цель мы не произносим, но нанимаем консультантов, которые замеряют и улучшают поди разберись что, с оглядкой на совсем другие общества и другие условия.

И это, повторю, взгляд только со стороны общества. То, что хорошо индивидуальному ребенку, может не только не совпадать с «желаниями» общества для этого ребенка, а и вовсе идти в разрез с ними.

источник

Популярное в

))}
Loading...
наверх