ЖеЖ

50 525 подписчиков

Свежие комментарии

  • Pavel Luspekaev
    Царствие небесное почившему.Царствие Небесное!
  • Наиль Хайрутдинов
    Лёша отыгранная карта.На Западе ПОКА с ним носятся,но в России он НИКТО.Закончит как Немцов.Запад устроил пос...
  • Александр Клюев
    Мне кажется пора об этом горе политике уже забыть. И так ясно что все в этом отравлении шито белыми нитками. И чем ме...Запад устроил пос...

Гомосексуализм как следствие отбора на религиозность

Print Friendly Version of this pagePrint Get a PDF version of this webpagePDF

Здесь и далее - бердаши североамериканских индейцев. Источник kotomysh

Здесь и далее — бердаши североамериканских индейцев. Источник kotomysh

Как известно, нет лучше способа поднять популярность бложика, чем написать о гомосексуализме. Почему хочу поделиться соображениями эволюционного характера, как он у человеков мог выработаться и почему сохраняется в популяциях. Если коротко, это случилось вследствие отбора на религиозность, сперва первобытную, а потом и все прочие
Комментарии и возражения научного характера приветствуются, флейм буду удалять, чтобы не мешал обсуждению (((
Когда с Александром Панчиным обсуждали  его глупости по мидихлоридиан, единственный момент, где не ругались, а пробовали подойти содержательно, было вот что – почему у наиболее близкого к нашим предкам антропоида – бонобо Pan paniscus – все особи бисексуальны, примерно равно склонны к обычному и однополому сексу.  Тем и другим они уменьшают напряжение, снимают стресс, возникающий, скажем, при доминантно-субординантных взаимодействиях в группе, или при контакте двух групп на границе, тогда как обыкновенный шимпанзе Pan troglodytes делает это открытой агрессией. А вот у нашего вида – единственного из приматов – есть строго гетеро и строго гомо-. И эти влечения более чем устойчивы, даже когда в обществе есть «третий пол» (berdache — бердаши североамериканских индейцев, фиксирующиеся также во многих других культурах; или становились как женщины, так мужчины, в части случаев они лишь исполняли социальную роль протвоположного пола, в части — также и сексуально вели себя как он, и почти везде они были вовлечены в отправление культов, важных для племени в целом, они — особенно хорошие шаманы).
Или когда там для мальчиков/юношей обязательны гомосексуальные обряды, направленные на становление «мужского духа» и изгнание «дурной женственности», как у большинства папуасских народов. (то и другое см. ниже).
XOV9M4u17kHo6F85bGuFd1Yikr0-5Zi4RxIZjHVH9rpeTB-LX9ofG4KBCL5D0GJDuXo92JrNGbqcoFPfGoNlShjaNFXt5NH5skDMgDZXP1I
Или наоборот: даже когда гомосексуализм стигматизирован и преследуется, распределение влечений между этими полюсами остаётся устойчивой. Отчасти потому что
а) присоединение к нему больше связано с теми явлениями культуры, в которых он вовлечён или для которых служит меткой, и не всегда связано с личной склонностью к однополой любви,
б) даже когда она имеется, социальное давление, чтобы все без исключения, имели семью и детей, пересиливает эту склонность, и биологический бэкграунд гомосексуализма успешно воспроизводится (фактически благодаря гомофобии, заставляющей их быть невидимыми). см. «Гомосексуализм: соотношение биологического и социального«.

Генетика гомосексуальности

Содержание

См. интереснейшие результаты по генетике гомосексуальности — найдены 4 полиморфизма (SNP), влияющие на выбор однополых партнёров (не на влечение, что существенно). Они определяют 8-12% дисперсии вероятности подобного выбора, 2 — только у мужчин, 2 у мужчин и женщин вместе, и это первая находка генных вариантов, связанных с лесбиянством (наследуемость которого пониже, чем мужского аналога). Один из них, на 15й хромосоме, также ассоциирован с мужской плешивостью, другой на 11й, со способностью чувствовать запахи определённых веществ и пр. Причём эти варианты находятся не в Х хромосоме, как те локусы, с которыми гомосексуализм связывали раньше, а в аутосомах. Сразу отметим, что «связан с…» нельзя на автомате трактовать как «влияние на…», а тем более «определяет», эти моменты должны быть специально проверены, но такая чёткая связь — это уже шаг вперёд.
Плюсы исследования — очень большой размер, больше 469000 пользователей Английского биобанка и компании 23andme. Они отвечали на вопросы, были ли у них партнёры своего пола и сколько партнёров вообще было (не о влечении). Второй плюс — результат был подтверждён в 3-х исследованиях сходных выборок, в т.ч. одной из Швеции. Минус этого исследования очевиден — только «белые европейцы», у других рас и народов тот же поведенческий феномен может связываться с другими полиморфизмами.
Минусы предыдущих исследований по генетике этого дела связаны с систематической ошибкой — брали желающих исследоваться, а это неслучайная выборка из популяции, среди них может быть повышена доля как чувствующих в себе гомо-, так и желающих подтвердить гетеро-, по разным соображениям; обследование сдавших генетический материал для других целей лишено этого недостатка. Это исследование также свободно от недостатков близнецового метода, который не очень годится именно для нашего вида.
И приятно, что твои соображения подтверждаются. В разрез с прежними представлениями, что гомосексуальность сохранялась в популяции благодаря неким эволюционным преимуществам (скажем увеличивая плодовитость гетеросексуальных родственников), комментаторы этой работы считают этот механизм маловероятным. Поскольку данный вариант полового поведения никогда не может быть зафиксирован и ли даже стать преобладающим, он поддерживается не движущим отбором, а просто тем что в гетеронормативном а тем более гомофобном обществе склонные к гомосексуализму вопреки влечению вступают в брак и имеют детей как все, периодически вступая в однополые контакты (что обнаруживалось и в выборке).
Действительно, детей оказывается тем меньше (на 80%), чем больший % партнёров однополый и наоборот, варианты, ассоциированные с гетеросексуальностью, видимо делают их носителей привлекательней и позволяют иметь больше детей. Остаётся лишь социальная трансляция в обществах, где гомосексуализм в тех или иных формах поддерживается культурой, от папуасов эйпо до генералов Вильгельма 2го, с отбором уже стабилизирующим, подгоняющим тело и склонности под эту культурную норму, или в противоположных им, где он, наоборот, невидим, порицается и преследуется.
Другой важный вывод — если брать не влечения, а реальное поведение, модель sexual fluidity оказывается реалистичней sexual identity (или как минимум для большего %, чем считали ранее, особенно для женщин).

Восприятие трансгрессий как силы

Здесь важно, что при этом механизме становления религиозности
1) соответствующая практика и следующие из неё верования с эмоциями возникают одновременно во всей социальной сети, связывающей членов данного сообщества, в том числе и вокруг этой практики,
2) у первобытных народов любая трансгрессия индивида между оппозициями, в которых описывается мир (мужское и женское, человек и животные) воспринимается как сила, и заинтересованность членов социума в магических свойствах «своей» религиозной практики создаёт давление отбора на
а) предпочтительное включение в число служителей культа наиболее склонных к гомосексуализму и гомосексуальных действий или включению травестизма в его обрядность,
б) расслоение исходно бисексуального социума на включающихся в обслуживание первобытной религии и «оставшихся» в сфере профанного. У первых отбираются гены, вовлечённые в становление гомосексуализма, он всё лучше «находит» свою биологическую подоснову и делается всё строже, причём на этом этапе он связан с какими угодно эмоциями (обычно страхом или тоской перед требованиями духов, с какими общается данный шаман), но никак не с  любовным влечением, см. данные ниже по паупасским народам, где он обязателен. У вторых идёт аналогичный отбор генов, включённых в образование гетеросексуального поведения, т. е. отбор в целом носит дизруптивный характер, образуя немногих «строгих» гомо и большинство строгих гетеро, с некоторым числом переходов (а «разорвать» популяцию на 2 группы он не может т. к. не сопровождается половым, см. известные опыты 1955, 1978 и 1986 г. (п.2), увы, подзабытые до моделирования 2009 г.).
 Под этим давлением формируется «третий пол», вовлечённый в те стороны жизни, что связаны с магическим и священным.
Пусть даже в исходно бисексуальной популяции отклонений и в сторону «чистых гомо» или «чистых гетеро» будет очень немного благодаря постоянной связанности в социальную сеть (что есть отличительная особенность нашего вида), первые, где бы ни родились (в смысле «позиции» в «общественном организме») направленно перемещаются в сферу религиозного культа, а вторые с повышенной вероятностью исключаются из неё.
Подобная сортировка особей по поведенческим потенциям, как и аналогичные процессы в популяциях животных, с некоторой вероятностью помещает особей именно в ту среду и то сообщество, которые наиболее соответствуют их влечениям. Благодаря предварению сортировкой, социальный отбор, связанных с религиозностью чем дальше, тем более дифференцирует популяцию по сексуальной ориентации на меньшинство «чистых гомо-», чуть более «би» и сугубое большинство «чистых гетеро». В нашу эпоху прогресса науки даже верующие, а уж тем паче мы, безбожники, не понимаем, что священные камни, духи, и прочие вещи, связанные с религией, для первобытного человека, да и сильно потом, были много реальней, чем вещи и отношения нашего мира, см. теорему Томаса.
А дальше, при становлении монотеизма [ставшего заключительной точкой процесса «олигомеризации» популяции языческих божеств, сперва переподчиняющихся Единому по принципу «взгляни в любую лужу», а потом и сливающихся в него] происходит описываемое моделью истории мифологических представлений Проппа: ранее священное состояние на следующей стадии развития становится преследуемым и заклеймённым. Поэтому Ветхий завет упоминает и наказывает не за все виды гомосексуализма, но за «не ложись с мужчиной, как с женщиной» и одновременно переодевание в одежду иного пола, пусть даже не связанное с сексом. И очень долго наказывает, см.историю Ларри Гудвина
То есть преследуется именно то, что раньше давало магическую силу; так ранее священная проституция из службы божеству стала презренным способом добывания денег. И сразу, как связь гомосексуализма с религиозностью пресеклась, эти влечения стали рассматриваться как индивидуальное чувство. То есть сегодняшняя гомофобия – архаический пережиток, следующий из страха колдовства и сохраняющийся, пока не изжито суеверие «низшей религиозности» (они также сильнее у верующих, ибо бытовое язычество не изжито ни в какой из монотеистических религий, а сосуществует с ними).
Источник. Эллиот Аронсон, Том Уилсон, Робин Эйкерт. Большая психологическая энциклопедия. Психологические законы человеческого поведения. — Прайм-Еврознак, 2008. — 560 с.

Источник. Эллиот Аронсон, Том Уилсон, Робин Эйкерт. Большая психологическая энциклопедия. Психологические законы человеческого поведения. — Прайм-Еврознак, 2008. — 560 с.

Гомосексуализм папуасских народов: не «любовь», а священный долг

Папуасы считают женщин низшим существом настолько, что практикуют обязательное «избавление от женского» для подростков через насильственный гомосекс со старшими юношами и взрослыми мужчинами в племенах энга, вогео, эйпо, самбиа и пр. При этом они женщин страшно боятся: всё исходящее из их мочеполовой сферы, в т.ч. месячные, их вид и запах, считается крайне опасным для мужчин, как и места, где бывают женщины.

Настолько, что при регулярных войнах женская сторона дома не патрулируется и не защищается — большинство воинов туда не полезет ни за какие коврижки.

 «Задняя часть дома — это зона преимущественно женской активности. Помещение отведено под кухню и столовую. В них без труда можно проникнуть через вход в тыльной стене. Тот факт, что здесь господствует женское начало, создает, по мнению аборигенов [племени само], дополнительную защиту от проникновения врагов. Как пишет Шов, мало кто из мужчин-чужаков рискнет преодолеть помещение, насыщенное вредоносными миазмами, исходящими от лиц слабого пола».
«…Экстравагантные обычаи, о которых речь пойдет далее [из:
и у жителей Вогео. А именно, женское начало дано его носительницам изначально, тогда как мужское может быть приобретено только за счет воздействийсо стороны старших членов социума, обладающими сакральным знанием. При этом те средства, которыми они пользуются, льют воду, прямо или косвенно, наподдержание системы строгой социальной стратификации по признакам пола и возраста.
То есть, ритуал инициации служит одновременно механизмом контроля взрослых мужчин над поведением юнцов, а вместе с тем, косвенным образом, также и женской половины общины. Как именно это происходит, станет понятным из последующего изложения.У тех этносов, о которых идет речь, переход мальчика в статус полноценного мужчины возможен лишь по окончании длительного периода, во время которого он играет роль пассивного партнера в гомосексуальных отношениях с мужчинами старшего возраста.
Аборигены объясняют этот свой обычай следующим образом. Квинтэссенция мужского начала — в обладании спермой. Ее нет у мальчика, так что он должен получить ее от того, у кого она есть, и только тогда он станет мужчиной.При этом считается, что такая практика способствует не только лучшему физическому развитию юнца, но и совершенствованию его умственных способностей.
Американский антрополог профессор Джералд Крид свел воедино сведения нескольких исследователей, изучавших соответствующие обычаи у обитателей четырех разных регионов юго-востока Новой Гвинеи и острова Малекула в архипелаге Новые Гебриды (Creed 1984). Крид показал, что во всех исследованных случаях наблюдается некая общая схема институализированной половых взаимоотношений, о которых идет речь, с более или менее существенными отклонениями от нее у тех или иных этносов.
 Возраст детей, которые становятся вовлеченными в гомосексуальные связи со старшими, варьирует от шести-семи до одиннадцати-тринадцати лет. Как мы увидим далее, порядок реализации этой экзотической формы инициации наиболее своеобразен у этноса самбиа, уже упомянутого выше.
Остров Малекула. У обитателей его северной части характер этих отношений наиболее четко структурирован и организован по щадящему, в общем, режиму. Когда отец ребенка решает, что настала пора инициации, он присматривает наиболее подходящую кандидатуру его будущего «руководителя» (буквально, guardian). На протяжении месяцев тот выполняет роль «мужа» своего подопечного. Только он имеет право входить с ним в половой контакт, партнеры постоянно держатся вместе, так что доверительная связь между ними приобретает характер моногамии (С.159–160).
 Саванны южного побережья Новой Гвинеи. Здесь детей из нескольких близлежащих деревень, по достижении ими 13 лет, объединяют в группу, которая затем на протяжении нескольких месяцев содержится в изоляции в специальном помещении. Они оказываются в это время доступными пассивными партнерами для аногенитальных контактов с подростками старшего возраста, которые до этого уже испытали их судьбу. Первоначально это его двоюродный брат, отпрыск сестры отца либо брата матери. Но в дальнейшем ему приходится покорно отвечать на домогательства родичей, принадлежащих другой, отдаленной ветви линиджа.
Впрочем, обычай этот столь прочно укоренен в культуре, что инициируемый воспринимает все происходящее как нечто вполне согласующееся с естественным порядком вещей. Так что ни у кого и в мыслях нет воспрепятствовать требованиям традиции, воспринимаемой в качестве закона. Тем более, что по окончании своего заключения сам этот юнец, приобретя более высокий статус «холостяка», будет уже в роли активного партнера «способствовать» процессу маскулинизации детей подросшего к тому времени поколения. Таким образом, повышение в
социальном ранге от юнца к самостоятельным подросткам происходит по принципу конвейера.
 Этнос самбиа. Обычаи этого народа, связанные с практикой культурно нормируемой  маскулинизации подрастающего поколения, могут служить ярким примером иррационального поведения людей, коллективное сознание которых оказалось в плену нелепых заблуждений, освященных вековой традицией.
Отличия этого ритуала от только что описанных состоят в следующем.Во-первых, он реализуется годами. Во-вторых, задача избавления от «чуждой женской крови» осуществляется в этот период посредством регулярных мучительных операций, приводящих к обильным кровотечением из носа. В-третьих, самбиа уверены в том, что животворная сперма половозрелых мужчин должна поступать в организм юнцов не через анальное отверстие, а лишь путем ее проглатывания.Все это детальнейшим образом описал профессор антропологии Стэнфордского университета Джильберт Хердт, который в период между 1974 и 1979 г.
провел много времени в обществе этих аборигенов и был непосредственным свидетелем отправления интересующих нас ритуалов.
При чтении его обширной статьи, посвященной этой теме (Herdt 1982), создается впечатление, что самому автору трудно сдерживать эмоции, которые охватывали его при виде откровенного насилия со стороны коллектива взрослых мужчин над испуганными детьми, только что отнятыми от матерей и подвергающимися операциям явно пыточного характера. Тем моим читателям, которые захотят убедиться в справедливости этих слов, остается самим ознакомиться с оригиналом цитированной работы. Мне же придется отказаться от изложения деталей и ограничиться изложением самойобщей картины происходящего.
Судя по словам Хердта, наиболее мучительна для новичков процедура первого акта инициации. Она обставлена таким образом, чтобы терроризировать,
запугать новичков и сломить их волю к сопротивлению откровенному коллективному насилию со стороны целой компании взрослых мужчин. Следует заметить мимоходом, что именно этот принцип во многом определяет практику вовлечения юношей в скрытый от женщин культовый мир «маскулиноида», доминирующий во многих культурах Меланезии вообще и Новой Гвинеи в частности (Whitehouse 1996). [А также токсичных элементов маскулинности в современных обществах]
У самбия считается, что начало этому процессу должно быть положено прежде, чем мальчику исполнится 10 лет, иначе будет слишком поздно, и он ослабнет и умрет. Так что критический возраст начала инициации варьирует
от 7 до 10 лет, составляя в среднем 8,5 лет (Herdt, McClintock, 2000: 596). Детей помещают в «мужской дом», где они становятся пассивными партнерами
орально-генитальных контактов со старшими подростками на протяжении десяти–пятнадцати лет. Они полностью изолированы от женской половины общины и пребывают все это время на положении бесполых индивидов, лишенных каких-либо социальных прав.
Только достигнув рубежа первого и второго десятилетий жизни, индивид получает право жениться и завести ре-
бенка (там же) 34 .
Вот как ход процесса в целом суммирует сам Хердт. «Ритуальный культ, практикуемый этим этносом, ведет инициируемого через шесть последовательных
стадий посвящения в статус мужчины. Первые три церемонии осуществляются на общем собрании мужчин из нескольких деревень, расположенных неподалеку друг от друга [и связанных узами родства и свойства — Е.П.]. Все начинается с сооружения культового помещения, после чего быстро следует третьяфаза инициации, которую проходят юноши в возрасте 14–16 лет.
Эти “продвинутые холостяки” ассистируют затем взрослым в проведении второй фазы, где
церемонию совершают над юнцами 11–13-летнего возраста. Далее они, вместе с предыдущей когортой посвященных, помогают взрослым инициировать новичков (7–10 лет). Те, кто прошел все три стадии, оказываются вправе жениться через год или около того. Тогда наступает время четвертой стадии иници-
ации, приуроченной к формальному бракосочетанию с назначенной невестой (естественно, отсутствующей при ритуале). Здесь уже не требуется присутствие
мужчин из других деревень.
Женитьба не означает, однако, возможности для жениха покинуть мужской дом, где ему придется оставаться еще довольно долго. Пятую церемонию юноша минует тогда, когда у его суженой начинается первая менструация. Спустя несколько месяцев супруги могут воссоединиться,
построить собственный дом и начать нормальную половую жизнь. Сразу же после рождения первого ребенка муж должен пройти шестой акт инициации. И
лишь дав жизнь второму отпрыску, он проходит седьмой обязательный обряд, и приобретает статус полноценного гетеросексуального мужчины-воина» (Herdt 1982: 195–196).
Чтобы избавить организм от «дурной» крови, в носовую полость запихивают моток жесткой травы (рис. 4.13). Как мы видели, первоначально это действие по
принуждению, осуществляемое публично. Но и после женитьбы мужчина регулярно проделывает акт самоистязания, каждый раз как его жена уединяется
на время месячных в специальном изолированном помещении, где происходят также и роды. Теперь с его стороны это добровольный акт личной гигиены, который выполняется индивидом в полном одиночестве.
Вся та система представлений, на которой основан процесс инициации, настолько тесно вплетена в образ жизни самбиа, что не может быть понята адекватно, если вырвать ее из общего контекста. Как пишет Хердт в другой работе, «… инициация, брак и война оказываются тесно взаимосвязанными институтами. Политическая нестабильность в этом обществе способствовала установлению в большинстве сфер социальной жизни весьма суровых нравов, предполагающих жесткие отношения между индивидами. Таковы, в частности, требования дисциплины, направленной на поддержания иерархии, социальная функция которой — это доминированием членов каждой статусной группы над теми, кто стоит ниже ни по возрастной шкале. В поведении мужчин господствует идея “силы”, составляющая основу этно-биологического аспекта существования народа и синонимичная понятиям “мужественность” и “солидарность”» (Herdt 1982b: 52).
34 Как пишет автор, матери стоят до последнего, стараясь воспрепятствовать этому. Как сказано в другой публикации, ритуалу следует осуществить то, чего сами родители не могут или не хотят делать (Stoller, Herdt 1982: 41–42).
Эта обширная статья почти целиком посвящена еще одной стороне ритуала инициации, которой я предпочел до сих пор не касаться, чтобы не осложнять и без того до-
статочно непростую картину происходящего. На самом деле, в церемониях важное место отведено использованию бамбуковой флейты — сакрального музыкального инструмента, олицетворяющего единство мужского контингента общины, точно
так же, как это происходит у аборигенов острова Вогео, отстоящего на сотни ки-
лометров к северо-западу (рис. 4.1; см. выше). По словам автора, почитание флей-
ты зиждется на двояком, амбивалентном к ней отношении — страха и обожания
(affection). Загадка, пишет он, состоит в том, что, будучи символом мужского на-
чала, флейта есть одушевленное и эротизированное представительство женских духов (примерно то же, что мы видели ранее в разделе «Остров менструирующих
мужчин»).
После всего сказанного нетрудно оценить справедливость следующих слов:
«Говоря о сфере полового поведения и сексуальности и стремясь добраться до сути, нам придется снимать один слой за другим (экономика, политика, се-
мейные отношения и т.д), полагая, что истина уже близка. Но в конце концов, станет понятно, что “сутью” является как раз это препарируемое целое. То же можно сказать и о культуре вообще. Что же касается секса, то он не может быть абстрагирован от всех прочих составляющих социального “пирога-наполеона”. Только сконструировав картину тесной органической взаимосвязи ритуализованного гомосексуализма со всеми прочими аспектами культур Новой Гвинеи, мы сможем подойти ближе к пониманию его сущности» (Ross, Rapp 1981: 54).
Ритуализованный гомосексуализм описан примерно у двадцати обществ Новой Гвинеи (Stoller, Herdt 1982: 42). Взгляды на бытовой гомосексуализм у народов мира таковы. Эти отношения не практикуются или редки в 59% культурных общностей. Там же, где они имеют место (200 культур, 100%), то чаще всего строго осуждаются и даже караются (82 культуры, 41%). Значительно реже к нему относятся отрицательно, но терпимо (52 культуры, 26%). Не высказывают определенного отношения к ней в 24 обществах (12%),
а как естественное явление он воспринимается либо не вызывает отторжения в 42 (21%)
(Hewlett, Hewlett 2010: 119).
Источник Е.Н.Панов. Человек: созидатель и разрушитель. М.: ЯСК, Лазурь, 2017.

Рекомендуем прочесть

Let's block ads! (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх