ЖеЖ

50 249 подписчиков

Свежие комментарии

Национальный Рейтинг Мэров (Итоги 2021 года)

Национальный Рейтинг Мэров (Итоги 2021 года)

                                          Национальный Рейтинг Мэров (Итоги 2021 года)

Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» совместно с Финансовым университетом при Правительстве РФ подготовили итоговое за 2021 год исследование, посвящённое оценке деятельности мэров столиц регионов и крупных финансово-промышленных центров Российской Федерации.

Настоящее исследование проведено ЦИК «Рейтинг» в партнерстве с Финансовым университетом при Правительстве Российской Федерации.

Его объектами являются мэры 88 городов России. В их число входят руководители столиц всех субъектов РФ с добавлением представителей пяти крупных финансово-экономических центров: Магнитогорска, Набережных Челнов, Новокузнецка, Сочи, Тольятти. В рейтинг не включены представители Московской и Ленинградской областей в связи с отсутствием у этих регионов собственных административных центров.

Понятие «мэр» не имеет единого значения в различных субъектах России. Под «мэрами» в исследовании понимаются избранные населением главы городов либо, при их отсутствии, те из руководителей, в официальной должности которых содержится определение «мэр». Муниципалитеты, для которых не подходят оба эти варианта, в рейтинге представляют руководители городских администраций (основываясь на изначальном значении слова «мэр»).

Хронологические рамки рейтинга охватывают весь 2021 год.


В тех случаях, когда ротация мэров произошла непосредственно в декабре, в итоговый «Национальный рейтинг» вводятся вновь назначенные руководители, только если достаточное количество экспертов успело сформировать своё мнение и отозваться на происшедшую перемену. В противном случае в исследовании присутствуют и оцениваются «старые» мэры.

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, а также заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества. Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении релевантности результатов, в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но и людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге мэров» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов различной профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав, кроме того, позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.

Анкеты, рассылаемые экспертам, не только давали им возможность формально оценить работу того или иного мэра, но и предлагали обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют выявить причины успеха или неудачи муниципальных руководителей в глазах экспертов. Именно анкеты являются основным источником, на основании которого выстраиваются таблицы исследования, формулируются тексты его аналитической части.

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение о работе того или иного мэра, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой в рейтинге одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений экспертного сообщества. При этом эксперты, высказывают своё мнение в «Национальном рейтинге» не зная итоговых результатов исследования.

В случае с городами федерального значения (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь) в «Национальном рейтинге мэров» делается акцент на отношении к их руководителям как к градоначальникам, а не как к главам субъектов. Хотя, безусловно, не всегда экспертам удается отделить местную и региональную повестку от федеральной.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса мэра («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Андрей МАКСИМОВ
Директор Центра территориальных изменений и городского развития ИПЭИ РАНХиГС. Председатель экспертного совета Союза российских городов. Председатель Комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению Общественной палаты РФ


2021 год в деятельности глав муниципальных образований, мэров больших городов был годом только тактических изменений. Например, связанных с ротацией состава федеральных и национальных проектов и тактических изменений на региональном и местном уровне.

Грядущий же через неделю 2022 год выглядит временем начала так называемой «низовой административной революции». Действительно, накануне нового года в Госдуму был внесён законопроект, который кардинально меняет устройство муниципальной власти.

Прежде всего, глобальные изменения предлагаются в сфере разграничения компетенций. На мой взгляд, это самое значимое. Предлагается исключить существующую правовую категорию «вопросы местного значения» и закрепить за муниципалитетами на постоянной основе на всей территории страны только очень ограниченный круг вопросов. В них не входит ни жилищно-коммунальное хозяйство, ни в полной мере благоустройство, ни начальное, среднее, дошкольное и школьное образование.

По законопроекту, который предложен, муниципальным властям остаются в универсальном порядке только полномочия в области культуры, организации досуга, первичной пожарной безопасности, поддержания межнационального мира и согласия, развития международных связей и ряд других полномочий. Но практически весь существующий набор компетенций муниципальных образований, в том числе крупных городских округов, переходит в статус вопросов регионального значения, и только регион вправе часть из этих полномочий передавать на постоянной или временной основе на уровень городских и муниципальных округов. Так это выглядит сейчас в законопроекте.

2022 год станет годом определения: будет ли принят законопроект в таком виде, или всё-таки города добьются сохранения статуса? И если большая часть вопросов действительно перейдёт на региональный уровень, то как поведут себя регионы? Либо они инерционно сохранят те вопросы, которыми занимались городские и муниципальные округа, за собой, примут это региональными законами, наделят соответствующими ресурсами муниципалитеты. Либо начнут процесс масштабнейшей централизации полномочий, что неизбежно будет связано с ликвидацией муниципальных учреждений и предприятий, созданием новых предприятий на региональном уровне, передачей имущества, перераспределением доходных источников.

Это действительно революционный процесс, который может начаться в 2022 году, хотя год начала реализации законопроекта – 2023. Таким образом, следующий год будет годом выбора новых законодательных решений и выбора пути в каждом конкретном регионе.

Ну и, конечно, сейчас часто поднимают вопрос о формальном статусе мэров и их взаимоотношениях с главами субъектов, о механизме назначения и смещения глав муниципальных образований. В нынешних законодательных реалиях у губернатора есть достаточно возможностей для того, чтобы обеспечить лояльность и встроенность в свою команду глав местного самоуправления. Для этого уже достаточно много рычагов, начиная от деятельности конкурсной комиссии, которая выбирает кандидатуры глав муниципальных образований, и в которой не менее половины членов представляет субъект Российской Федерации. И заканчивая, например, механизмом удаления в отставку или отрешения от должности мэров. Тем не менее, расширение этих механизмов влияния в законопроекте может привести к новому статусу мэров и новой комбинаторике кадровых решений.

Нельзя исключить, что главами муниципальных образований теперь смогут быть одновременно заместители губернатора. Во всяком случае, такие возможности совмещения закладываются в новом законопроекте. Нельзя сказать, что это полностью изменит систему взаимоотношений «регион-муниципалитет», но может послужить толчком для серьёзных новых кадровых изменений в муниципальной сфере. Это может быть временем начала активного кадрового движения, импульсом для которого может послужить принятый законопроект.

Алёна АВГУСТ
Политтехнолог, специалист по связям с общественностью


В архитектуре управленческой модели института российских градоначальников пока идеального решения не найдено. В моём понимании мэр – это больше завхоз, у которого не просто всё хорошо работает, нигде трубы не текут, и дома нормально стоят, не валятся, но он ещё и понимает и чувствует настроения людей, которые живут на его территории, умеет с этим работать, умеет прогнозировать и стратегировать.

К сожалению, таких градоначальников, мягко говоря, совсем не много.

Именно поэтому и предпринят переход от мэра народного, когда победу можно добыть хорошо подвешенным языком, поговорить, похлопать по плечу, пообниматься, но при этом не разбираться в хозяйстве, к мэру – управленцу. Потому что хороший парень – не профессия. Был расчёт на то, что профессионалы всё-таки приведут в порядок городское хозяйство и смогут правильно коммуницировать.

Тем не менее, как всегда, система правит людей, поэтому часть назначенных мэров слишком боятся потерять место в системе и слишком зависят от внешних решений и команды сверху, что приводит к хорошим результатам в чиновничьей карьере, но к не очень хорошим практическим результатам для жителей.

Какой мэр лучше, местный или неместный, – тоже дискуссионный вопрос. Психология российской действительности такова, что мы не очень впускаем в ближний круг людей, поэтому многие на территории считают: «Если свой, то он что-то там понимает, мы на одном горшке сидели, вместе портвейн из горла в подъезде пили – он же должен понимать, как мы тут живём, всем остальным этого точно не понять». Мы приезжаем в регион на выборы, а нам с порога говорят: «Вы уедете, а нам тут жить, у нас специфика, вам не понять». А на самом деле эта «специфика» довольно относительна. Поэтому любому мэру важно правильно выстраивать отношения и идеально работать. Если ты свой – тебя примут, усадят за стол, похлопают по плечу. Но потом спросят результаты, а у тебя их нет! И будет уже не важно, местный ты или приезжий, наоборот, к тебе будут претензии: «Как же так, ты – свой, а ничего не сделал!»

Другая история с внешним (пришлым) мэром. К нему есть психологически глубоко заложенное недоверие, но если этот человек правильно выстраивает коммуникации и идеально работает и умеет представить результаты работы, все претензии сходят на нет. К нему нет вопросов по работе, он правильно всё преподносит, он правильно общается с людьми. Тут золотой середины нет. Всё зависит от человека.

Вот и получается, что пока тенденций к стабильности института мэров нет. Есть вектор поиска решений. Многие мэры свой срок полномочий «не высиживают», не доживают в статусе мэра. Почему? Это и невозможность принимать самостоятельные решения в некоторых ситуациях, невозможность справиться тем бюджетом, который есть, с теми задачами, которые накопились за много-много лет. Невозможность выстроить верные взаимоотношения с региональными властями, с населением. Это либо хозяйственные полномочия, либо коммуникации, либо поймали (нечист на руку). Это всеобщая кадровая проблема. Если бы у нас была какая-то волшебная корзинка, где лежали бы мэры-управленцы с прекрасными практическими умениями и коммуникативными навыками, у которых даже в мыслях нет что-то украсть и где-то смухлевать, наверное, мы брали бы их оттуда, «дарили» бы их людям в регионах, и люди были бы счастливы. Но и то не все. Потому что даже тогда нашлось бы, к чему придраться.

Наступит ли когда-то стабильность – неизвестно, потому что мир сильно меняется, люди меняются, возрастает запрос к качеству управления, а кадровый голод никто не отменял.

Сергей БЕЛОКОНЕВ
Политолог, научный руководитель Факультета социальных наук и массовых коммуникаций Финансового Университета при Правительстве РФ


В уходящем 2021-м году укрепилась тенденция ослабления муниципального уровня власти в России. Десятки уголовных дел, возбуждённых в отношении действующих глав муниципалитетов, переходы мэров городов на более спокойные позиции в ряде регионов говорят о том, что проблемы местного самоуправления усугубляются.

Мы видим, например, в Курске переход мэра В. Карамышева в замы губернатора региона; новый руководитель города Таганрога, так же, как и предшественник, является ростовским «варягом»; очередная замена происходит в должности председателя Хабаровской городской думы и т. д.

Общим в этих карьерных траекториях является отсутствие последовательности, осмысленности и системности кадровой политики страны. Сильные и квалифицированные управленцы избегают любых позиций на уровне МСУ.

Долгие годы говорится о том, что федеральное законодательство (прежде всего, ФЗ 131) не идеально, но также очевидно, что и межбюджетные отношения «Центр-регионы-муниципалитеты» являются препятствием для развития экономики страны.

Последние несколько лет реализуются попытки скорректировать ситуацию за счёт федерального финансирования благоустройства. Конечно, в ситуации неравномерного развития страны в этом есть логика. Но стоит менять подход и рассматривать муниципальную экономику как важнейшую часть национальной экономики и возможность увеличить экономический рост за счёт активизации финансово-экономической деятельности в городах и посёлках России.

Интересным кейсом в этой связи является соседняя Украина, где изменили бюджетно-финансовые условия в пользу муниципалитетов и получили положительный эффект.

Михаил БОЧАРОВ
Социолог, заместитель генерального директора Института региональных проблем


Основные проблемы, с которыми мэры и сити-менеджеры подошли к началу зимы 2021-2022 гг.:

– обсуждение федеральных мер по преодолению ковида (куар-коды и т. п.);

– уборка городов от снега;

– закрытие годового бюджета;

– транспорт.

В обсуждении федеральных мер по преодолению коронавирусной опасности (куар-коды на транспорте и т. п.) Москва в определённом смысле стала флагманом по сопротивлению федеральным мерам. Здесь они даже не обсуждаются. В декабре в российской столице состоялся традиционный зимний фестиваль «Путешествие в Рождество», отменённый из-за пандемии в прошлом году. Несмотря на заражение москвичей ковидом по 3 000 человек в сутки (в прошлом году было на 500 человек меньше), c 10 декабря по 9 января москвичи и гости столицы пришли и придут на катки и фестивальные площадки по всему городу. На улицах установили украшенные елки, открылись новогодние ярмарки. Все мероприятия фестиваля проходили с соблюдением санитарно-эпидемиологических норм. Посетителям необходимо было придерживаться социальной дистанции и носить маски.

Вводить новые жёсткие ограничения и закрывать Москву на карантин (локдаун) власти не собираются. Заболеваемость COVID-19 в целом в столице снижается. Улучшить ситуацию в рамках мер по борьбе с распространением коронавируса также помогают экспресс-тесты. Их сегодня можно сделать в 70 местах — крупных торговых центрах, МФЦ и на территории транспортно-пересадочных узлов. Посещение музеев, театров и массовых мероприятий (более 500 человек) – только по QR-коду. По словам Сергея Собянина, система работы с QR-кодами будет совершенствоваться.

Мэр Казани Ильсур Метшин подвёл первые итоги внедрения QR-кодов в общественном транспорте. Он подчеркнул, что сопротивления этому не было, но сил проверяющих, например, в казанском метро хватило только на две недели, что вызвало столпотворение людей.

В Вологде открылся моногоспиталь для лечения детей с коронавирусом.

Уборка городов от снега – ещё один насущный вопрос для градоначальников. Мэр Екатеринбурга Алексей Орлов заявил, что «очень внимательно» следит за работой коммунальных служб и сам любит пройтись пешком, чтобы лично убедиться в выполнении распоряжений по созданию комфорта и безопасности.

Немало натерпелись из-за «внезапно» наступившей в городе зимы жители Санкт-Петербурга. Смольный же всё это время рапортовал об успешной борьбе со снегом, лишь изредка отмечая некоторые трудности, да и то винил в них водителей, бросающих авто на дороге. Но в целом официальные релизы и некоторые заявления властей наталкивали на мысль, что чиновники живут в какой-то другой реальности, где Петербург быстро расчищают, а «дворник-шеринг» настолько популярен, что стал «школьник-шерингом». Петербуржцы массово жалуются на некачественную уборку снега и наледи. На портале «Наш Санкт-Петербург» на середину декабря насчитывалось более 4 230 обращений на эту тему, из них свыше 160 касались свисающих с крыш опасных сосулек. Жалобы в соцсетях сосчитать нереально, горожане активно писали, прилагая фотографии, и в официальных сообществах профильных комитетов, и на странице губернатора, главы города Александра Беглова. Многие дворы всё ещё завалены снегом, детские площадки не расчищены. Люди жалуются, что грязный снег просто свалили на обочины, а во дворах огромные сугробы теперь наросли на газонах. На дорогах под ногами и колесами — наледь. По всей видимости, весь этот брошенный снег растопят отнюдь не снегоплавильные пункты, а грядущее потепление. И тогда петербуржцев будет ожидать новое удовольствие — грязная каша под ногами. Ранее газеты писали, что петербургские дворники массово бросают лопаты и уходят в курьеры из-за мизерной зарплаты.

Юрий Шалабаев в Нижнем Новгороде призвал жителей обращаться в специально открытую диспетчерскую службу при МКУ «ЦДС» по поводу ненадлежащего состояния дорог зимой.

Глава Челябинска Наталья Котова признала обоснованными претензии автомобилистов, которые жаловались на пробки из-за неубранных сугробов. А глава Владивостока Константин Шестаков лично помог местной жительнице вытолкать автомобиль, который из-за гололёда не мог подняться в горку, и попросил водителей не выезжать на летней резине во время циклона с метелью и сильным ветром, который накрыл город.

Между тем перед каждым градоначальником стоит задача по закрытию годового бюджета и отчёт по реализации крупных проектов.

Так, власти Саратова намерены восстановить объект культурного наследия муниципального значения – «Дом И. И. Зейферт», расположенный в здании бывшей гостиницы «Россия», где 4 ноября произошёл пожар. Об этом заявил мэр Михаил Исаев. Также СМИ сообщали, что на заседании совета по инвестициям и экспортной деятельности при губернаторе Саратовской области глава города Михаил Исаев отчитался о подготовке инфраструктурных проектов на территории старого аэропорта и бывшего комбикормового завода.

В Воронеже волонтерам, работающим в рамках проекта «Мы – Вместе», предоставили бесплатный проезд на общественном транспорте. Лидер молодежного крыла ОНФ Игорь Кастюкевич сообщил, что такое решение было принято совместно с мэром Воронежа Вадимом Кстениным.

В Екатеринбурге на реконструкцию выделено 35 млн рублей. Объявлен аукцион на реконструкцию улицы Чкалова на участке между улицами Академика Вонсовского и Краснолесья.

Мэр Красноярска Сергей Ерёмин в Instagram транслирует, как идёт ремонт местного цирка: проект пришлось корректировать — в начале года ввели новые требования к содержанию животных, первоначальный же проект разрабатывали ещё в 2017 году. Если бы эти требования не учли, здание могли не принять. В новом проекте увеличили и расстояние между креслами.

В декабре в Иркутске стартовал муниципальный этап конкурса «Лучший учитель года-2022». Победитель профессионального состязания получит в подарок квартиру. Такое решение принял мэр Иркутска Руслан Болотов.

Шесть новых дорог стоимостью 570 миллионов рублей сдаются в микрорайоне «Левенцовский» в Ростове-на-Дону до конца текущего года, сообщил глава администрации города Алексей Логвиненко. Глава администрации Симферополя Валентин Демидов заверил, что капитальный ремонт площади Ленина будет завершён до конца этого года.

Мэр Грозного Хас-Магомед Кадыров сообщил, что пятнадцать многоквартирных жилых домов ввели в эксплуатацию в Грозном с начала 2021 года, строительство ещё семи планируется завершить до конца года.

Наибольшее достижение в транспортном вопросе показала столица. 7 декабря президент России Владимир Путин и мэр Москвы Сергей Собянин открыли участок Большой кольцевой линии метро от станции «Мневники» до станции «Каховская» — это важная веха развития всего столичного метро. Впервые в современной истории отечественного метростроения запускаются сразу 10 станций.

Деятельность мэров не в меньшей степени, чем глав регионов, пристально анализируют не только граждане и эксперты, но и федеральный центр. В 2021 году вышел Указ Президента РФ «Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления муниципальных, городских округов и муниципальных районов». (В редакции Указов Президента РФ от 13.05.2010 № 579, от 14.10.2012 № 1384, от 04.11.2016 № 591, от 09.05.2018 № 212, от 11.06.2021 № 362). Он определяет критерии успешности градоначальников, начиная с показателей числа субъектов малого и среднего предпринимательства в расчёте на 10 тыс. человек населения и заканчивая удовлетворенностью населения деятельностью органов местного самоуправления муниципального, городского округа. Согласно перечню, в который вошли 14 пунктов, проявить себя может каждый из градоначальников вне зависимости от масштабов вверенной ему территории и количества проживающих в городе.

Павел САЛИН
Политолог


На протяжении уходящего года мэрский корпус в полной мере столкнулся с последствиями прошлогодних политических изменений – внесения поправок в Конституцию. И если региональные власти почувствовали это на себе ближе к концу года (пресловутый закон Клишаса-Крашенинникова), то местные – в течение всего рассматриваемого периода.

Этот мега-тренд, реализовывавшийся в течение года, можно разбить на несколько составляющих. Первая – «зачистка» мэрского корпуса от нежелательных для власти фигур. К ним относятся преимущественно градоначальники из команд предыдущих глав регионов. В большинстве случаев вытеснение протеже предшественника удавалось новому главе региона относительно беспроблемно. Наиболее показательным в масштабе года стал кейс Белгорода, поскольку именно Белгородская область из всех регионов, где в последнее время сменились губернаторы, обладает наиболее консолидированной элитой (похожая ситуация наблюдается и в Мордовии). Однако глава областной столицы Юрий Галдун, всё чаще становившийся объектом критики со стороны «кремлевского технократа» Вячеслава Гладкова, ушёл по-тихому сразу после сентябрьского трёхдневного голосования. На фоне внешнеполитических всплесков и ковидных вызовов это эпохальное для всей российской региональной и местной политики событие прошло практически незамеченным.

Правда, в ряде регионов местной фронде пока удаётся противостоять тотальной экспансии «варягов». Речь идёт, в частности, о Мурманской и Ярославской областях. В обоих случаях «точкой сборки» местных интересов является бывший чиновник, сохраняющий влияние в регионе (в Мурманской области – бывший мэр Алексей Веллер, в Ярославской – экс-глава региона Анатолий Лисицын). В несколько видоизменённом виде такая конфигурация присутствует и в Тамбовской области, где местные элиты сделали ставку на Максима Косенкова. Правда, он предпочитает не идти на конфронтацию с региональными властями, а договариваться с ними (преимущественно на своих условиях) – как с бывшим губернатором, покинувшим свой пост в уходящем году, так и с новым «врио».

Более редкой выглядит ситуация, когда «зачищается» мэр, не выгодный не новому губернатору – «варягу», а федеральному центру. В данном случае наиболее показателен кейс бывшей главы Якутска Сарданы Авксентьевой. Она ушла «по собственному желанию» в начале года, однако нашла себя в прокремлевском проекте «Новые люди», получив мандат депутата Госдумы.

Вторая важная составляющая тренда на встраивание мэрского корпуса в «вертикаль» – усиливающаяся роль градоначальников как объектов для критики со стороны губернаторов. На протяжении года всё чаще это выглядело как выволочка подчинённому со стороны непосредственного начальника, хотя формально местное самоуправление всё ещё остается независимым, несмотря на ситуацию де-факто и неоднозначные поправки в Конституцию в прошлом году. Ярким, но далеко не единственным примером стала траектория карьеры бывшего мэра Владивостока Олега Гуменюка. Он становился объектом критики как для главы региона, так и дальневосточного полпреда Юрия Трутнева, причём зачастую ситуация в городе была негативной по объективным причинам. С его уходом вряд ли что-то изменится для его сменщика.

Однако к концу года количество изменений наконец перешло в качество. Вышеуказанные тренды всё-таки касались ситуации «де-факто», а «де-юре» мэрский корпус по-прежнему остаётся в России самостоятельным и не зависимым от региональной и федеральной власти. Рано или поздно это должно было привести к законодательным изменениям. Ещё в ноябре через прокремлёвские СМИ в целях тестирования реакции местных элит была вброшена соответствующая информация, а в середине декабря она получила подтверждение.

В Госдуму был внесён законопроект, предусматривающий серьёзные изменения в сфере местного самоуправления, в том числе и в распространении губернаторской «вертикали» на сферу местного самоуправления. Его авторами стали Павел Крашенинников и Андрей Клишас, что означает гарантированное принятие документа. В нём содержатся и нормы, значительно расширяющие ответственность мэров перед губернаторами и де-факто лишающие первых самостоятельности (примерно как по другому законопроекту Клишаса-Крашенинникова, уже ставшему законом, такой самостоятельности лишаются губернаторы перед федеральной властью). Лояльные власти СМИ подчеркивают, что такие нормы уже содержатся в федеральном законодательстве, и речь идёт лишь об их сведении в один документ. Правда, как часто случается в последнее время, после принятия выяснится, что в нём содержится множество «уточнений», которые в совокупности создают новую правовую реальность – как в случае с пресловутым первым «законом Клишаса-Крашенинникова», лишившим остатков политической субъектности региональные элиты.

В новой реальности власть наверняка столкнётся с растущим дефицитом кадров на мэрском рынке – такая ситуация становится всё более острой на рынке губернаторском. Всё больше адекватных управленцев отказываются от внешне заманчивых предложений, а те, кто согласился и занял свой пост несколькими годами раньше, ещё до наступления «новой нормальности», прилагают усилия для того, чтобы уйти в отставку «по-хорошему».

Владимир КЛИМАНОВ
Экономист. Директор института реформирования общественных финансов, руководитель Центра региональной политики РАНХиГС


Весь 2021 год ознаменовался для мэров российских городов скорее определением новых перспектив, чем чем-то существенным в их текущей жизни. В целом значимость муниципального уровня в решении задач, стоящих перед Россией, остаётся невысокой.

Ещё в апреле, пожалуй, впервые в новейшей истории президент России в своем Послании Федеральному Собранию упомянул много конкретных городов: Красноярск и Челябинск, где так и не построили метро, готовившийся тогда к 800-летнему юбилею Нижний Новгород, где метро и вся транспортная сеть расширяются, а также многочисленные небольшие центры туризма в разных регионах страны.

Однако в последующих действиях федерального центра руководители органов местного самоуправления почти не упоминались. У чиновников, экспертов, представителей бизнеса и собственно населения всё более складывается представление, что за все вопросы и проблемы на местном уровне ответственны главы регионов, но не городов. Именно до субъектов Федерации доводятся межбюджетные трансферты из федерального бюджета и кредитные средства «инфраструктурного меню», предложенного федеральным правительством.

Одобренные правительством в октябре инициативные проекты, в том числе и проект «Города больших возможностей», также нацелены на регионы. Возможное формирование (формальное закрепление статуса) городских агломераций, анонсированное высокими чинами создание новых городов в Сибири и на Дальнем Востоке, масштабное копирование московской реновации в форме комплексного развития территорий – всё это рассматривается как приземление именно в регионы федеральных инициатив, практически без участия в них муниципальных органов.

Результаты состоявшихся в сентябре выборов муниципальных представительных органов в 11 столичных центрах, в том числе в двух миллионниках – Перми и Уфе, также мало чем запомнились. Из политических перестановок осени 2021-го, связанных с мэрами, можно указать на отказ мэра Новосибирска коммуниста Анатолия Локтя идти в Государственную Думу и приход туда от «Новых людей» бывшей главы Якутска Сарданы Авксентьевой. В октябре сенатором стал бывший мэр Екатеринбурга Александр Высокинский.

Ситуация с местным самоуправлением в целом и непосредственно с их руководителями, скорее всего, существенно изменится в ближайшее время. Внесённый в середине декабря, вслед за принятием федерального закона об организации публичной власти в субъектах Федерации, законопроект о местном самоуправлении должен перестроить существующую систему муниципальных образований и сформировать новые принципы взаимодействия властей разных уровней. Содержательная оценка отдельных положений данного законопроекта наверняка ещё будет активно проводиться, но достаточно посмотреть на то, что перечень федеральных законов, которые должны быть отменены или изменены после принятия нового федерального закона об общих принципах организации местного самоуправления, уже сейчас включает более 100 наименований. Этот перечень законов на семи страницах весьма точно характеризует, насколько многообразна текущая деятельность органов местного самоуправления при их исключительно низких возможностях реализовывать возложенные на них полномочия.

Первая группа рейтинга

Национальный Рейтинг Мэров (Итоги 2021 года)
Национальный Рейтинг Мэров (Итоги 2021 года)

Разноречивые, хотя и по большей части положительные оценки, которые получал в течение года Алексей Копайгородский (Сочи), определяли некоторую волатильность его позиций в «Национальном рейтинге». Однако оценки эти с течением времени приобретали всё более благоприятный характер. В итоге большинство экспертов сошлись во мнении, что очень не простой во всех смыслах 2021-й позволил этому градоначальнику только полнее раскрыть свои высокие управленческие качества.

Утверждение Плана социально-экономического развития города до 2030 года – главный и неоспоримый стратегический успех мэра в рассматриваемый период. Федерального финансирования в таких объёмах Сочи не получал со времен подготовки к зимним Олимпийским играм 2014 года. Данное событие само по себе резко изменило настроение экспертного сообщества. Так, если первые сообщения о перспективах создания в городе впечатляющей Центральной набережной у некоторых наблюдателей вызывали недоверие и даже скепсис, то теперь стало ясно, что речь идёт не о прекрасных мечтах, а о том, что, несомненно, будет воплощено в жизнь.

О предстоящей масштабной модернизации системы водоснабжения города, строительстве новых водозаборов эксперты сообщали ещё летом. Однако после того, как все эти меры стали частью Плана комплексного развития, и здесь появилась полная уверенность в реализации намеченного и озвученного.

Не прошло мимо внимания экспертов конструктивное взаимодействие Алексея Копайгородского с влиятельными руководителями федерального уровня. Так, с вице-премьером Правительства РФ Маратом Хуснуллиным и с министром строительства и ЖКХ РФ Иреком Файзуллиным координировалась работа по выработке стратегии развития Сочи до 2030 года; с руководителем Росгеологии Сергеем Горьковым прорабатывалось решение проблем водообеспечения; встречи с федеральным министром природных ресурсов и экологии Александром Козловым были посвящены сохранению зелёного каркаса курорта и т. д.

Некоторые действия, предпринятые мэром и городской администрацией в нынешнем году, во многих отношениях являлись рискованными и требовали от Алексея Копайгородского решительности и определённого политического мужества. Наиболее наглядно мэр Сочи продемонстрировал эти качества в ходе усиления мер по борьбе с самовольной застройкой, а также при подготовке и утверждении новых градостроительных норм, существенно ограничивающих, а в случае с многоэтажными домами – и вовсе запрещающих высотное строительство. Тем самым мэр Сочи одномоментно противопоставил себя ряду влиятельных финансово-строительных групп, что уже осенью, по сообщениям экспертов, вылилось в попытки его дискредитировать путём информационных вбросов через анонимные телеграм-каналы.

Впрочем, должного эффекта эта кампания не возымела – Алексей Копайгородский и сейчас при каждом удобном случае подчеркивает, что генеральный курс на наведение порядка в градостроительной сфере ревизии не подлежит. Более того, он будет нормативно закреплён в новом Генеральном плане города-курорта, работа над которым наконец началась и будет полностью завершена в 2023 году. А карт-бланш на её проведение дан лично губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым.

Сочетание хороших контактов на федеральном уровне с налаженным взаимодействием с главой региона отмечают многие эксперты, считая подобную ситуацию идеальной для Алексея Копайгородского. Вениамин Кондратьев неоднократно давал понять, что считает мэра Сочи одним из самых эффективных управленцев среди глав муниципальных образований Краснодарского края. В ходе декабрьской «прямой линии» губернатор и вовсе поставил Алексея Копайгородского в пример другим главам. Полное взаимопонимание между городской и краевой властью имело в уходящем году и сугубо практическое воплощение. Все заявки сочинского муниципалитета на участие в краевых программах финансирования были удовлетворены.

Как отмечают эксперты, выступая драйвером ряда масштабных проектов, Алексей Копайгородский исключительно успешно справляется и с текущими городскими задачами. В актив сочинскому мэру аналитики записали грамотные управленческие решения, позволившие городу обеспечить высокую загрузку базовой для Сочи санаторно-курортной отрасли в условиях жёстких антикоронавирусных ограничений. В ситуации массового наплыва туристов властям удалось обеспечить максимальное соблюдение санитарно-эпидемиологических норм и не допустить всплеска заболеваемости.

В итоге впервые за время составления «Национального рейтинга мэров» (т. е. с 2014 года) представитель Сочи поднялся в ТОП-5 исследования.




Далее здесь



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх